Блог Административный блог

«Киберспортсмену реально стать долларовым миллионером за две недели». Кем стал блогер Sports.ru

Экскурсия по спортивному маркетингу и киберспорту от блогера Sports.ru и генерального менеджера Virtus.pro Романа Дворянкина.

– Как ты вообще попал в спортивный маркетинг?

– История проста до банальности. В 2006 году я окончил колледж, пришел работать продавцом в магазин adidas на Красной площади в ГУМе. Через пару месяцев на одном из мероприятий в московском офисе меня пригласили в отдел маркетинга. В то время планы были большие, кризисом не пахло. 2008 год у нас планировался очень насыщенным в плане подписания контрактов с большими клубами, федерациями и спортсменами. Был нужен человек, который будет все это координировать.

Так получилось, что из отдела маркетинга я был тем, кто лучше других понимал что-то в спорте. За 2008 год мы заключили несколько крупных соглашений, в том числе подписали ЦСКА под Reebok, контракт со сборной России по футболу, который до сих пор действует. Вообще, одна из вещей, которой я больше всего горжусь, – это то, что при практически нулевых бюджетах мы сделали так, что на Евро многие российские футболисты играли в бутсах adidas. Даже в сборной Испании, которую экипировал adidas, игроков в их бутсах было меньше, чем в сборной России.

В конце 2008 года я перешел на работу в КХЛ, где отработал 4 года. Там я занимался коммерческой деятельностью: лицензированием, билетами, мерчендайзингом, запуском онлайн-магазина и прочими такими вещами.

После этого я ненадолго уехал в Штаты, потому что думал, что я нереально классный специалист и легко найду там работу. Оказалось, что это не так, и я вернулся обратно в Москву. После я переехал в Сочи и прожил там 2 года: в крупном международном агентстве занимался историей, связанной с корпоративным гостеприимством. Потом обратно вернулся в Москву, продолжая работать в том же агентстве. Съездил на чемпионат мира в Бразилию, поработал там в той же примерно сфере.

И летом 2015 года моя бывшая коллега по КХЛ, которая работала в хоккейном «Спартаке», предложила мне заменить ее в клубе на один сезон. Сама она уходила в декрет. Я согласился. А уже потом, когда я уходил из «Спартака», меня нашли рекрутеры Virtus.pro.

– Самые важные проекты, над которыми ты работал?

– Могу выделить три в разные периоды. Первый – подписание контракта со сборной России. На этом контракте физически стоит моя виза как ответственного со стороны маркетинга. Это был очень большой проект: переговоры шли между РФС, московским офисом, международной штаб-квартирой adidas. Были очень сжатые сроки, был Nike, который грозил судом. Такой опыт координации адского количества людей – это бесценная штука.

Следующим проектом я бы назвал подготовку к Матчам звезд КХЛ, в которой я принимал участие. В первую очередь это Питер 2011 года и Рига 2012 года, когда мы делали всю билетную программу и предматчевую торговлю. Это была крутая и масштабная штука.

С эмоциональной точки зрения было безумно приятно поработать на чемпионате мира по футболу в Бразилии. Я был там последние две недели, сходил на финал. У нас был там клиент Johnson & Johnson. Было круто посмотреть на все и понять, насколько это масштабное событие даже по сравнению с Олимпийскими играми.

– Ты сказал, что Nike грозил судом. Что за история?

– Если вкратце, то тогда действовал договор между РФС и Nike, подписанный в 1997 году. Потом он несколько раз продлевался. В отличие от большинства таких договоров, там у Nike было право побить любое предложение adidas. Одна из вещей, которую adidas предложил и чего не мог предложить Nike, – присутствие товаров с символикой РФС в магазинах по всей России. У Nike просто не было такого количества торговых точек, как у adidas. Это неочевидный момент. Не скажу, что они пытались нас запугать или еще что-то, но они отстаивали один из своих ключевых активов, поэтому все нервничали и переживали.

Самое главное, что контракт у них был подписан не в России, а в одной из европейских стран. Поэтому РФС очень переживал, что если придется судиться, то это нужно будет делать не в России. А это сложнее. Из-за этого была нервная ситуация.

– Давай еще раз про США. Почему ты вообще туда поехал и почему у тебя не получилось?

– Причин было несколько. К концу своего четвертого сезона в КХЛ – это 11/12 годы – лига начала дрейфовать от самого амбициозного российского проекта в истории. Начали проявляться традиционные проблемы русского спортивного менеджмента. У меня был выбор: либо становиться частью этой всей системы, либо не соглашаться и уходить, что я и сделал. Мне к тому моменту было 25 лет, у меня было больше 5 лет опыта работы в спорте, много контактов и знакомств. Я был уверен, что я приеду со своим опытом и багажом знаний в Америку и легко найду работу. Еще у меня были неплохие стартовые условия: в Нью-Йорке живут знакомые, так что мне не нужно было тратить адскую кучу денег на жилье.

Но все уперлось в две вещи. Первая связана с тем, что масштаб того, с чем работал я, и того, с чем работали в Америке, был совсем разным. Например, я рассказывал, что отвечал за продажу билетов на Матч звезд КХЛ, на выставочные игры между командами КХЛ и НХЛ в Питере. Говорю, мол, мы сделали sold out двух дворцов. Отлично, говорят, расскажите, как вы продавали ложи. А мы скайбоксы не продавали. Окей, говорят, билеты продавать – это не сложно, а вот продать ложи корпорациями на сезон за сотни тысяч долларов – вот это реальный скилл.

Окей, говорят, давай дальше. Ты говоришь, что вы запустили интернет-магазин КХЛ и стали самым крупным спортивным онлайн-ритейлером среди клубов и лиг в России. Отличное достижение. Расскажи, какие у вас были продажи? Называю цифру, а мне отвечают, что у них студенческие команды столько в месяц продают. И какой скилл я мог им предложить?

На каких-то собеседованиях я себя просто не очень хорошо проявил. В общем, с одной стороны была переоценка собственных сил, с другой стороны – индустрия, в которой я работал, сильно отстала от того, что было в Америке.

– Куда ты пытался устроиться? Ты ехал на конкретные позиции или просто наудачу?

– Безусловно, я и массово рассылал резюме во все клубы той же МЛС. Плюс у меня достаточно большое количество контактов, так что много было прямых встреч с HR-менеджерами без лишних переписок. Я был готов даже на стажировку. Но где-то опыта оказалось недостаточно.

Еще была история с «Бруклин Нетс». Собеседование уже закончилось, и меня парень спрашивает: «Слушай, Роман, как у вас вообще к Прохорову (владельцу «Бруклин Нетс» – Sports.ru) относятся в России?» Нормально, говорю, у него позитивный имидж, даже несмотря на историю с проститутками во Франции (Прохорова и еще 25 человек в 2007 году задержали на курорте Куршевель в рамках расследования дела о сети проституции класса «люкс». Задержанным не предъявили обвинений, их допросили как свидетелей и отпустили – Sports.ru). И парень просто встает и уходит. Я думаю: блин, что произошло? И только потом понял, что у них, наверное, жесткий запрет вообще на эту тему. В общем, ничем, кроме своей дурости, я это объяснить не могу.

Всего я прошел штук семь собеседований. Но важно понимать, что я не ехал именно для того, чтобы остаться в США. Это был 2012 год, никаких историй про санкции и падение курса рубля не было. Перспективы индустрии в России виделись очень хорошими. Так что оставаться работать официантом или продавцом хот-догов на «Янкиз Стэдиум» в надежде, что меня заметят, – тогда это казалось не совсем правильным решением.

– Окей, давай вернемся в Россию. В 2014 году ты писал, что возвращение «Спартака» в КХЛ – это очень плохо. А уже в следующем году становишься директором по маркетингу в «Спартаке». Здесь нет противоречия?

– К тому моменту, как я приходил в «Спартак», ребята в клубе знали о моем посте в блоге. Я его тогда не удалял, не буду удалять и сейчас, и готов подписаться под всем, что я тогда писал. Ко всем этим моментам я отношусь очень просто: я не болею за «Спартак». Тот факт, что я там работал, я не воспринимал как привязанность к бренду или чему-то еще.

Когда я приходил в «Спартак», ситуация в клубе отличалась от той, которую я описывал в блоге. Уже было понимание, что «Спартак» переедет на «Мегаспорт». Клубом заправляли уже другие люди. В прошлом сезоне красно-белые полностью перестали играть в «Сокольниках». В следующем сезоне они даже в «Лужниках» играть не будут, а полностью переедут на Ледовый дворец ВТБ. Посещаемость у клуба скакнула в разы по сравнению с тем, что было в сезоны перед банкротством «Спартака». Поэтому все те вещи, о которых я тогда писал, были нерелевантны. Я не могу сказать, что это все благодаря только моим усилиям, потому что к каким-то вещам я просто не имел отношения.

Так что нынешний «Спартак» в КХЛ – это хорошо. Во-первых, «Спартак» – один из больших брендов, так что было бы странно, если бы этого клуба не было. Во-вторых, следующий сезон клуб будет играть на арене ВТБ вместе с «Динамо», потом «Динамо» переедет к себе на Петровский парк, и «Спартак» будет один играть на одной из лучших площадок в КХЛ. Так что как явление, «Спартак» в КХЛ – это хорошо. Да, есть оборотная сторона медали в виде истории с болельщиками, которые проникли в раздевалку. Чтобы ты понимал, на том видео стоял заместитель генерального менеджера клуба. И одна из самых огненных речей принадлежит ему. Но это мы уже говорим о персоналиях, а не о «Спартаке» в целом.

– В блоге ты обещал рассказать, чем будешь заниматься в «Спартаке», но так этого и не сделал. Даю возможность исправиться.

– Вообще, с моим блогом достаточно простая история. Когда я его открывал в конце 2014 года, мое место работы давало определенную свободу в плане времени. Был более комфортный рабочий ритм, эмоциональных сил на тексты тоже было больше. Ты сам понимаешь, что написать пост – это достаточно большой объем работы. Даже сейчас у меня есть адское количество тем для материалов. Но это много времени: сначала ты придумываешь тему в целом, потом делаешь ресерч и фактчекинг, чтобы понять картину более общо. Дальше нужно сесть и написать, а еще убрать кучу деепричастных оборотов, которые я очень часто употребляю, найти картинки, оформить – вот это все.

С приходом в «Спартак» моральных сил на тексты почти не осталось. С сентября 2015 года блог стал обновляться гораздо реже. Просто потому, что у меня не оставалось сил на это. Какое-то время я был в отпуске и написал достаточно много, но все равно. А перейдя в Virtus.pro, я понял, что лишних сил не будет, и решил историю с блогом поставить на паузу. Но у меня есть отдельная папочка с историями, о которых точно стоит когда-нибудь написать.

– Хорошо, но ты так и не ответил на вопрос. Чем ты все-таки занимался в «Спартаке»?

– Формально должность называлась «Директор по маркетингу». Я руководил всем коммерческим отделом, где были люди, которые отвечали за предматчевое шоу, за рекламу, билеты, мерчендайзинг и спонсорские продажи. Вне моего управления были пресс-служба и социальные сети.

Сразу скажу, что моя роль была скорее управленческая. Задача была в том, чтобы вся команда работала слаженно. Да, я принимал непосредственное участие в придумывании чего-то, но идеи могли приходить откуда угодно.

Как родилась идея с ретро-матчем? Наш SMM-менеджер Дима Терещенко пришел ко мне и говорит: слушай, есть такая мысль, выгорит? Мне показалось, что это супербомба. Я попросил его подробнее описать, чтобы мы могли обсудить более детально. Он все сделал, и с готовым проектом пришли к президенту клуба. В хорошем смысле продали ему эту идею, дальше оставалось только ее реализовать.

К сожалению, в какой-то момент в «Спартаке» начались подковерные игры. В таких делах я чувствую себя некомфортно и не очень хочу ими заниматься. Я отработал сезон, сходил в отпуск. Посчитав свои обязательства перед людьми, благодаря которым я пришел в клуб, выполненными, я со спокойной душой ушел.

– В блоге ты писал, что «хоккей так и не избавился от давних проблем». Что это за проблемы?

– Беда российского спорта – это не всегда понятное использование бюджетных средств и желание посадить на денежные потоки нужных людей. Это сильно ограничивает людей, которые не связаны с этими денежными потоками. А торговать лицом мне не хотелось. Не очень хотелось нести ответственность за то, на что я не влияю, поэтому ушел.

– Давай чуть перепрыгнем. В киберспорте есть аналогичные проблемы?

– Самое главное отличие киберспорта от обычного спорта в России заключается в том, что киберспорт абсолютно жизнеспособен с точки зрения бизнес. Я знаю бюджет хоккейного «Спартака», я знаю бюджет организации Virtus.pro. Понятно, что разница в ежегодном обороте десятикратная в пользу хоккея. Но при этом я четко понимаю, почему мы с Virtus.pro уже в следующем году будем прибыльными с операционной точки зрения, а «Спартак» – вряд ли.

– В самом начале ты уже начал рассказывать, но все же: как началась твоя история в Virtus.pro?

– История очень простая. У меня было написано заявление об уходе из «Спартака», я дорабатывал там последние три недели. Соответственно, в приватном режиме я уже сообщил знакомым, что скоро буду открыт для предложений. И одно из рекрутинговых агентств обратилось ко мне: спросили, готов ли я рассмотреть вакансию в киберспорте. Мне стало интересно, мы встретились с генеральным директором ESforce Антоном Черепенниковым. Хотя это было не самое удачное собеседование, спустя время мы встретились уже с расширенным составом менеджмента компании. После этого мне сделали предложение, и я очень быстро согласился, потому что к тому времени я уже понял, что представляет из себя индустрия, и понял, какие есть перспективы.

– Что ты вообще знал о киберспорте до того, как тебе предложили быть генеральным в Virtus.pro?

– Я из того поколения детей, которому родители говорили: «сынок, не играй в компьютерные игры, лучше погуляй на улице». Я сам не играл раньше, не играю и сейчас, потому что нет времени. О киберспорте я знал, потому что следил за спортивным рынком в целом. Знал об инвестициях Усманова, знал о турнире «Эпицентр», который прошел в «Крокусе». Видел, что европейские клубы приходят в киберспорт. Это было на уровне общих знаний человека, который находится внутри спортивной индустрии.

– Как изменились твои обязанности в Virtus.pro по сравнению с предыдущими местами работы? На что ты влияешь?

– Ответ простой. Главное, за что я начал отвечать в VP и чего никогда не касался до этого, – это ответственность за спортивный результат. Составы Virtus.pro должны побеждать и быть конкурентоспособными на уровне мирового топ-10. Глобально я несу ответственность за все процессы в Virtus.pro кроме тех, которые закрывает холдинг ESforce: финансы, безопасность, HR, юридическая экспертиза.

– Что такое киберспортивная организация?

– В советское время было общество «Динамо». В его состав входил баскетбольный, футбольный, хоккейный клубы и, допустим, команда по спортивной ходьбе. Это самое похожее сравнение.

У нас есть один общий бренд, в рамках которого есть команды по разным киберспортивным дисциплинам. Внутри каждой команды есть свой небольшой штат, как правило состоящий из менеджера, тренера, аналитика, иногда есть фитнес-тренеры или кто-то еще. Со временем у нас наверняка появится кто-то вроде спортивного директора – человек, который будет отвечать за комплектование состава. Но пока мы не на таком этапе развития.

Еще есть медийный блок: сайт, соцсети, видеопродакшн. Частично эти функции выполняются холдингом, но потихонечку мы набираем своих людей под эти задачи. Вот и все: весь бэк-офис у нас централизован в ESfoce, так что это позволяет мне полностью сконцентрироваться на том, чтобы мы много выигрывали и наша аудитория росла.

– Сколько у вас спортсменов?

– Без учета запасных, тренеров, аналитиков – 18 человек. Как правило, команда независимо от дисциплины состоит из 5 игроков, тренера, менеджера и аналитика. Именно так выглядят наши составы по Counter-Strike, League of Legends и Dota 2.

– Киберспорт до сих пор воспринимается или как что-то детское, или как полная асоциальщина. Расскажи, почему все заблуждаются.

– Нужно разделять киберспорт и гейминговую индустрии. Если мы говорим о продуктах компании EA (игры FIFA, NHL и прочие), то это классический гейминг. Пользователи покупают диск или активируют игру и спокойно рубятся по вечерам дома за приставкой. Или в World of Tanks на компе. Это такая кэжуал-история. Сюда же можно отнести, когда друзья ночами играют в Counter-Strike или Dota 2 и забивают на пары. Это все гейминг.

Киберспорт – это своего рода надстройка над всей этой индустрией, где люди делают примерно то же самое, только на профессиональном уровне и с четкой задачей: выиграть турниры и заработать денег.

Когда меня спрашивают, почему я считаю киберспорт спортом, я отвечаю достаточно легко: я видел волю к победе у футболистов, хоккеистов и киберспортсменов – спектр эмоций один и тот же. Когда говорят «А как же физическая активность?«, ответить еще проще. В киберспорте все решают миллисекунды. Если ты будешь сидеть сутками за компьютером, у тебя начнет медленно соображать голова, затекут руки, может развиться туннельный синдром. Сидячий образ в целом может добить. Так что если ты не будешь заниматься физической активностью (пробежка, плавание, прогулки), твоя продуктивность будет ниже, и спортсмены об этом знают. Поэтому у нашего Dota-состава в доме есть бассейн.

Киберспорт – это еще одно развлечение. Сейчас глобально идет сращение индустрии спорта и индустрии развлечений. Матч «Лейкерс» против «Селтикс» в Лос-Анджелесе конкурирует не только с бейсбольными матчами, но и с концертом Тейлор Свифт, премьерой «Форсажа 8», вечерним театром и трансляцией киберспортивного турнира. Это все одна большая индустрия, где киберспорт активно занимает свое место.

– Какие зарплаты у спортсменов в киберспорте? В каких условиях они тренируются?

– Я не могу раскрывать детальные условия контрактов, но средняя зарплата внутри Virtus.pro с учетом всех дисциплин – где-то 7 тысяч долларов в месяц. Конечно, это несопоставимо с классическим спортом на уровне премьер-лиги или европейских топ-чемпионатов и американских лиг. Но это очень хорошие деньги по сравнению со средней зарплатой в России и Украине, откуда много наших игроков.

В остальном условия простые. Наш польский состав, например, – довольно возрастной, там одни профессионалы, они тренируются, как правило, из дома. Они давно играют вместе, и если они будут больше времени проводить рядом, то просто устанут друг от друга. Они как Rolling Stones у нас – собираются вместе и все делают круто.

У состава по «Лиге легенд» и «Доте» есть дома, в которых они проводят основное время. У них есть свежий воздух, быстрый интернет для игр, хорошие условия для сна и базовые вещи для физической активности: беговая дорожка, гантели, бассейн. Еще с ними живет повар, который готовит им еду.

– Про зарплаты и условия понятно. Но есть же наверняка и премиальные за победы?

– Да, призовые за победы есть, и это основной источник заработка для игроков. Призовые почти полностью идут ребятам, организация берет небольшой процент, причем с годами этот процент уменьшается.

Наш состав по Counter-Strike за 2017 год выиграл около миллиона долларов до вычета налогов. Получается, что каждый из пяти игроков получил порядка 150 тысяч долларов после всех расходов. Это сумма за несколько месяцев.

Плюс потихонечку к спортсменам начинают приходить персональные спонсоры. Контракты пока не очень большие, но такие сделки есть. Индустрия только в начале процесса: например, в футболе экипировочные компании подписывают индивидуальные контракты с игроками, у нас такая же история с производителями периферии. В Польше один из местных интернет-операторов подписал на днях соглашения с тремя нашими спортсменами.

– Давай сделаем так, чтобы у всех сорвало крышу: за сколько времени киберспортсмену реально стать долларовым миллионером?

– Реально сделать это за две недели. Раз в год проходит чемпионат мира по Dota 2, где призовой турнир составляет 20 миллионов долларов. Победившая команда получает 8 из них. Соответственно, каждый член команды зарабатывает за турнир больше миллиона долларов.

Я тебе привел статистику призовых за три месяца нашего состава по Counter-Strike. Ребята играют вместе уже три года. Так что можно посчитать, сколько они примерно заработали за это время. Если они за три месяца заработали около миллиона, то за два года они заработают в восемь раз больше, что примерно и будет по миллиону на человека после всех выплат. Да, нужно понимать, что призовые за последние полтора года очень сильно выросли.

При этом я не думаю, что по заработкам киберспортсмены обгонят хоккеистов или футболистов. В глобальном масштабе киберспорт не обгонит футбол или хоккей по аудитории. Да, в отдельных странах вроде Южной Кореи может быть своя ситуация. В той же Германии гандбол аномально популярен, в Великобритании – хоккей на траве.

Со временем наверняка уйдет большая разница в зарплатах между спортсменами и киберспортсменами, когда Алексис Санчес хочет зарабатывать 300 тысяч евро в неделю в «Арсенале», а мы говорим о 10 тысячах долларов в месяц. Эта разбежка сократится, но я не вижу пока, как киберспорт может обогнать классический спорт по зарплатам.

– Кибеспорт в России недавно признали спортом...

– Там было два этапа: сначала он был включен в реестр видов спорта, а буквально на днях Министерство спорта дало киберспорту следующую степень признания. Для этого нужно было проделать большую работу. Теперь должны будут проводиться чемпионаты России по киберспорту, киберспортсмены смогут получать звания «мастер спорта».

Появляется возможность на местном уровне получить поддержку от органов власти. Не денежную, речь о другом. Например, ребята приходят в министерство спорта Татарстана и говорят: нам нужен зал для проведения турнира. Раньше местные органы власти ничего бы не дали, потому что это как для дискотеки выдать зал. Как только киберспорт признают спортом, это упрощает взаимодействие на таком уровне, что очень важно.

Игроки, которые и без того хорошо зарабатывают, получат право на спортивную пенсию, как и все остальные спортсмены. Но это, конечно, не то, на что стоит обращать внимание. Куда более важна популяризация дисциплины, возможность организации студенческих лиг. Не хочу говорить крамольную вещь, но для многих чиновников важно отчитываться о своей работе. И при наличии киберспорта это будет делать проще: во всех регионах внезапно появились люди, которые могут стать лучшими в России. И губернаторы смогут сказать: вот, смотрите, на международной арене наш, челябинский парень!

– Есть образ киберспортсменов как прыщавых задротов. Разобьешь этот миф?

– Не хочу уничтожать мифы, потому что они спокойно будут жить вне зависимости от меня. Могу поделиться собственными впечатлениями.

Первый момент. Объективно, что киберспортсмены чаще всего интроверты, потому что они меньше тратят времени на общение и больше – на игру. Это бесспорный факт, хоть есть и разные примеры. Вообще, люди, которые играют в компьютерные игры, – они большие интроверты, чем другие.

Второй момент. В нашей команде есть абсолютно разные типажи. В нашем Counter-Strike составе у одного спортсмена скоро будет второй ребенок. Есть молодые ребята, у которых весь директ в инстаграме забит переписками с девушками. Проблема в другом. На виду у всех звезды футбола, реально классные ребята. Но в тени много тех, кто пашет целыми днями, и у них не такой гламурный образ. Так и в киберспорте. Успешные спортсмены у всех на виду, а есть тысячи людей на стыке киберспорта и гейминга, которые ночи просиживают у компьютера и выглядят так, как ты сказал.

Для нас это тонкий момент. Мы считаем это своей социальной ответственностью – объяснить людям, на что они идут. Можно заниматься профессиональным футболом или горными лыжами, в 20 лет получить травму. И все, непонятно, что делать, человек вышел на рынок труда, но он ничего не умеет. В киберспорте то же самое, и наша задача – объяснять все это. Мы говорим, что должен быть баланс между игрой и жизнью.

– Что ты делаешь для развития киберспорта в России?

– У меня нет задачи развивать киберспорт в России. Наша задача – выигрывать турниры. Если благодаря нашим успехам больше людей заинтересуется киберспортом, то нам это только в плюс, конечно.

– Какие зарплаты в киберспортивном менеджменте? В хоккее у тебя была больше зарплата, чем сейчас?

– Не совсем корректно сравнивать, потому что в «Спартаке» у меня ответственность была сильно меньше. Может сложиться впечатление, что ESforce – это пылесос киберспортивного рынка, который забирает себе лучшие кадры. Отчасти это правда, но главная вещь, которой мы завлекаем людей, – это масштаб задач, которые они могут решить. Одна из вещей, которая привлекла меня, заключается в том, что я понимаю: в России занимаюсь примерно тем же, что делают ведущие киберспортивные организации в Европе и Америке. Отставание, безусловно, есть, но оно не является пропастью, как в классическом спорте. Киберспорт – одна из немногих сфер, где Россия абсолютно конкурентоспособна на мировом рынке не государственными сборными, а профессиональными клубами. Причем все это без какого-либо государственного участия.

Так получилось, потому что изначально в киберспорте в России мы были в глобальной конкуренции, не было никаких тепличных условий и государственных денег, которые надо было бы просто потратить. Грубо говоря, игроки ехали на чемпионаты за свой счет и понимали, что если они не выиграют, то они потеряют пару тысяч долларов из своего кармана, так что надо становиться лучше. До сих пор многие команды спонсируются частными лицами или группами частных лиц из собственных сбережений и бизнесов. Эти люди хорошо понимают, что если они не будут тратить деньги правильно, то они просто проиграют конкуренцию.

– Давай продолжим «Киберспорт для чайников». У вас есть трансферы? Как с легионерами дела?

– Из интересного есть несколько вещей. Пару месяцев назад состоялся самый громкий трансфер в истории Counter-Strike. Игрок из одной команды перешел в другую за 225 тысяч долларов. Если мы не берем Китай, с которым отдельная история, то на западном рынке – это рекорд.

Еще одна особенность в том, что пока нет какой-то устоявшейся международной федерации, аналога ФИФА, которая устанавливала бы правила. Так что конечный авторитет – издатель игры. Он может отключать игроков от сервера за ставки, читы и так далее. Эта ситуация чуть меняется, потому что появилась федерация киберспорта в России, несколько лет назад международная федерация была сформирована. Задача федерации – установить общие правила игры.

Дальше. Рынок глобальный, поэтому в Америке нет своей песочницы, как это есть в других видах спорта. Пока рынок един, поэтому одна из наших проблем, например, заключается в том, что очень много приходится летать через Атлантику. Спонсоры в Америке, но сильные составы все еще в Европе, а отдельных лиг нет. Да, рынок начал фрагментироваться, но пока все играют на одном поле.

– Что за особая история с Китаем?

– Китай очень закрыт, поэтому сложно оценить, что там происходит. Например, Китай – один из лидеров в Dota 2, у них свои сильные команды со своими академиями. Они меняются игроками между собой, а в командах практически нет иностранцев. Так что оценить, какие там зарплаты и трансферы, просто невозможно. Если в Европе игрок переходит из команды в команду и можно узнать, какая у него зарплата и трансферная стоимость, то в Китае это все внутренняя кухня, и нельзя оценить адекватно.

– Еще ты начал говорить о ставках в киберспорте. У вас тоже есть договорняки?

– Нет, у нас никогда не было таких историй. Капитан нашего состава по Dota 2 – Алексей Березин, человек, который году в 2013 году был замешан в подобной истории. Есть даже знаменитый киберспортивный мем про 322. Если вкратце, то Алексей поставил с компьютера жены 100 долларов на победу другой команды с коэффициентом 3.22. Поэтому за ним закрепилось прозвище 322. Тогда это каралось полугодовым баном, сейчас все по-другому. Чтобы ты понимал: тогда были другие времена, где выигрыш в 200 долларов был реально очень хорошим. Все когда-то совершали ошибки, в Virtus.pro мы не видим в этом проблемы: человек понес свое наказание, это история вчерашнего дня.

После того случая Березин поиграл в разных командах, и ни в одной не было проблем. Возможный выигрыш сейчас просто несоизмерим с наказанием.

– Если бы у тебя спросили, отдавать ребенка в спорт или в киберспорт, что бы ты посоветовал?

– Ты знаешь, зависит от вида спорта. Если бы спросили про горные лыжи, то сразу нет, потому что риск травмы велик. Если в плавание, то почему нет, хорошая штука, которая здорово влияет на развитие организма. Мы пока не на том этапе развития, чтобы ребенка с четырех или даже с десяти лет сознательно готовили к киберспорту, потому что все очень динамично. Хотя есть примеры, когда ребята с 15-16 лет играют, родители их поддерживают. Когда ребенок приносит первые 500 долларов зарплаты, родители понимают, что это работает, и продолжают помогать.

Вопрос в балансе. Не вижу проблемы в том, чтобы желать ребенку жизни профессионального киберспортсмена. Не вижу в этом больше проблем, чем в жизни спортсмена, которая достаточно тяжела.

Еще 10 лет назад будни киберспортсмена выглядели как пачка чипсов, банка колы и ночь игры. Сейчас все понимают, что к этому нужно подходить иначе. День киберспортсмена сейчас выглядит примерно так: он просыпается достаточно поздно, потому что приходится зачастую играть с Северной Америкой, а из-за разницы во времени в России это ночь. Он просыпается в 12 часов, завтракает и идет в офис. Офис находится у него дома – это компьютер. Поиграл 3-4 часа сам или с командой, вышел погулять или покататься на велосипеде. Потом еще несколько часов игры, вечером может сходить в кино или куда-то еще. Потом с полуночи и часов до трех-четырех – полноценные тренировочные или официальные матчи. Дальше спокойно ложится спать. По сути, день киберспортсмена выглядит так же, как у любого офисного сотрудника, просто немножко смещен по времени. Он так же сидит за компьютером, только не в Microsoft Outlook что-то делает, а в клиенте игры.

– В спорте много суеверий: автобус с командой не может ехать задним ходом и так далее. Есть ли такое в киберспорте?

– Конечно! Киберспортсмены достаточно суеверные люди. Так что все точно так же, как в спорте. Кто-то не дает интервью во время турниров, другой таскает с собой любимую мягкую игрушку. Есть более рациональные вещи, когда наш состав по CS, например, любит сыграть утром, а не поздно вечером, потому что у них настрой лучше. Сто процентов есть истории о том, в какой порт вставлять мышку.

– Секс перед матчем в киберспорте – это хорошо?

– Ребята всегда живут по двое в номере, как и футболисты, так что это немножко ограничивает их в плане секса. Безусловно, есть турниры, на которые кто-то из ребят за свой счет берет жену или подругу, но это происходит очень редко. Последний случай – наш CS-состав играл в Лас-Вегасе, и капитан наш поехал туда со своей невестой. Все получилось хорошо. Но как правило ребята не берут на турниры девушек, поэтому обходятся без секса.

– Много ли девушек среди киберспортсменов?

– Формально киберспорт похож на «Формулу-1» с той точки зрения, что никто не запрещает девушкам гоняться вместе с ребятами, нет разделения. Но если говорить о том же Counter-Strike, то девушкам играть сложнее. Когда ты осталась одна, а против тебя трое игроков, ты можешь начать паниковать. У ребят в этом плане более устойчивая психика. Хотя бы из-за этого скилл девушек пока чаще всего не дотягивает до скилла парней. Но существуют отдельные женские составы, турниры и даже целые лиги. Но из-за того, что уровень там ниже, у них меньше аудитория, меньше спонсорских денег и меньше призовых. А если говорить о смешанных составах, то немножко бы мешал половой вопрос. Четыре парня и одна девушка в составе – это не самая простая ситуация. Хотя есть примеры, когда девушки выполняют менеджерские роли в киберспорте, с этим нет проблем.

Девушки-киберспортсменки часто становятся стримерами или ведущими каких-то шоу.

– Стримеры на ютубе – это киберспорт?

– Да нет, это развлечение. Принципиально они ничем не отличаются от того же Юры Дудя с его интервью, это просто развлекуха. Кто-то любит смотреть, как Ивангай бутылку подкидывает, а кто-то смотрит прохождения игр. Среди стримеров есть бывшие киберспортсмены, как Саша Дашкевич, которого подписал «Анжи» в Dota-состав. Он выиграл первый чемпионат мира по Dota 2 в 2011 году, немножко поиграл и стал стримером. Это та же история, что и с Тьерри Анри – закончил с футболом и стал ведущим на Sky.

– Сколько лет киберспортсменам? Во сколько они заканчивают карьеру?

– Это вопрос прям по адресу, потому что в Virtus.pro играют самые возрастные киберспортсмены. Одному из наших игроков в CS Виктору Войтасу уже за 30. Глобально расцвет игроков приходится где-то на 18-25 лет. Но это так, потому что спортсменов старше очень мало. Трем нашим игрокам из польского состава CS около 30, они были теми самыми людьми, которые зарождали киберспорт. Поэтому сказать, можно ли играть в 35-40 лет, пока нереально, потому что индустрия слишком молодая. С каждым турниром, который выигрывает наш состав по Counter-Strike, обновляется состав по среднему возрасту победившей команды.

– Во сколько лет не поздно начать с киберспортом? Я услышал про миллион долларов за две недели и решил скачать себе Dota 2.

– Есть разные истории. В Киеве общался с игроком SK Gaming из Бразилии, разговаривали на кучу разных тем. И он рассказал, что долго рубился на любительском уровне, потом его заметила какая-то команда. Поиграл он за них два месяца, его пригласили в SK, и он сразу выиграл крутой турнир. Что-то вроде теннисного «Большого шлема». С тех пор, как парень просто рубился на серверах, прошло полтора года. Он переехал в Калифорнию и начал играть с лучшими киберспортсменами мира. Такой стремительный рост произошел всего за пару месяцев.

В составе по Dota 2 у нас есть игрок из Херсона, который какое-то время играл, потом бросал, потом месяца 3 начал серьезно заниматься дотой, его заметили и пригласили в профессиональную команду. И вот сейчас он в Virtus.pro, выиграл один турнир до нас, один с нами. Вот так бывает. Пока нет примеров, чтобы человек в 25-30 лет начал и добился больших успехов. Но формат «поигрывал в дотку или в контру с пацанами, а потом тебя заметили» – это работает.

– Как вы ищете игроков? Киберспортивных академий или школ нет же?

– В Китае уже есть по Dota 2, например. У нас есть несколько путей: покупка игроков у других команд и поиск на турнирах. Есть много пабликов, где играют люди, там есть система рейтингов. Из этих ребят мы можем приглашать кого-то на тренировку. Иногда в пабликах парни собирают свою команду и играют на Кубке Москвы. Киберспорт в этом плане очень демократичен – ты просто находишь ребят и заявляешься на турнир. Так сейчас происходит на Кубке России: можно собраться с друзьями и по жеребьевке попасть на Virtus.pro.

Считаю очень важным то, что мы играем в Кубке России, потому что все знают истории из футбольного Кубка Англии, когда команды из маленьких городов попадают на условный «Арсенал». Это большое событие. Так же и здесь: команда твоих друзей может сыграть с Virtus.pro или с другими профессионалами.

– Где и кем ты себя видишь в будущем? Хотя бы в следующем году.

– В следующем году точно в Virtus.pro, потому что есть еще много планов, которые хочется исполнить с точки зрения профессиональных амбиций. Недавно наш состав по «Лиге легенд» выиграл чемпионат СНГ и поехал в Бразилию на крупный международный турнир. Мне это особенно приятно, потому что сбором этого состава занимался я сам. Мы собрали этих ребята в команду в ноябре и с первого раза выиграли чемпионат СНГ. Это здорово и круто. Если говорить о других дисциплинах, то есть Major – аналоги теннисных турниров «Большого шлема», которые проходят по два в год по Counter-Strike и Dota. В январе мы проиграли в финале, к сожалению. Только что закончился Мейджор в Киеве, и второе место на нём практически гарантировало нам приглашение на тот самый турнир The International, где можно стать миллионером за пару недель.

Если говорить о более долгих в перспективах в пять лет… Слушай, если бы мне пять лет назад, когда я работал в хоккее, сказали бы, что я окажусь в киберспорте, я бы не поверил. Поэтому делать такие прогнозы не хочется. Скажу только, что хотел бы получить международный опыт. Но в ближайшее время все свои силы и ресурсы я совершенно точно буду тратить на Virtus.pro.

Бонус для тех, кто дочитал до конца! Если интервью соберет 1000 плюсов, Рома подарит два билета на турнир «Эпицентр» в Москве, проход на бэкстейдж киберспортивного турнира и возможность сфотографироваться с составом Virtus.pro одному из тех, кто в своем комментарии к тексту напишет #ХочуНаЭпицентр. Турнир пройдет с 4 по 11 июня в «Парке Легенд» ВТБ. Победителя выберем случайным образом.

Блог Романа Дворянкина на Sports.ru

Фото: из личного архива героя

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья