Блог Министр обороны

Дрим-Тим

– Чемпионат России, Кубок УЕФА, Суперкубок Европы – и все за неполный год…

– Вы еще российский Суперкубок забыли.

– Точно. По одному трофею раз в два с половиной месяца – впечатляющий ритм. Ивица Олич после того, как ЦСКА выиграл Кубок УЕФА-2005, сказал: «Не думал, что с этой командой можно зайти так далеко».

– У меня были похожие мысли. Многие из нас не думали, что все так может получиться, верни нас на полтора года назад. Когда я переходил в «Зенит», надеялся на чемпионство, но не думал, что в первый же год можно выиграть Кубок УЕФА. Но когда победили «Марсель», понял: можно выходить в финал. Во второй игре с французами мы сделали невозможное, показав при этом классный футбол.

– Что дальше?

– Лично я сейчас живу двумя вещами – отборочным турниром сборной и Лигой чемпионов. К Лиге мы подходим гораздо более сильной командой. Я тут недавно сидел и думал: за последние полгода мы били четыре команды, которые будут играть в групповом турнире Лиги чемпионов – «Марсель», «Вильярреал», «Баварию» и «МЮ». Это очень важно, учитывая, что у нас только у Риксена и у меня есть опыт игры в этом турнире, а группа нам попалась одна из сильнейших.

– Вы видели, как эту группу собирали?

– Нет, когда в Монако проходила жеребьевка, у нас была тренировка. Но потом мне рассказали, что при выборе четвертого участника нашей группы осталось всего два шарика – БАТЭ и «Шахтер». Для меня противостояние России и Украины, в принципе, неинтересно. Но матч против «Шахтера» – совсем другое дело, я мог сыграть с командой, в которой провел девять лет. Если бы нам попался Донецк, группа была бы еще круче. Выпал БАТЭ и в команде стали шутить: «Ура, легкий соперник». Но это все шутки. Внимание БАТЭ надо будет уделить ничуть не меньше, чем «Реалу» и «Ювентусу».

«Мы с Надей поженились, а на следующий день нам надо было играть с «Арсеналом». Выиграли 3:0»

– Гимн Лиги чемпионов, разливающийся над стадионом перед матчами, и правда такая особенная музыка?

– Это правильная музыка. В том смысле, что настраивает на матчи, помогает ощутить всю важность происходящего. Со стартовым свистком трепет пропадает, но тем не менее. У меня в телефоне эта мелодия тоже была, но никогда не ставил ее на звонок – так, друзья скинули, она и болталась в памяти. А вот у Андрея Баля, который сейчас в «Москве», когда он работал в сборной, на звонке было именно это.

– Вы помните свою первую лигочемпионскую радость?

– В 2000 году в третьем отборочном раунде «Шахтер» прошел «Славию». Дома сыграли 1:1, в гостях победили 2:1. Впервые выйти в групповой этап! В гостевом матче! В тяжелейшей борьбе! Незабываемые ощущения. Но самое яркое впечатление от той Лиги чемпионов было уже в конце той осени. Мы с Надей поженились, а на следующий день нам надо было играть с «Арсеналом». Выиграли 3:0.

– С кем вы смотрели московский финал Лиги чемпионов?

– С Надей и друзьями. Это был мой первый финал Лиги чемпионов. Обычно летать на такие матчи возможности нет – в разгаре сезон. Но так как он проходил в Москве, я мог себе это позволить. Там Андрей Гусин был, друзья с Украины, Питера. Шли вроде вместе, но так получилось, что сидели отдельно. Я делал билеты через клуб – «Зенит» попросил Мутко, он выделил квоту, которую я с удовольствием взял. Но заявок у меня было все равно слишком много и два билета достать не удалось. Тогда я обратился в офис «Газпрома», и мне их предоставили. Считаю, клубу нужно заботиться о билетах на такие матчи. Тем более, для нас это был просмотр потенциального соперника по Суперкубку УЕФА.

– Парень, который мог принести «Челси» победу, но махнул с 11 метров мимо, очень похож на вас. У Джона Терри такая же кристально чистая репутация, такая же силовая манера игры.

– Терри из той категории игроков, которые ради команды готовы пожертвовать личным. По-хорошему так должен делать любой игрок, который работает по контракту в футбольном клубе. Мне много раз в жизни приходилось делать то, что я не хочу – менять амплуа, играть на другой позиции или что-то еще. Я на футбольном поле в первую очередь стараюсь выполнить установку тренера, а уже потом делать какую-то личную импровизацию. А пенальти – такое бывает. У всех в жизни случаются испытания, и Терри, уверен, пройдет его с высоко поднятой головой.

– Какое испытание было у вас?

– Переезд из Донецка в Санкт-Петербург. У меня там все было своим – стадион, болельщики, город. Но я такой человек: какое бы решение ни принял, считаю правильным только его. И даже если не получается, буду верен себе. Я долго советовался с Надей, друзьями, родителями, чтобы решиться. Сейчас понимаю: решение правильное.

«Когда я приехал в Петербург знакомиться с городом, то увидел, что каждый первый здесь болеет за «Зенит» – действительно, народная команда»

– Что чувствует человек, который, обыграв «Баварию» и «МЮ», через три дня должен играть с «Лучом» и «Томью»?

– Это и правда проблема – перестраиваться очень тяжело. Сыграв с такими соперниками, найти мотивацию на чемпионат очень тяжело. И это главная причина, из-за которой «Зенит» идет в таблице так высоко, как должен. На поле надо быть сконцентрированным, а мы не донастраиваемся. В проигранных матчах с «Шинником», «Рубином», «Динамо» мы сами привозили себе голы. После победы в Суперкубке настраиваться на чемпионат будет еще сложнее. Хорошо, что есть пауза на матчи сборной. За 10 дней у всех будет возможность отойти.

– Долго летать для вас – это проблема?

– Нет, абсолютно. Мы с ребятами нормально проводим время, когда летаем. Играем в карты и делаем из этого довольно занятное зрелище. Тот, кто проигрывает, отжимается прямо в проходе. Хотя бывают и другие условия – отжаться прямо на взлетно-посадочной полосе. Прилетает, значит, самолет, открывается люк, игроки «Зенита» спускаются с трапа и начинают отжиматься. Иногда играем на желание – проигравший должен пробежать по самолету и что-нибудь смешное прокричать. Мы спортсмены, и нам во всем нужно противостояние, интерес.

– В какой уголок Земли, на котором еще никогда не были, вы хотели бы слетать?

– На Бора Бора – остров во французской Полинезии. Говорят, там красивейшая природа, чистое море и вообще отличный отдых. Люблю отдохнуть на природе, но чтобы непассивно. Поэтому мы с Надей частенько путешествуем на круизных кораблях – уже четыре раза так делали.

Газ

– Какая у вас дома плита – электрическая или газовая?

– Газовая. Еще есть печка специальная для пирогов – красивая такая, сделана из специального камня. Меня такие вещи всегда привлекают, потому что я обожаю домашнюю кухню. И неважно, что печь хлеб в ней надо несколько часов. Это того стоит. В этой печи мы еще ни разу не готовили, зато красиво – и какие перспективы!

– Вы чувствуете, что из-за такого мощного покровителя «Зенит» очень не любят по всей России? Команду спонсирует госкомпания, поэтому люди считают, что «Зенит» живет на народные деньги.

– Я такой нелюбви не замечал. Зато замечал, как «Зенит» приносит радость народу. Когда я переходил в «Зенит», приехал в Петербург знакомиться с городом и увидел, что каждый первый здесь болеет за «Зенит» – действительно, народная команда. Мне неважно, кто это спонсирует. Мне важно, чтобы я приносил людям результат, который они ждут.

– Этим летом «Зенит» не отпустил Андрея Аршавина в зарубежный клуб…

– Точно так же можно сказать, что «Зенит» и Тимощука не отпустил в заграничный клуб.

– Что, и вас тоже?

– (улыбается) Перед матчем на Суперкубок в Монако приезжали руководители «Баварии» и разговаривали с руководством «Зенита» о том, чтобы приобрести Тимощука. Так как трансферное окно закрылось, получается, что меня не отпустили.

– Вам было интересно это предложение?

– Да, было. Есть игроки, которые видят в своей карьере потолок. Они попадают в сильный клуб и понимают, что больше им ничего не надо. Я не такой. Я хочу прогрессировать везде. Чем больше у тебя трудностей на пути, тем быстрее ты растешь. Поэтому я и ставлю трудности для себя. Пусть мы и обыграли «Баварию» в полуфинале Кубка УЕФА, и сделали это довольно уверенно, все равно это великий клуб, и мне было бы интересно в нем поработать.

«Лучшим тренером, с которым мне приходилось работать, был Невио Скала. Требовательный, справедливый и очень порядочный человек»

– Что «Зенит» ответил «Баварии»? Nein?

– (смеется) Да, думаю, что-то такое и ответил.

– В апрельском интервью «PROспорту» Дик Адвокат, комментируя стойкий интерес «Ювентуса» к вам, был категоричен: «Тимощука я никому не продам». Слышал, вы даже огорчились после этих слов.

– Такие моменты проходят болезненно, если у тебя есть мечта. Я стараюсь прогрессировать. Стараюсь делать это и в чемпионате России. Бывает, когда ты достиг чего-то, находишься на последней ступени. И только уровень чемпионата не позволяет тебе шагнуть дальше. Выход – идти в лигу более высокого уровня.

Пром

– Что вас больше всего раздражает в российском футболе?

– Поля. Они очень часто бывают плохими, а это сильно бьет по «Зениту» – у нас команда, которая играет в хороший футбол и должна делать это на хороших полях. Скажем, Владивосток. Прошлой весной там поле было неадекватным, этим летом – даже говорить нечего. Я как сейчас помню, как вышел из-под трибуны и увидел поле. Встретил судью, он спросил: «Что думаешь?» «Нужно выходить и пробовать. Если будет невозможно играть, надо переносить». Играть было практически невозможно. Но останавливать игру надо было уже другим людям – делегатам.

– Подводя итоги чемпионата России-2007, вы назвали свою тройку лучших игроков. Данни, Зырянов, Игонин. Чем вам так понравился Игонин?

– Игонин – мой игрок, опорник. Я несколько раз играл против него, да и в матчах против других команд видел. Он был лидером своего клуба в отношении самоотдачи. Все матчи, которые я видел, он проводил, не жалея себя. При этом «Сатурн» добился лучшего результата в своей истории – пятое место.

– В чемпионате России все больше украинцев. Олег Блохин закатывает один скандал за другим, а тут еще Максим Калиниченко рассказал историю. В отборочном матче Евро-2008 грузины сравняли счет, забив из-под Калиниченко. После игры Блохин подошел к нему и сказал: «Мы два года корячились, а ты нам все обосрал». Слышали этот спич?

– Было что-то такое. Но, на мой взгляд, такие конфликты – не та вещь, которую можно выносить из команды. Когда человеком двигают эмоции, он делает то, что в нормальной ситуации никогда бы не сделал. А ошибаются все, так человек устроен. Я за свою карьеру миллион оскорблений от тренеров слышал и научился к этому правильно относиться.

– Глядя на Блохина, российские болельщики так и не могут понять: что важнее – быть большим спортсменом или большим человеком?

– Надо быть человеком, с которым приятно общаться. В этом смысле лучшим тренером, с которым мне приходилось работать, был Невио Скала. Требовательный, справедливый и очень порядочный человек. До работы со Скалой я был довольно вспыльчивым – никогда не хотел уступать. Из-за этого даже дрался на тренировках. После одной из потасовок мы посидели со Скалой, пообщались. Он подсказал: «В жизни нужно быть умнее. Сила – это не всегда правильно». С тех пор я стал более хладнокровным. Правда, потасовки бывают и сейчас, в «Зените». Но ничего серьезного – потолкались и разошлись.

«Кормильцев звонил и говорил: «Ребята, я в Киеве. Форма, бутсы есть. Если будет нужен игрок, не стесняйтесь и звоните. Приеду».

– Чем занимается ваш друг Сергей Кормильцев, когда-то блиставший вместе с Зыряновым в «Торпедо»?

– В «Динамо» (Барнаул) играет, борется за выживание в первой лиге. Был капитаном, сейчас не знаю. Сергей – интереснейший человек с потрясающим чувством юмора. Сильно подтрунивал над нами, когда сборная Украины ехала на чемпионат мира в Германию. Он в сборной с 2004 года не играет, но все равно звонил нам и говорил: «Ребята, я в Киеве. Форма, бутсы есть. Если будет нужен игрок, не стесняйтесь и звоните. Приеду».

– Радимов и Мандрыкин много лет назад так сильно поссорились, что до сих пор не жмут друг другу руки. У вас в футбольном мире такой человек есть?

– Я стараюсь понять и принять людей такими, какие они есть. Стараюсь уважать их взгляды, но при этом придерживаться своих. Но пока, как ни стараюсь, не приемлю людей двух типов – не отвечающих за свои слова и не признающих ошибки. К таким можно отнести агента Андрея Воронина. Он всегда очень нелицеприятно отзывался о чемпионате Украины, говорил, что здесь не может быть нормальных игроков. Я с ним как-то поговорил на этот счет, он сказал, что все это придумали газеты. «Раз не говорил – дай опровержение». Но он ничего не сделал, и наше общение закончилось. Ошибки делают все, но признают сильнейшие.

– В вашем автопарке четыре машины. Как вы выбираете, на какой ездить?

– Уже не четыре, а три. Был Mercedes CL, купе, 140-й кузов. Отличное двухдверное авто – комфортное и безопасное. Восемь лет ездил на ней по Донецку и никак не мог расстаться. Только когда переехал в Питер, решил, что перегонять ее смысла нет. Продал. Из оставшихся трех выбираю просто – в зависимости от того, в каком городе нахожусь. Вот сейчас вернулись вместе с Надей из Монако в Киев, и она ездит на Range Rover – тюнинг ателье Hamann, который у нас «проживает» в Киеве. В Донецке есть новый Subaru Legacy, в Питере – служебная Toyota Camry.

– Многие состоятельные люди смущаются собственного богатства. Вам комфортно приезжать на малую родину – в Луцк?

– Приезжаю без всяких проблем. Почему я должен стесняться? Я не воровал деньги и не отбирал их, а зарабатывал, вкладывая душу в футбол и оставляя на поле здоровье. Более того, со всех заработанных денег платятся налоги, и, будем надеяться, они идут на благоустройство Украины. Правда, когда я привозил в Луцк и Донецк Кубок УЕФА, нашлись люди, которые сказали: «Тимощук приехал покрасоваться». Я живу не для того, чтобы красоваться. Я живу для болельщиков, которые отдают футболу сердце. Я девять лет провел в команде и привез ее фанатам Кубок, чтобы они его увидели, сфотографировались. Кстати, за несколько лет до моего перехода в «Зенит» во время онлайн-конференции с болельщиками меня спросили: «Ради какой команды вы бы покинули Донецк?» – «Ради такой, которая бы мне позволила привезти европейский кубок в Донецк». И я привез – сдержал слово.

– Каким жизненных поступком, сделанным в последнее время, вы можете гордиться?

– Две недели назад в Самаре в толпе болельщиков встретил парня – лет семь ему, не больше. Он спросил, получил ли я его письмо. Он его передал через мальчика, который подает мячи. Я это письмо видел, но меня попросили расписаться на нем, и все. «Я расписался, – говорю. – Все нормально». «Да нет же, я хотел, чтобы ты прочитал!» – паренек очень расстроился. Я попросил его прислать письмо снова – на базу. Это нормальная практика – мне приходит достаточно много писем, причем не только из России и Украины. Как правило, просят автограф. Я расписываюсь и отсылаю назад. Но тогда, в Самаре, у меня с собой была футболка. Вся команда уже сидела в автобусе, чтобы ехать в аэропорт. Я забежал, забрал майку и подарил парню. Мелочь, но я видел, как загорелись его глаза. Я доставил ему радость, и это здорово.

Виталий Кварцяный, тренер Тимощука в луцкой «Волыни» (1995-1997)

«Я увидел этого парня в Луцке, когда ему было 15 лет. Худющий, но с характером. Играл нападающего, но делал все очень правильно. «Что за парнишка?» – спросил я. «Да это Тимощука Саши сын». Он тогда был в Киеве, в интернате «Динамо». «Немедленно перевозить к нам, – скомандовал я. – Любыми способами уговаривайте отца, но чтобы парень был у нас! И тогда через два года он будет в молодежной сборной Украины, через три года – в национальной». Есть свидетели – я так и сказал. Все потом так и произошло».

«В «Шахтер» его привезли нападающим, но тренеры, куда его только не ставили. А Толи всегда выполнял указания. Все, что предлагает тренер, делается им на 100%. Он настолько искренне выполнял всю работу, что тренер не мог его оставить на лавке и искал ему место на поле. Для него футбол – это все на свете. Тимощук не пьет, это всем известно. Последний раз мы встречались 8 июня, когда он привозил в Луцк Кубок УЕФА. Это был праздник для всей области, но мы с ним сидели – я пил чай, он пил сок! Все эти расслабляющие штуки вроде алкоголя или сигарет его никогда не интересовали».

«Такой игрок пригодится любой европейской команде. Игрок наподобие Макелеле – способный выстроить стену перед линией обороны. В матче за Суперкубок он это снова доказал, а «МЮ» сейчас лучшая команда Европы. С такой работоспособностью он был бы в числе первых 11 любой команды Европы. Любой! Когда в «Зените» шли трения с Аршавиным, и они искали нового капитана, все было очевидно. Вот же рядом Тимощук, кто может быть лучше? Он как Чапаев – всегда идет в бой первым. И даже если выходит оттуда с ранениями, царапинами и перебинтованной головой, никогда не жалуется».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья