Александр Лакерник: «Судей можно и даже нужно ругать. Но сядьте в это кресло, посидите несколько часов подряд – это тяжелая работа»

Вице-президент Международного союза конькобежцев (ISU) Александр Лакерник поделился нюансами работы судей в фигурном катании.

– Судей можно и даже нужно ругать, наверное. Но сядьте в это кресло, посидите несколько часов подряд. Это тяжелая работа. Как правило, судьи – это бывшие спортсмены. Работают они в самых разных местах, но хотят оставаться в фигурном катании и имеют возможность ездить на соревнования.

Иногда попадаются люди без фигурного прошлого. Не могу сказать, что они плохие судьи, но им требуется больше времени и усилий, чтобы научиться. Я не был великим фигуристом, но 11 лет катался сам и нутром чувствую, что такое – делать лутц или риттбергер. Пусть у меня было и меньше оборотов.

– А кто те люди не из спорта, откуда они приходят?

– Очень по-разному. Есть девушка, занимающаяся танцами на шесте. Была на собеседовании женщина, которая пилотирует самолеты.

Судьи получают очень мало. Порядок – несколько тысяч рублей, на международном уровне максимум – 300 долларов. Оплачиваются проезд, проживание, питание. В технические бригады часто идут тренеры, чтобы повысить знания. У остальных мотивация – это любовь к фигурному катанию. А ведь сейчас сложно отпускают с работы.

У меня в университете есть положение, на лекциях могут подменить. А молодежи очень сложно. Поэтому среди судей много не очень юных людей. Выхлоп тоже сомнительный – по сути это не заработок, а потеря. Ты взял отпуск, отработал в него, а если, не дай бог, ошибся – еще и прилетит.

Думаю, судьи читают, что о них пишут, это психологически влияет. И когда шум, в судейском сообществе все обсуждается. Тем более в условиях, когда фигурное катание в стране на всех сайтах. Но есть и внутренний разбор. Оценочная комиссия анализирует работу судей. Раньше это было жестче, но и сейчас мало приятного, когда при людях приходится объяснять свои оценки.

– То есть и без обращения России работа судей на Гран-при разбиралась? Все эти разбросы от «-5» до «+1» у Загитовой?

– Да, разбирались. Таких случаев, конечно, быть не должно. Но разница в два-три балла – это нормально, у каждого свое видение, если судьи будут ставить все одинаково, они не нужны. Но есть нюансы с технической бригадой. У нее не всегда есть процедура разбора, и по практике это было в случае обращения.

– А ведь именно она ставит недокруты?

– Да. Из громких случаев наказаний можно вспомнить дело украинской судьи Натальи Кругловой на ЧМ-2012. Паре из ее страны нужно было набрать технический минимум для участия в чемпионате Европы и юниорском чемпионате мира. За обедом в кафе Круглова обратилась к коллеге с просьбой высоко оценить дуэт.

В итоге – два года отстранения за нарушение спортивной этики. На российском уровне есть Кодекс спортивного судьи, по которому за три нарушения вслед за замечанием и предупреждением можно схватить дисквалификацию на год, а за четвертый – более длительный бан.

Еще более необычную обратную связь можно получить на соревнованиях уровнем пониже. Там и гоняющиеся за судьями родители обиженных фигуристов, и кое-что посерьезнее, – рассказал Лакерник.

Судейство в фигурном катании напрягает: манипуляции с ребрами и недокрутами, нельзя подать протест, нет объяснений

Бешеная инфляция, сексизм и надбавка за флаг: что не так с оценкой за компоненты у фигуристов?

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья