Официальный блог GGпокерок
Блог
Спецпроект

«Обычного русскоязычного игрока за столом видеть рады. Потому что играет он не очень хорошо». Интервью с топовым российским покеристом

Будущая жена убедила рискнуть всем ради покера.

Михаил Семин когда-то был спортивным журналистом: работал у Василия Кикнадзе на ТВ, потом был главредом «Чемпионата». В конце 2000-х он познакомился с покером, в середине 2010-х – поехал на свои первые WSOP, а позже стал не только игроком, но и комментатором покера. 

Сейчас Михаил – амбассадор GGпокерок, рума, который помог нам провести это интервью. 

Старт карьеры, правила обращения с деньгами, комментирование 

– Несмотря на твою значимость для русского покерного комьюнити, не все знают, кто ты и как ты начал играть.

– Я всю жизнь как раз в спортивной сфере. Работал на канале «Спорт», ушел после очередного конфликта с Василием Кикнадзе. Какое-то время был без работы, чем только не занимался, потом стал главным редактором «Чемпионата». В какой-то момент в «Чемпионат» пришел PokerStars – крупнейший оператор покерного мира, он захотел сделать страницу, посвященную покеру. Тогда был бум, это был год 2008-й, как раз Иван Демидов занял второе место на WSOP и выиграл 6 миллионов долларов. Из которых, кстати, ни копейки не получил.

PokerStars захотели открыть раздел, посвященный покеру, очень хороший был контракт для сайта, отличные финансовые вложения, от которых мы не могли отказаться. Я решил, что как же так: во всех остальных видах спорта или хорошо, или более-менее понимаю, а в покер никогда не играл. Ну и в 2009 году попробовал поиграть в интернете – сначала на условные деньги. Но на условные покер – это совершенно скучно. Без адреналина, без возможности что-то выиграть и проиграть – это не покер. Начал играть, и, как обычно бывает с новичками, мне очень сильно стало везти, стал много выигрывать, и через три месяца всерьез уже задумался о покерной карьере.

– А офлайн играл, помимо онлайна? 

– Конечно. В Москве тогда как грибы росли покерные клубы, это было абсолютно легитимно. Сыграл за $50 турнир, выиграл $600 – первое место занял. Думаю – хрена себе… Я, конечно, умный человек был, понимал, что, наверное, первое-второе не всегда буду занимать. Но все же очевидно, что у меня талант, интеллект, предрасположенность. И когда за неделю я $3000 выиграл – а это было близко к моей зарплате главреда – мысли шальные в голову полезли, что и с финансовой точки зрения это интересно. Честно говоря, я творить, креативить любил, но играть мне нравилось больше. Подумал, что надо менять направление. 

– Как ты окончательно решил, что дальше – покер? 

– У меня довольно быстро наступил момент, что работа хорошая, хорошо оплачиваемая – по меркам спортивной журналистики, – классный коллектив, но мне скучно, и я не особо нужен там, все без меня работает. Моя на тот момент девушка, ныне супруга, убедила рискнуть, попробовать себя в покере. Мы где-то год были вместе, она видела, как мне нравится покер, как я им живу – а я не хотел. Говорил: ну представляешь, сейчас уйду с позиции главного редактора, тут хорошая зарплата, соцпакет… А я уйду в покер. Да, мне сейчас везет, но а вдруг не получится. И чего? На место главреда я не вернусь. Она сказала: «Не волнуйся, ничего». 

– Когда ты начал этим заниматься, был момент, когда после первых побед что-то пошло не так?

– Примерно полгода я был около ноля, и всегда понимал, что нужно к деньгам аккуратно [относиться], я же ушел [с работы главредом]. Какой-то финансовый запас у нас был, но не очень большой. У меня были деньги, которые я зарабатывал, но еще были кредиты. Как каждый себя уважающий журналист, когда я на телевидение пришел, сначала купил себе кредитную «Хонда Аккорд», потом был кризис – купил кредитную «Ауди ТТ».

А когда покер… Я свои деньги вкладывать был не готов, у меня товарищ играл в покер к тому моменту дольше меня, и он этим зарабатывал. В покере это называется бэкерство – он мне выделил денег. Давай, говорит, $1000 я тебе дам, это будет твой банкролл, будешь играть, прибыль пополам. Месяца 3–4 я играл так в ноль, жили мы на деньги, которые я зарабатывал отдельно, в игру не вкладывал.

Я всегда говорю людям, особенно начинающим, что покер это или хобби, или вы должны какую-то сумму внедрить, которой готовы пожертвовать. Глупо очень рассчитывать: сейчас пойду играть и мне повезет. Даже когда профессиональным игрокам нужны деньги, они ни в коем случае не думают: так, сейчас я сяду, поиграю неделю, месяц и этим деньги заработаю. Потому что плюсовое ожидание, дисперсия – она огромная в покере.

Я 3–4 месяца играл около ноля, а потом в каком-то турнире за $55 мы поделили [выигрыш] на четверых или пятерых игроков. И вот дальше уже я стал чуть выигрывать. 

– И все же был на начальном этапе у тебя период, когда ты ушел в минус? Или самый страшный минус – это ноль? 

– Большого минуса не было. Я не готов сильно рисковать. Я и сейчас могу играть турниры по $1000, но я все равно не буду играть дороже, чем по $200-300. Я очень аккуратный. 

Всегда говорю: пусть я лучше чуть меньше выиграю. Но даже у меня бывают такие игровые сессии: сажусь в кэш и там разброс такой, что я выигрываю за сессию $2000. Это ничего не меняет для меня, мой контроль не поменялся. Сажусь играть на следующий день те же лимиты и проигрываю $1000, начинаю думать: блин, это же 70000 рублей, это же до хрена, нафиг мне это нужно было? 

И поэтому не было никогда большого минуса. Я понимал: эти красивые турниры – нафиг мне надо. Я лучше по $10 буду играть спокойно турнирчики. Пусть меньше людей, и народ слабее. Если я выиграю первое место, то $600 – это все равно приятно. Не надо мне 200 тысяч, я не хочу за один турнир проиграть $200.

Сейчас другие времена, но все равно 200 – это, по сути, потолок. Есть только отдельные турниры в интернете, когда я готов от себя вкладывать. Поэтому не было минуса, но не было и большого плюса.

– Как ты начал комментировать покер?

– Это предложили PokerStars. Мы начали комментировать какие-то турниры, плюс на ТВ появилась программа «Звезда покера», мы с Сергеем Стиллавиным ее озвучивали. 

Чтобы классно комментировать, нужно знать игру. Зрители это чувствуют. Покер – это такой вид деятельности или досуга, где ты не можешь быть хорошим комментатором, если постоянно не играешь. Так футбол можно комментировать. Яркий пример – Василий Уткин, который пришел в футбол, никогда не играя и частично не зная правил, о чем он сам рассказывал. Но например теннис – уже другая история. Я теннисом всего год занимался в детстве, но когда я начал комментировать, пару учебников прочитал, чтобы в технической составляющей получше разбираться и чувствовать. Но этого, в целом, достаточно.

Покер же постоянно развивается и важно быть в теме, в курсе изменений, чтобы грамотно и интересно рассказывать об игре зрителям. Ты можешь знать правила и комбинации, но ты не будешь понимать, не сможешь людям рассказать, что другие игроки делают, даже игроки высокого класса. 

2016-й – год, когда Семин разорвал на Мировой серии 

– У тебя было несколько финалок на WSOP.

– В прошлом году два. Всего восемь, по-моему. Первый у меня был в 2015 году, я там занял седьмое место. А год моего прорыва – это, конечно, 2016-й. У нас тогда в феврале родилась дочь, и я улетел на WSOP. Как раз до этого летали с Лерой, супругой моей, вдвоем, а тут получается, что я еще сомневался: лететь – не лететь. В итоге мы решили, что на две недели полечу. Я понимал, что ей нужна моя помощь, но Лера опять мне сказала: «Нет, это для тебя важно, давай лети». 

Там мне товарищ предложил: давай сыграем Мировую серию покера, турнир за $111000. Я говорю: ты что, офигел? Я не буду, там играют одни звери, они меня съедят, люди просто не поймут, что Семин делал в турнире за $111000. Говорю: если хочешь, лучше проспонсируй меня на несколько турниров по $10000. Убедил и играл от него. Полный фриролл, я ничего от себя не вкладывал, играл за 20% от прибыли.

–  И как? 

– За $10000 я выхожу на финал, занимаю 5-е или 7-е место, выигрываю, по-моему, $70000. Это не так много в турнире за $10000, но все равно хорошо. Отыграл 3 дня, сел уже немножко уставший в турнир Million Maker за $1500. Он так называется, потому что за первое место победителю гарантированно дают миллион. Там играло 7 тысяч человек, его на американском телевидении показывали. Несколько стартовых дней, что-то вроде 500 столов, за каждый могут посадить по 9–10 игроков. То есть одновременно могут играть 5 тысяч человек.

Сел немножко уставший, но это приятная усталость. И через час у меня стэк вырос в 10 раз. И дальше уже как по маслу, по накатанной шло. Я играл 4 дня, тоже вышел на финальный стол. Первое место было $1,2 млн, второе – миллион долларов. Ну и где-то не сложилось, где-то я не так за человека сыграл – в общем, занял, по-моему, седьмое место, дали $160000.

Отыграл и прихожу дальше – турнир $10000 Horse. Там 5 игр разных. Три дня его играл, тоже вышел на финальный стол. Дали $90000. То есть всего я за эти три турнира получил где-то $320000, из которых 20% были мои.

– Неплохо. Расскажи про эмоции. Вот ты сидишь в финале чемпионата мира по покеру. И ты не перед экраном... 

– Мне всегда казалось, что финальный стол – это что-то невообразимое. Но прикол в том, что я понимал: я технически сильнее всех на этой финалке. 

И да, был определенный мандраж, я сидел и продумывал каждую раздачу. То, что я всем всегда советую: даже в суперстандартных ситуациях, где у тебя действия автоматические и по сути один вариант решения, правильнее все равно заставить себя еще раз в голове быстро прокрутить: этот я ход делаю или не этот?

Когда я выходил на свою восьмую финалку, понимал: «Ребят, я вас тут как бы не боюсь, я вас спокойно обыграю».

– А где же эмоции?

– Я по жизни не очень эмоциональный человек, воспринимаю все очень спокойно. Здесь – ну, я играю. У меня просто до этого были другие финалы. Помню, ЕПТ – Европейский Покерный Тур – когда попал впервые на телевизионный стол, вот там я нервничал. Больше от того, что всегда игроков критикую, а тут вот и я попал. Думаю: главное – нельзя облажаться.

Во Франции, в Довиле, мы играли телевизионный стол, и там было 10 человек до денег. И по тем временам я супергероический колл сыграл. Защитил руку типа валет-десять, на флопе попал в младшую пару. У меня был очень агрессивный немецкий игрок, три раза поставил на ривере с олл-ином, я минут 5 думал. 

В России все смотрели эту трансляцию, за меня переживали. Но они-то видели открытые карты, знали, что он блефует, а у меня очень тяжелое решение: сейчас заплачу и вылечу. А там минимальный приз 10000 евро. И я просто буду идиотом выглядеть, что куда-то поперся. В итоге заплатил: ставлю оставшиеся фишки и на него смотрю, он моментально переворачивает свою руку. Обычно люди переворачивают карты, когда у них победная комбинация. У меня все внутри падает, и я думаю: ну, облажался. Переворачивает, я смотрю – о! 

Тут же отхожу от стола (за телевизионным столом нельзя пользоваться телефоном – Sports.ru), смотрю – 50–60 смсок буквально за минуту. Вау! Чувак! Я знал, что ты сможешь! Ну и дальше я сидел, купался в лучах славы.

Почему все любят играть с обычными русскоязычными игроками

– Расскажи про русский покерный мир: как он сейчас развивается, насколько заметно русское комьюнити в мировом покере?

– Оно большое. В России около ста тысяч человек играют с большой периодичностью – несколько раз в неделю. Хотя на фоне нашего 150-миллионного [населения] это вроде не так много. Еще больше миллиона человек, которые покером с той или иной периодичностью интересуются. Костяк покерного комьюнити – около тысячи человек. 

– Игрок из России на международном турнире – он какой?

– Есть разделение между российскими известными игроками и среднестатистическим российским игроком. У нас больше сотни игроков, которые посещают все живые турниры, играют в интернете, и которых знают опосредовано. Наши сильные игроки ничем не отличаются от сильных немцев, сильных американцев.

А обычные русскоязычные игроки – в целом, это те люди, которых за столом рады видеть, потому что это люди, которые играют не очень хорошо, это люди, любящие играть много раздач – лузовые, против которых тебе приятно оказываться в банке.

Есть, к сожалению, небольшой процент людей из нашего советского прошлого, которые покер ассоциируют с казино и ведут себя, как в казино. Не все вежливые, некоторые повышают голос. Но в Европе это быстро пресекают, у нас сейчас в Сочи тоже. Предупреждение, если человек оскорбил кого-то или на дилера накричал. Кстати, наши игроки считают самыми отмороженными бразильцев и хотят с ними играть. Наши братья по разуму в покере, если говорить о любителях.

После запрета онлайн-покера в большинстве штатов США самое большое представительство в интернете – из СНГ, 35% где-то. Из них 90% – Россия, Украина и Беларусь.

Россияне и украинцы – это вот сейчас основная движущая сила покера онлайн. А беларусов в мире [покера] не любят, потому что если беларус, то 99% что регуляр (хороший игрок, играющий постоянно и в стабильный плюс – Sports.ru). К сожалению, в Беларуси такая экономика, что если человек приходит в покер, то зарабатывать, а не развлекаться.

– И еще вопрос. Расскажи, как справляться с бэд битом и своей плохой игрой? 

– По-хорошему, либо обращаться к психологу, либо заниматься самоанализом. Я сам с собой научился разговаривать – в нормальном смысле слова. В этом отношении, кстати, и покер помогает.

Бэд бит – это то, что от тебя не зависит. Если ты все сделал правильно, а тебе просто не повезло, глупо из-за этого расстраиваться. Когда тебя на улице обрызгали или дождь пошел – ну кому ты будешь пенять? Можешь материться, что синоптики – козлы. Но это минусово, твое настроение дальше портится, ты теряешь время, ты не в адеквате.

Бэд бит – ну, это часть игры, это часть нашей работы. Со временем ты начинаешь относиться спокойно [к нему] и в покере, и в жизни. Важно это понять, взвесить – ты на это повлиять не мог.

– А когда ты понимаешь, что облажался сам? 

 

– Не корить себя: аааа, дурак; не рвать волосы на голове. Нужен конструктивный подход. Это тоже ценный опыт. И как я говорю: хреново, что так, но здесь за первое место давали 290 тысяч. А через месяц WSOP начинается, и там я буду играть турниры, где за первое место будет миллион долларов! Два миллиона долларов! Там браслет будут давать – то, что самое ценное. Хорошо, что я сделал это (ошибку – Sports.ru) сейчас.

Понятно, что это некоторое, может быть, самоуспокоение, но тем не менее. Я все себе говорю: пусть я сыграю правильно и вылечу, но я профессиональный покерист. Я покерист – значит, я должен принимать правильные решения. Если я принял правильное решение, мне не повезло – it’s ok, нет проблем.

***

В этом году WSOP проходила в покер-руме GGпокерок. За время серии общий призовой фонд превысил несколько десятков миллионов долларов, а лучшие покерные про разыграли 54 золотых браслета.

Фото: instagram.com/semin_mike; pokernews/Katerina Lukina

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья