Блог The Hotspur Way

Харри Кейн: «Я не просто хотел играть в премьер-лиге. Я хотел играть в премьер-лиге за «Тоттенхэм»

Харри Кейн рассказывает о самых знаменательных этапах в своей карьере и жизни в колонке на The Players Tribune.

Забавно сейчас вспоминать свои детские неудачи. Я отчетливо помню тот день. Это произошло в парке недалеко от нашего дома в Чингфорде, куда я постоянно наведывался с моим отцом и братьями, чтобы поиграть в футбол. Ворот нет, нормального поля тоже. Просто дайте нам мало-мальски пригодную лужайку, пару деревьев – и мы счастливы. Тогда я играл за молодежку «Арсенала». Так сказать, был в стане врага, но это была большая возможность для меня.

Так вот, однажды, мне было тогда восемь, мы с отцом пошли в тот парк. И он внезапно произнес: «Мне нужно кое-что тебе сказать».

Я ответил: «Да, что случилось?».

Затем я вспоминаю, что он положил мне руку на плечо и произнес: «Знаешь, Харри, «Арсенал» отказался от тебя».

Честно, я даже не могу вспомнить, что я чувствовал в тот момент. Я даже и не догадывался, что бы это могло значить. Я был еще слишком мал. Но я помню, как отреагировал на это мой отец. Он не ругал меня, он не ругал «Арсенал». По его виду я бы даже не сказал, что он придал этому особое значение. Он просто сказал: «Не переживай, Харри. Мы будем работать еще усерднее, и мы найдем тебе другой клуб, хорошо?».

Смотря на ту ситуацию сейчас, вы должно быть думаете, что я должен был расстроиться. И вы считаете, что мой отец, как и все отцы, которые желают своим сыновьям успеха в футболе, должен был реагировать несколько иначе. Но мой папа никогда не давил на меня, что бы ни случилось. Он всегда старался быть оптимистом. Его девизом было: «Что ж, мы и с этим справимся».

Что мы и сделали.

После «Арсенала» я немного пришел в себя, и вернулся в свою первую команду, где меня заметил скаут «Уотфорда». Мне предложили просмотр. Забавно вещи иногда складываются – после игры за «Уотфорд» против «Тоттенхэма» меня пригласили в академию «шпор». Белый цвет идет мне больше, я так считаю. Помню первую игру против «Арсенала»… Тогда, я вспоминаю, у меня была на них обида. Это прозвучит смешно, в конце концов, мне ведь было всего восемь лет, но с тех пор каждый раз, играя против них, я думал: «Ну, посмотрим, кто из нас прав».

Сейчас я могу сказать, что это лучшее, что могло со мной случиться. Эта ситуация дала мне такой стимул, которого у меня никогда не было.

Я очень рад, что смог достичь отметки в 100 голов в премьер-лиге. Когда «Тоттенхэм» отправлял меня в аренду на протяжении двух лет, я часто задавал себе вопрос, будет ли у меня возможность забить хотя бы один гол в премьер-лиге? Но я извлек для себя немало важных уроков за эти годы. Помню свою аренду в «Миллуолл» в 2012 году, где мы оказались на грани понижения в классе. Тамошние фанаты известны, в первую очередь, своей страстью. В одном из моих первых матчей за «Миллуолл» судья принял неверное решение. Просто одно неверное решение. Что началось потом! С трибун на поле летело абсолютно все. И в большом количестве. Матч пришлось прервать, чтобы успокоить фанатов. Вам стоит учесть, что мне тогда было 18 лет. Я смотрел на все это: «Ничего себе! Это… да это сумасшествие!».

Сезон тем временем шел, а мы все еще были в зоне вылета. Некоторые игроки в раздевалке начали говорить вещи, которые меня, если честно, застали врасплох: «Чувак, если мы вылетим, мою зарплату уменьшат вдвое». Или: «Если мы не выберемся, я останусь без контракта».

Там играли парни, у которых дома были маленькие дети – и я начал смотреть на игру совсем с другой стороны. Ты начинаешь понимать, что для многих спорт – это не просто игра. Это работа, чтобы прокормить семью. Ты начинаешь понимать, насколько в непростой ситуации ты можешь оказаться в футболе, когда все, над чем ты работал, может исчезнуть в одночасье. Мой этап карьеры в «Миллуолле» помог осознать, что я больше не могу вести себя как ребенок. Это был важный урок – и не думаю, что это просто совпадение, что я играл там очень неплохо. Что важно, мы не вылетели. Это позволило мне установить достаточно теплые отношения с фанатами «Миллуолла». Я люблю их… даже если иногда они и сходят с ума.

Я надеялся, что достаточно постарался, чтобы «шпоры» оставили меня в команде на следующий сезон. К сожалению, клуб вновь отправил меня в аренду. С этого момента и начались тяжелые для меня времена, низшей точкой которых стал момент, когда я оказался в «Лестере», и даже намека не было на то, что я могу пробиться в команду. Они тогда еще были в Чемпионшипе. И я помню, как сидел у себя дома и думал: «Если мне нет места в команде из Чемпионшипа, то как я смогу играть за «Тоттенхэм» в премьер-лиге?»

Это было впервые в моей карьере, когда я позволил себе усомниться в своих способностях. Сомнение – тяжкая вещь, скажу я вам. Ко мне приехала моя семья, и у нас был жаркий спор. Я был настолько подавлен, что сказал отцу, что хочу все бросить. Это была ужасная ошибка, но я по-настоящему сомневался в себе. Мой отец сказал: «Послушай меня, просто продолжай работать. Преодолей эту ситуацию, и все наладится».

Через несколько недель я опять был дома. Тогда я подсел на НФЛ. Если я не тренировался, то играл в Madden или смотрел нарезки с играми «Нью-Инглэнд Пэтриотс» на YouTube. Однажды я наткнулся на документальный фильм о Томе Брэди. И про шестерых квотербеков, которых выбрали на драфте до него.

Оказалось, что Том Брэди был выбран на драфте под 199-м номером. Просто представьте себе. Этот фильм серьезно меня зацепил. В хорошем смысле он взорвал мне мозг. В Томе сомневались все. Даже в колледже все тренеры старались заменить его другим квотербеком. В фильме показали момент, когда он взвешивался перед драфтом. Он снял футболку… Это было забавно, потому что он выглядел как обычный парень. Тогда один из тренеров сказал: «Перед нами малыш Брэди, он высок и долговяз, и выглядит так, словно не знает о наличии тренажерного зала».

Он напомнил мне меня самого. Мне часто приходилось слышать подобное в свой адрес: «Знаешь, ты не выглядишь как толковый нападающий».

Он вдохновил меня. Брэди верил в себя с такой силой – он продолжал и продолжал работать, чтобы стать лучше. Я увидел в нем себя. Звучит невероятно, но я будто почувствовал, как внутри меня что-то зажглось. Прямо там, в Лестере, в небольшой квартире на диване. И я сказал себе: «Знаешь, что? Я просто возьму и сделаю это. Буду работать на пределе своих возможностей, и, когда у меня будет шанс, я схвачу его обеими руками».

Через пару недель мы играли с «Миллуоллом». Один из тамошних защитников, здоровый такой, пытался помешать мне принять мяч из аута. Он был прямо рядом со мной и сказал: «Ой, Харри».

Я ответил: «Да?»

Он: «Знаешь, я до сих пор не получил ни одной желтой карточки».

Я: «Эммм, хорошо?»

А он добавил: «Ага, потому что я собираюсь получить одну на тебе».

Он старался задеть меня, напрямую и по-простому. Мяч вбросили… и мы оба выпрыгнули за ним. В ход пошли локти… Знаете, что случилось дальше? Я внезапно пихнул ему прямо по ребрам. Он свалился на землю, корчась от боли, а я просто перешагнул через него. Ничего даже не сказал, просто взял и перешагнул. Так я дал понять и ему, и самому себе, и абсолютно каждому, что меня не надо даже пытаться запугивать.

В следующем сезоне я вернулся в «Тоттенхэм». Там я встретил нового тренера Андре Виллаш-Боаша. Он хотел снова отправить меня в аренду. Мной интересовались несколько приличных клубов, но моей целью было не это. Я мечтал не просто играть в премьер-лиге. Я мечтал играть в премьер-лиге за «Тоттенхэм».

Поэтому я честно ему ответил: «Я не хочу уходить».

Как только я произнес это, то подумал: «Ой, может это была не…»

А он просто посмотрел на меня, немного смутившись.

Тогда я просто выпалил все, что у меня было на этот счет: «Я намерен доказать, что должен быть в основе. А ты мне можешь каждую пятницу говорить, что я недостаточно хорош для этого. Меня это устраивает. Но уходить в аренду я не собираюсь».

И все. Он позволил мне остаться в клубе и тренироваться с основной командой. И это был ключ к возвращению моей уверенности в себе. Мне всегда казалось, что у меня есть способности, но нужно преодолевать себя. Я видел мечту своего детства, она была прямо передо мной… но мне нужно было до нее добраться. Но жизнь ничего не дает тебе что-то прямо в руки, правда?

Это что-то ты должен взять сам.

Я был невероятен на тренировках, но у меня не было возможности сыграть в основе. Боаша уволили ближе к зиме, команду принял Тим Шервуд. И он подарил мне шанс. Остальное, как любят говорить люди, уже история. Я забил трижды в трех своих первых матчах, и это было просто невероятно. Особенно забить первый гол на «Уайт Харт Лейн». Без сомнений все, через что я прошел до своего первого забитого мяча, сделало меня таким, какой я сейчас.

Когда пришел Маурисио Почеттино, все поменялось. Не только для меня одного, но и для всего клуба. Никто не оказал большего влияния на мою карьеру, чем Маурисио Почеттино. Он принес в клуб невероятную тренерскую идею и сплотил всех нас. Он никогда не говорил о своей карьере игрока, хотя она была выдающейся. Он тренер, но он не зациклен на себе самом, он помогает всем игрокам независимо от того, является ли этот игрок лучшим в команде или он только делает свои первые шаги в карьере. Очевидно, что если ты не хочешь выкладываться или просто ленивый, тогда он беспощаден к тебе. В этом-то и дело: ты не стараешься – его двери для тебя закрыты. Но если ты уважаешь его и готов для него выкладываться, то он горы для тебя свернет.

Один из моментов, которые вспоминаю с особой гордостью, случился, когда я сделал хет-трик несколько сезонов назад, и Маурисио позвал меня в свой офис после матча. В то время мы были достаточно близки, но не так сильно. Я не знал, чего он хотел. Так вот, я открываю дверь… а он сидит там за столом с бокалом вина. По-моему, это был «Мальбек» или что-то такое. Он улыбается. Приглашает меня пройти и говорит: «Давай, сделаем фото».

Он приобнял меня, в другой руке бокал вина, и мы сфотографировались. Это было чудесно. В тот момент я впервые подумал: «Он особенный человек». Он просто невероятный. Я уважаю его и как тренера, и как босса. И, очевидно, что вне футбола он для меня большой друг. Именно благодаря ему у нас такая сплоченная команда – мы искренни друг с другом. В современном футболе это большая редкость.

Я считаю, что отказ «Арсенала» от меня  – это лучшим, что случалось со мной когда-либо. Когда я завязывал свои бутсы перед первым Северолондонским дерби в 2015 году, я вспомнил, как в 11 лет играл против академии «Арсенала». Это было словно дежавю. Перед каждым матчем я мысленно представляю себе, как буду забивать. Удар с подкруткой левой ногой в нижний угол. Удар правой с угла штрафной. Всегда так было. Этому я уделяю много внимания, представляю своих соперников лежащими на траве и многое другое. Тогда я представил защитников «Арсенала» в их красной форме… Мурашки по коже.

Мы были в уже туннеле, и я подумал: «ОК, прошло 12 лет. Но сейчас мы увидим, кто был прав, а кто ошибался».

В тот день я забил дважды. Победный гол на 86-й минуте… Об этом я даже и не мечтал, просто представить себе не мог. Это был гол головой – возможно, мой лучший гол головой за все время – и те чувства, когда мяч влетел в сетку… Такой бури эмоций я не испытывал никогда в своей карьере.

Помню, как обошел все поле после финального свистка, аплодируя болельщикам, и чувствовал что-то вроде: «Ну я же вам говорил».

И это не только насчет «Арсенала». Это куда глубже. Это о том, чтобы доказать что-то самому себе, своей семье, которая безоговорочно в меня верила. Даже когда я был в «Миллуолле», в «Норвиче», в «Лестере». Даже когда я сомневался, что смогу всего этого достичь.

Сейчас, после покорения отметки в 100 голов в премьер-лиге, я хочу поблагодарить некоторых людей.

Спасибо моей невесте Кейт за то, что поддерживала меня, когда все шло из рук вон плохо.

Спасибо моему отцу, который положил мне руку на плечо, когда «Арсенал» отказался от меня. Спасибо всей моей семье, что помогли мне найти силы поверить в себя тогда в Лестере.

Спасибо моей маме за те бесчисленные часы, что она провела в машине, возя меня на тренировки сюда, туда, куда угодно… И за то, что делают все матери, тоже спасибо.

Спасибо моему брату Чарли за тысячи выходов один-на-один против меня. И за то, что иногда давал мне почувствовать себя Тедди Шерингемом.

Спасибо Тому Брэди за то, что дал надежду всем парням, которые выглядят так, словно не знают дороги в тренажерный зал.

Спасибо всем моим партнерам по команде, особенно тем, которые подходили ко мне на тренировках со словами: «Ты заслуживаешь играть, парень». Это для меня значило тогда очень многое.

Спасибо Маурисио Почеттино за то, что нашел во мне настоящего нападающего.

И спасибо вам, болельщики «Тоттенхэма». Я мечтал играть за «шпор» с детства. Долгое время моей мотивацией было просто закрыть глаза и представить себя, забивающего гол в ворота «Арсенала». Хоть уже не раз это делал, будто всегда заново. Но сейчас моя мотивация в другом – закрыть глаза и представить, как я поднимаю кубок премьер-лиги на новом стадионе со своими товарищами. Не задумываясь обменял бы следующую сотню голов на это.

Последние пару сезонов мы были очень близки к чемпионству. Есть только один способ наконец достичь его. Как бы сказал мой отец: «Просто продолжаем работать. И все будет хорошо».

COYS,

Харри

_________

Оригинал

The Hotspur Way в ВК | Telegram

photo by sam robles/the players’ tribune |photo by press association via ap images | photo by ross kinnaird/getty images | photo by rex features via ap images | photo by laurence griffiths/getty images | photo by laurence griffiths/getty images

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья