Блог Россия и Мир
Спецпроект

Осенью я смотрел сборную в селе Дагестана – герой того репортажа поехал в Астану и подарил Черышеву папаху

Марков – с доброй историей болельщика Гаджимурада. 

Всю осень я не был на матчах сборной России – смотрел их там, где наши никогда не сыграют, но где за месяц чемпионата мира поселилась трепетная любовь к игрокам, Черчесову и команде.

В башкирском селении Ишдавлетово вместе с бортниками – добытчиками меда – мы болели за сборную в окружении диких зверей и золотой осенней тайги. В Архангельске – в небольшой каморке со школьным сторожем Виктором Николаевичем, который считает Черчесова мужиком, а 90-е – страшным временем, куда нельзя возвращаться. Еще был иркутский поселок Листвянка, поход на катере до Больших Котов и ночной просмотр прямо на Байкале.

И, наконец, Дагестан – здесь мы переживали за парней вместе с жителями горного села Согратль Гунибского района (постоянно живут около 200 человек). Это в трех часах езды от Махачкалы. 

Я посмотрел матч сборной в горном ауле Дагестана: 200 жителей, Хабиба любят больше, чем футбол

Тогда я впервые открыл для себя Кавказ и под конец поездки стеснялся переживаний близких и их просьб «Поаккуратнее!». Теперь я понимаю, почему такое отношение задевает местных жителей, оно задевает и меня, ведь в Дагестане я не только купил папаху, узнал о величии Хабиба и попробовал кавказскую шаурму, но и разрушил в сознании многие небылицы.

За два дня в Дагестане меня оставили одного только на 10 минут (когда село ушло на молитву), все остальное время опекали, возили по горам на серебристой «Приоре», угощали хинкалом, бараньими пистолетами – и, конечно, ультимативно запретили за себя платить. Мы гуляли по горам, заходили в школу и мечеть, играли в школьном зале в футбол и продолжали есть: калмыцкий чай и яйцо на завтрак, соленья, салаты, лепешки и много-много мяса на обед, шашлык, жареные овощи и варенье из белой черешни на ужин.

За ночлег, еду и все мои передвижения по Кавказу отвечал Гаджимурад Исаев, болельщик «Челси» и «Анжи», глава культурно-досугового центра в Согратле. Это он поселил меня в своей комнате, одолжил шорты и кроссовки для футбола, познакомил с жителями села, имамом и школьными учителями. Мы постоянно пили чай (ведь в Согратле говорят: «В любой непонятной ситуации пей чай, и тогда ситуация станет понятной»), а вечером – когда в горах потухли любые звуки, кроме дальней реки, и резко отключили дневной свет – смотрели Россия – Германия, самый грустный матч осени. 0:3 в товарняке, состав-эксперимент без Черышева и Дзюбы, и ни одного удара в створ.

Не этого мы ждали, поэтому в конце марта организовали Гаджимаруду поездку в Астану – на матч с Казахстаном, после которого он еще и наградит лучшего нашего игрока. Для Гаджи: первый выезд за границу, первая игра сборной вживую и просто первый футбол вне Кавказа. Он ходил только на «Анжи» и ездил на финал Кубка России в Грозный (в 2013-м ЦСКА победил «Анжи» по пенальти).

«Тогда футбол был доступным и интересным, – вспоминает Гаджи (можно так, сокращенно). – Смотрели на Роберто Карлоса и Это`о, а билеты стоили 50 рублей – спасибо Керимову. В папахах, как сейчас, на стадион не ходили. Это недавняя мода. А так те эмоции и атмосферу не передать. Не сравнить с тем, что сейчас. Дагестанский футбол умирает: «Анжи» живет на вот-вотах (то есть вот-вот погибнет – Sports.ru)».

Гаджимурада провожали всем селом: просили футболки, а глава района позвал на прием

Мы встретились в Президентском парке Астаны. Обнялись, ведь действительно соскучились – не виделись с середины ноября. Несмотря на величественное название парка, гулять по нему приходилось через глубокий снег. Мы тонули, но продолжали путь, чтобы сфотографироваться с причудливой пирамидой Дворца мира и согласия (там проводят выставки), просто греться кофе из пластикового стакана и смотреть в туман, поглощающий президентский дворец, небоскребы и строящуюся высотку «Абу-Даби Плаза» (планируют самое высокое зданием Астаны и Центральной Азии, 78 этажей и 382 метра).

Четыре месяца, пока меня не было, Согратль изящно зимовал без снега и с дневными 10-15 градусами, ведь Гунибский район самый солнечный в республике. Из нового: Толбо, двоюродный брат Гаджи, скачал на новый компьютер 19-ю фифу, сам Гаджимурад подсел на футбольный менеджер. В конце апреля в Махачкале пройдет чемпионат Согратля: зажиточные выходцы из села арендуют поля, купят призы и проведут турнир для тех, кто здесь жил и родился. Почти готов этнодом – уголок для туристов, где можно увидеть, как жили предки согратлинцев.

Остальное – по-старому: Амир, возивший по горам, таксует и продолжает носить Armani; мама Гаджимурада готовит беркал (так в селе называют сырные лепешки «чуду»); ребята-футболисты все так же собираются по пятницам, играют в зале с воротами из пластиковых труб, ходят на турники и тренажеры, борются на татами. Но, как говорит Гаджимурад, жизнь не будет прежней. После репортажа о Согратле ему писали и благодарили, что гостеприимно показал Дагестан, а после новостей о поездке на сборную Гаджи пригласил глава Гуниба: встреча была по работе досугового центра, но говорили и о футболе, решили, что Гаджимурад все подробно расскажет, когда вернется. 

Все герои осеннего репортажа радовались за односельчанина, желали удачной поездки и победы. Имам местной мечети Омар передавал салам мне и сборной России; горские футболисты – тоже. «Мама позвонила 500 раз и пожелала удачно долететь, ведь в футболе-то не разбирается, – рассказывал Гаджимурад. – А вот папа сказал, что в ответ на такой подарок – поездку и встречу с игроком – мы снова ждем вас в гости».

13-летний Мурад, который любит «Ювентус» и Дибалу, смотрит матчи «Валенсии» через интернет и вопил после года Дзюбы испанцам, просил футболку кого-то из игроков. Хотя лучшим подарком для Согратля было бы новое футбольное поле – на улице ребята играют на мелкой крошке, забивают между урной и баскетбольным кольцом, а зал, в котором мы бегали осенью, до сих пор без отопления.

Впервые за границей: будущее в капсульном отеле Петербурга, Астана похожа на Грозный. Гаджи рассказал, как играл в футбол с Хабибом

Выезд за сборную получился длинным: три часа от Махачкалы до Петербурга, восемь часов пересадки, и еще четыре до Астаны. «В самолетах я ни разу не заснул, думал только о матче, представлял встречу с футболистом, – рассказывал мне Гаджи, он гулял по Астане, а в рюкзаке нес подарки для лучшего игрока матча. – Хочу, чтобы им стал Дзюба, он так давно не забивал.

Для меня, обычного парня с гор, какая-то сказка. В космос попал. Точнее в космос я попал в Петербурге, когда отдыхал в капсульном отеле за 130 рублей в час: похоже на космический корабль из «Звездных войн», лежишь при тусклом свете, есть розетки, интернет, подушка. Вот так с гор попал в такую технологию».

Гаджимурад прилетел рано утром, немного поспал в гостинице – и дальше по городу, который показался ему похожим на Грозный: «Широкие проспекты, без пробок, выделяются белоснежные мечети, много свободного пространства». Перед матчем мы заказали плов, лагман и овощные салаты. Из-за смены часовых поясов (+3 с Москвой), позднего подъема и кулинарных традиций, в Астане хватает одной сытной порции в день, цены не слишком высокие: втроем можно поужинать с вином, чаем, десертами, кумысом, закуской из конины (казы) и масштабными мясными блюдами за 3800 рублей.

За обедом я узнал, что в 2012-м Гаджимурад играл в футбол с Хабибом: «Я тренировался в зале, где работал его отец, иногда приходил сам Хабиб, играл с нами в футбол и выделялся выносливостью: бегал как конь, бешеная дыхалка на фоне остальных. Конечно, он был нападающим, забивал, раздавал советы. Он и сейчас играет, по воскресеньям у него и его команды футбол в качестве тренировки».

Нам открыли все двери: мы стояли у раздевалки и могли дотронуться до игроков

Гаджимурад волновался, снимал все на камеру и постоянно говорил, что не верит.

Первое потрясение: мы стоим рядом с раздевалкой, видим Гильерме и Игнатьева – они серьезно смотрят в пол, готовятся выйти на разминку. Уже за самой разминкой следим максимально близко, из нулевого ряда: Гаджи видит Смолова, оборачивается на меня, делает фото и видео, тут же отправляет маме и братьям, выкладывает в строис и получает десятки поздравлений. Вместо слов он просто называет тех, кто в поле зрения: «Смолов, Щенников, Миранчуки». Говорит, что лучше всех работает Антон Миранчук – вкладывается в каждое упражнение и меньше всех дурачится.

Мы вместе со сборной России: у наших ног стоят синие бутылки изотоника для футболистов, мимо ходят фотограф, пресс-атташе, тренер по физподготовке Паулино Гранено пальцами рулит процессом и по-испански вежливо кивает тем, кого встречает взглядом, в том числе нам. Мы застыли, мальчики, подающие мячи, тоже – к ним приехали герои чемпионата мира. Казахстанская публика вообще здорово встретила наших игроков – аплодировала, а после матча кричала: «Спасибо за чемпионат мира». 

Под конец разминки телефон Гаджи стал подлетать – ему писали друзья, которые увидели его фото, и сразу же переслали другим. Матч смотрели всем селом, даже те, кто никогда бы не включил футбол.

Интрига быстро испарилась: мы болели спокойно, Гаджимурад вскакивал после голов и любых ударов Черышева (в сборной он забивает регулярно), и к концу второго тайма понял, что будет награждать Дениса. Он уже был лучшим с Бельгией (157 тысяч голосов против 124-х тысяч у Джикии), а в Казахстане победил максимально уверенно – 423 тысячи голосов, Дзюба (136 тысяч) разгромлен. «Ждал от Артема, ждал, – вещал Гаджи после третьего гола, – Черышев – умница».

Сборная шла в раздевалку мимо нас, Черышев получил подарки от Гаджи и сказал: «Какая красота»

Мы ждали Черышева у раздевалки сборной России, Гаджимурад волновался, но продолжал шутить: «Руки вспотели, но ничего, Черышев тоже бегал, тоже мокрый».

Победа! Идут наши, раздают пятерки охраннику, штабу сборной. Кто-то, как Семенов, делает это буднично. Дзюба прибежал в одной бутсе, минуты три не заходил в раздевалку, улыбался, дурил, запрыгивал на сотрудников сборной и пытался их перекричать. Вы спросите нас с Гаджимурадом, что кричал Дзюба? А мы не знаем. От этого человека исходят волны, которые невозможно расшифровать. Когда он есть – комната пересыщена звуками и огнем. Когда нет – становится пусто.

Гаджи снова молчал, кивал мне, показывая что не верит: игроки сборной заходят в победную раздевалку в метре от него. А вот прошагал Жирков, который играл за любимые «Челси» и «Анжи», забивал «Спартаку» в Лиге чемпионов.

Двери закрылась. Слышны аплодисменты. Через пять минут Черчесов ушел на пресс-конференцию, к доктору сборной Эдуарду Безуглову подошел коллега из Казахстана – передать желтую футболку и обменять на чью-то из наших. Сборникам понесли бургеры: не фастфудные, а с листиком салата и в зерновых булках. Гаджимурад часто повторял: «Простой парень с гор стоит здесь, видит все это». Он точно нервничал, перебирал пакет с подарками, спрашивал организаторов, как и когда правильно награждать.

А теперь представьте себя на месте Гаджимурада и вздрогните.

После трех интервью русскому и казахскому ТВ Черышева ведут на поле, Гаджи идет за ним, оборачивается на меня, с волнением давит улыбку и остается один на один с лучшим игроком матча. У него в руках – два подарка от Согратля, у каждого – своя история.

Белую папаху в Дагестане теперь называют «Папаха Хабиба», ее по заказу Гаджимурада делал махачкалинский мастер Магомед. Черышев держит свежую белоснежная папаху, еще пахнущую овечьей шерстью, но стесняется надеть. «Надеть?», – хохочет Денис и все же надевает.

Второй подарок – деревянная табличка ручной работы. С одной стороны вырезан футболист и гунибские горы плюс надпись «лучшему игроку матча от села Согратль». С другой – залакированный панорамный вид на Гуниб. Автора зовут Бачо, ему 21 год, закончил школу искусств в Махачкале, вернулся в родное село и преподает там труд.

Гаджимурад передал Денису папаху и табличку: «Вот наш край, Гунибский район, ничем не хуже швейцарских Альп. Хотим пригласить вас, вашу спутницу, всю сборную России, будем очень рады. Еще раз поздравляю, для меня это большая честь».

Денис ответил: «Какая красота, обязательно надо побывать». И три раза повторил: «Большое спасибо».

А третий подарок – большую картину с видами Гуниба – Денис и Гаджимурад решили оставить Согратлю. В углу картины стоит автограф Черышева – теперь это экспонат в досуговом центре дагестанского села.

***

Гаджи улетал на следующий день – c футболкой сборной России (естественно, с автографом Черышева) и новым уровнем популярности в Дагестане. Под постом о поездке в инстаграме (вы тоже можете написать что-то приятное) полно комментариев, местная пресса выходит с заголовками: «Приз лучшему игроку матча Казахстан – Россия вручил дагестанец», Гаджи ждут на местном ВГТРК и ведущем канале республики «Дагестан», впереди несколько интервью и новая встреча с главой района.

А дома – в Согратле – ждут родители, братья, сосед Хасан и ребетня, которая обожает футбол и еще долго будет просить рассказать о поездке в Астану: как стоял рядом с игроками сборной, какие усы у Черчесова, правда ли, что монолог Дзюбы невозможно остановить, а сам Гаджимурад пнул игрокам мяч во время разминки.

И как сделал так, что еще один человек узнал: есть дружный Согратль, гостеприимный Дагестан и Россия, которая любит свою сборную.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Evgeny Markov (zheniamis57) (@eugenioruso57)

Гаджимурад Исаев и Sports.ru благодарят РФС и платежную систему «Мир», партнера сборной России по футболу, за организацию поездки. 

Фото: Гаджимурад Исаев; Евгений Марков; «Мир»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья