Блог Величайшие фигуристы

Евгения Медведева. Курс на Торонто

В середине мая 2018 г., сразу после завершения телепроекта «Ледниковый период. Дети», Евгения Медведева вылетает с мамой на очень продолжительный, трехнедельный шоу-тур в Японию. Много выступлений в разных городах, именно там она дебютирует как хореограф с интересными номерами «Мельницы твоей души» и «Опыт», там она морально настраивается на коренное изменение своей жизни, на тягостный, но неизбежный переход из детей во взрослые, так сказать.

И, поскольку не расстается с айфоном, то, естественно, и почитывает всю ту грязь, льющуюся на нее в русскоязычном интернете потоками.

В этот сложный период ее поддерживают давний приятель Хавьер Фернандес, земляк Евгений Плющенко, брат и сестра Шибутани, американская пара танцоров. Все они тоже участники этого затяжного, но для фигуристов обычного тура.

Что такое, кстати, для Медведевой изменение места жительства с Москвы на Торонто?

Вроде для фигуриста дело нормальное, особенно для зарубежного. Японцы и корейцы, европейцы тренируются в Канаде и Америке давно, да и русские, например Ягудин и Авербух с Лобачевой, пребывали в США достаточно долго. Но все-таки танцоры – это пара, два русскоговорящих, тем более на то время муж и жена. Ягудин был с тренером Татьяной Тарасовой, снова близкие по духу, культуре люди.

Медведева летела туда жить с мамой, но на катке должна была сойтись с незнакомой культурной средой, изо дня в день слышать чужую речь, и не только английскую. Испанцы и японцы будут в перерывах разговаривать между собой на родном языке. Сразу некое отчуждение, если ты еще и плохо владеешь английским. Одно дело говорить дежурные фразы для журналистов, другое понимать все тонкости оборотов речи Орсера, Трейси Уилсон, Дэвида Уилсона. А ведь это наставники, и постоянно их переспрашивать – вызовешь раздражение, а недопонял, так хуже прежде всего тебе.

Думаю, именно поэтому Медведева быстро подружилась с Джейсоном Брауном, американцем, похожим на Медведеву тем, что также поменял тренера и тоже одновременно с ней перебрался в Торонто. Только вот не из Москвы, а из Штатов, попав в привычную языковую, культурную среду. Он знал Торонто и помогал вместе с Куртом Браунингом, канадцем, ориентироваться семье Медведевых в новой ситуации. В общении с ними Евгения и быстро росла в знании английского, обретала большую уверенность.

И все-таки, по ее же словам, часто и долго ощущала дискомфорт на тренировках, языковой, душевный барьер с тренерами, хореографами. Лишь ближе к весне 2019 года она почувствовала, что влилась в коллектив, вошла в нужный ритм, душевно спаялась с наставниками.

Быстрее это произошло в отношении Трейси Уилсон, которая оказалась для Евгении счастливым человеком – на финал Кубка России в феврале 2019 года, где решалась судьба отбора на чемпионат мира, Орсер не прилетел, потому что был занят Юдзуру Ханю. И вот без основного тренера Медведева очень хорошо выступила, переломила годовой спад и начала подниматься. Многие потом говорили, что ей и дальше надо летать с Трейси Уилсон по шару земному.

То есть мы видим, что фигурист как бы с малых лет приучен к путешествиям, трансконтинентальным перелетам, к смене часовых поясов и языков местного говорения, и продюсеров шоу, и каждый раз к новому коллективу, ведь составы шоу меняются. Спустившись на новую землю, он должен тотчас сориентироваться, выйти на лед, всех понимать и делать свою работу. То есть дом по-настоящему – лед, который везде одинаково скользкий.

Понятно, что Медведева была на время перелета в Торонто уже матерым, можно сказать, фигуристом и деятелем шоу-бизнеса. Несмотря на юный возраст.

Конечно, она была знакома до этого и с Юдзуру Ханю, и с Джейсоном Брауном, и с Габриэллой Дэйльман, и с Хавьером Фернандесом – членами команды Орсера. Но это было товарищеское все же общение, при ежедневных  тренировках в залах Крикет-клуба, обедах и перекусах ты невольно должен сойтись с коллегами ближе, чтобы не испытывать дискомфорт.

Да и одно дело летать на соревнования, пусть и на тур, протяженностью в полтора месяца, когда возвращаешься домой и знаешь, что родная квартира и привычная обстановка «Хрустального» тебя ожидают. Другое дело – из этих же туров и соревнований возвращаться через половину глобуса, пролетая мимо Москвы.

Здесь, несомненно, велика роль мамы Евгении Медведевой, все свои силы кладущей для карьеры и счастья дочери. Она и водитель, и сопровождающий по затяжным турам, и врач, если вдруг Женя заболеет, и психолог, и повар. А далее без конца…

Не каждому так повезло, как Евгении. Но Жанна Девятова, мама, всегда действовала четко, осознав редкое дарование дочери. Вкладывала все душевные и материальные силы в ее развитие сызмальства, а когда Евгения стала много зарабатывать своими победами, то ушла с работы и начала трудиться исключительно на благо семьи, управляя карьерой дочери. В этом и цель и смысл.

Не все родители, согласитесь, так смогут, некоторые не уйдут с работы хотя бы в целях личной самореализации. У некоторых фигуристов и вообще родителей нет. Или родители есть, но есть еще и братья, сестры, которые тоже требуют пристального внимания.

Да Евгения и сама это понимает прекрасно, сказав как-то, что мама ее «балует безумной поддержкой».

Так вот, будучи давно звездой спорта и нешуточного шоу-бизнеса, Медведева на момент перелета в Торонто оставалась в чем-то тепличным ребенком, опекаемым непрестанно родительницей. Отважная и несокрушимая на аренах, она, тем не менее, беспомощна в некоторых простейших бытовых ситуациях, не разруливаемых без мамы в принципе.

Еще не забудем роль пиар-менеджера Левана Матуа, естественным образом, как профессионал решающего многое за Медведеву. Это обычная практика в большом спорте: когда вокруг спортсмена вращается много финансов и предложений, сам он не управится с документами и юридическими нюансами. Где-то с момента олимпиады – определим это пиковой точкой – Евгения стала медийной личностью, обязанной взвешивать свои слова и поступки в целях выживания в спорте и шоу-бизнесе. Хотела она или нет, но так произошло, поскольку возросли рекламные контракты с фирмами, требующие соответствующего поведения. А уход из «Хрустального» был сродни вольному плаванию, где о веслах и пище ты сам и заботься.

То есть пришлось показывать себя на камеру, а камеры эти совершенно разные, не такой, как в обыденной жизни, играть некую роль, лепить имидж. Благо актрисе по призванию, создавшей целую галерею образов к своим 18 годам, Медведевой это было вовсе не трудно. Даже, думается, интересно. Особенно если твой природный актерский талант довольно щедро оплачивается как на льду, так и за прокрутку постановочных роликов.

Отнимало ли это душевные силы, необходимые для тренировок? Это зависит в первую очередь от общего творческого темперамента. Судя по рассказам Медведевой о себе самой – ей было всегда всё интересно, причем до такой степени, что она ненавидела сон, крадущий столько возможностей. Здесь налицо явная пассионарность личности, избыточность психической энергии. Отсюда, кстати, и множество ее показательных номеров, превышающих на единицу карьерного времени любого фигуриста до нее.

Творческая сила требует выхода. Перед нами, безусловно, человек деятельный, с детства приученный сам менять ситуацию, а не прогибаться под обстоятельства.

В этом и кроется еще одна из причин ухода Жени из «Хрустального» в новую «творческую студию», где предполагается больше свободы для выражения, самореализации. Таких людей многие воспринимают как эгоистов, потакающих своему вечному «хочу». Всего им постоянно мало да не хватает.

Но вот как раз это «хочу» и создало ряд шедевров на льду от Медведевой, то есть она не только желает, но отдает, не только потребляет рекламные деньги, но их отрабатывает нетленными произведениями искусства.

Очень много идет на портных, на дорогие платья, ювелирные украшения, атрибутику – а ведь зритель все это любит. На трансконтинентальные перелеты – а ведь зритель любит видеть Медведеву в разных уголках шара земного и ее обсуждать. Без больших денежных средств это невозможно осуществлять, фигурное катание всегда было дорогим и затратным спортом, причем таким, куда не слишком заглядывают спонсоры. Это не большой теннис, не футбол, не хоккей, где огромные стадионы и зеленая дорога телетрансляциям.

А деньги нужны. Поэтому фигуристов часто финансируют, причем слабенько, родные федерации, страны. Медведева одна из немногих, кто очень рано перестал сидеть на шее у государства, своего клуба, а сам начал зарабатывать на активную творческую деятельность. Ярчить, так сказать. И этим самым привлекая интерес не только к своей особе, но и к фигурному катанию вообще. А что оно не слишком популярно в Европе да и в Америке – достаточно посмотреть на полупустые трибуны этапов Гран-при, чемпионатов Европы, на количество подписчиков в Инстаграм даже известных канадских и американских фигуристов – оно несравнимо с числом «френдов» у Медведевой или Загитовой.

 

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья