android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

На грани нервного срыва

Валерий Карпин – один из самых необычных и самых сложных собеседников среди футбольных людей в России. Он не стремится помочь спрашивающему, нет, он постоянно вступает в конфронтацию, идет на прорыв. Своей колючестью он разрушает штампы, рвет общие места. Когда все ожидают ответа, столь же обтекаемого, как вопрос, когда должен выполняться бессмысленный послематчевый ритуал, превращающий пустоту в абзацы текста, Карпин говорит именно то, о чем его спрашивали.

На грани нервного срыва
На грани нервного срыва

Судя по всему, специалист еще и испытывает от этого какое-то своеобразное удовольствие, словно бы поставил себе цель бороться со всей глупостью во мире. Его юмор – черный и резкий, на лице то и дело проступает раздражение («А что вы хотите, чтобы я сказал про Штранцля? Что его надо убить?»). Карпин ведет себя как разрушитель даже тогда, когда говорит о созидании. Это может быть достаточно удобной позой, но даже если это роль, то она уже стала неотделимой от актера.

Кобелев похож на умелого и доброго физрука, авторитет которого создается самой манерой держаться

Тщательно прочувствованная СМИ фраза «игра была равна» ложится в ту же канву, хотя в некотором смысле произошло обратное. Карпин использовал по назначению всем понятное и широко употребляемое переносное выражение, оставшись при этом в рамках приличий, а его слова расчленяют, дополняют и осуществляют такой глубокий анализ, как будто тренер сделал их своим девизом и повесил над воротами Тарасовки. Можно оценивать стилистику Карпина, но смысл слов совершенно ясен: «Я недоволен всем и всеми», и никакого глубокого подтекста тут нет. Карпин опять оставил в дураках в первую очередь тех, кто не вышел из плоскости, воспринял буквально метафору, заставив их с серьезным лицом рассуждать на какие-то не самые приятные темы.

Но посмотрите для сравнения на Кобелева, благо что поводов сравнить двух тренеров хватает – он ведь тоже не без чувства юмора и любит поставить на место задающих глупые вопросы, но насколько же иначе Андрей Николаевич это делает. Он будто слегка посмеивается, улыбается про себя. Ему достаточно иногда усмехнуться в ответ, без всякого яда, но вполне весомо. Кобелев похож, в хорошем смысле, на умелого и доброго физрука, авторитет которого создается самой манерой держаться, без каких-либо жестких заявлений. У такого человека молодые игроки будут играть ради доброго слова, а бояться будут не уничтожающих комментариев, а точного определения своих недостатков.

Ни один тренер российского топ-клуба не отзывался от своем составе в настолько мрачных тонах, как Карпин

А Карпин стремится контролировать все – разговор, собеседников, игроков, клуб, игру, соперника, в конце концов. Главный его вывод из поражения: «Нельзя отпускать вожжи, следовало еще более нагнетать обстановку, надо срочно менять психологию». Карпин хочет намеренно ввести команду в стресс, и причины на это у него есть.

По сути, «Спартак» оказался в тяжелейшей ситуации – и Карпин, похоже, чувствовал это еще до начала чемпионата. Ни один, наверное, тренер российского топ-клуба не отзывался от своем составе в настолько мрачных тонах – вплоть до «с такими футболистами я до пенсии не доживу». У «Спартака» большие проблемы с флангами – и покупка (пусть даже, возможно, за символическую сумму) Голышева, никогда не бывшего реальным конкурентом или хотя бы достойной подменой Чеснаускису и Самедову в «Москве», смотрится своеобразной усмешкой. Недавно приобретенный Шешуков ставится на ответственную позицию опорника и, неумело изображая Дмитрия Тарасова, не может даже доиграть до конца матча. В запасе при этом остается самый выносливый в команде, положительно отмечаемый Карпиным Сабитов – наверное, ведь были причины оставить его в запасе. Так или иначе, в опорной зоне, в фундаменте команды – одна сплошная проблема, уже историческая, тянущаяся, как кажется, чуть ли не с тех пор, как из команды ушел Виктор Булатов.

Календарь суров к «Спартаку» в начале турнира – впрочем, календарь в этом сезоне вообще выдался весьма суровым, с многочисленными «сериями смерти». После «Динамо» – «Зенит» на выезде, потом «Локомотив». Затем «Томь», «Терек» и «Сатурн» – звучит гораздо легче, конечно, но это все же не те команды, которые обыгрываются без усилий. Более того, чтобы набрать с ними девять очков, нужно показать свою лучшую игру и невиданную стабильность – а если набрать меньше, то это будет выглядеть провалом. До «Амкара» и «Анжи» еще нужно дожить – и пусть двуглавый орел Карпин по статусу должен увольнять себя сам, в случае вероятных проблем могут найтись люди, которые форсируют этот процесс.

Спаллетти носит шарф словно штандарт – как знак качества, первородства, сопричастия к бело-голубой империи «Газпрома» и «Зенита»

Все последнее десятилетие «Спартак» планомерно уничтожает собственных тренеров, иссушает их досуха – и Карпин, возможно, чувствует, что слишком много поставлено на кон. Если он не добъется успеха, то начинать карьеру придется не просто заново, а с отрицательным гандикапом, словно с него снимут заранее девять очков в турнире. Поэтому он пытается действовать на опережение, постоянно что-то делать, нагнетать и менять, в меру сил, в меру опыта и характера.

В результате с Карпиным «Спартак» как-то окончательно перестал быть «Спартаком» в привычной системе ценностей – речь не об игре, а о месте в иерархии российского футбола. Если на то пошло, «Спартак незаметно превратился в «Зенит», тогда как «Зенит» постепенно превратился в что-то совсем новое. Теперь «Спартак» берет на себя роль вечного фрондера, а «Зенит» становится имперской командой, в которой, как кажется, Корниленко не может заиграть, потому что он статусом не вышел, а не потому, что он плохой игрок. Даже букмекерам все равно, что у «Зенита» один чистый нападающий и ни одного настоящего опорника – фаворит и все тут. Спаллетти носит шарф словно штандарт – в этом уже нет вызова, есть лишь знак качества, первородства, сопричастия к бело-голубой империи «Газпрома» и «Зенита».

А «Спартак» занял пустующую нишу – нет, он не копирует «Зенит» Петржелы, но в иерархии оказывается именно на его позиции. Он в оппозиции, он вечно обижен и недоволен. Его ущемляет даже судья Карасев, не удаливший спартаковского же игрока в первом тайме (одна из самых любопытных претензий к судьям за долгое время, нужно отметить). «Спартак» приобретает невнятных иностранцев, «Спартак» сыплет голами, когда не очень-то и нужно, и проваливается, когда должно проявить себя с лучшей стороны, «Спартак» выплескивает на поле выводок юношей с горящими глазами, изрядная часть которых куда-то пропадает на следующий сезон. Еще у «Спартака» не то чтобы нет денег, но ему как-то жалко тратить их по-крупному.

Если Карпин дойдет по дороге нервного срыва до конца, то мы обязательно услышим от него что-то вроде того, что «Спартак» никогда не будет чемпионом

Ближайшие два матча покажут, что именно происходит со «Спартаком». Если они выдадутся неудачными – вот тогда уже станет понятно, какой Карпин на самом деле человек и тренер. У «Спартака» нет шансов выиграть чемпионат, не выходя из состояния надрыва; десятая чашка кофе уже не бодрит, а парализует, пусть сердце и болезненно стучит в груди отбойным молотком. У адреналина есть смертельная доза – и она не очень-то велика.

Но при этом у «Спартака» нет возможности отказаться от стремления выиграть чемпионат – команда с такой популярностью не может не декларировать задачу добыть золото, даже если бы состав ее был на уровне десятого места. Состав, конечно, заметно лучше, но проблемы очевидны, проблемы серьезны и проблемы вряд ли решатся в ближайшие несколько туров.

Самые жесткие руководители, если они действительно хорошие руководители, теряют свою внешнюю жесткость, когда ситуация становится по-настоящему неблагоприятной. Когда дело близко к провалу, нельзя давить дальше, или все рухнет в этот самый провал. Нужно прийти в себя, спокойно разобраться, предотвратить панику. Тень консультанта Романцева здесь, пожалуй, не поможет – Олег Иванович никогда не был антикризисным тренером, он скорее может научить нагнетать и создавать стресс. Но почему-то кажется, что такой потенциал есть у самого Карпина – все-таки при всей его внешней колючести чувствуется, что за ней скрывается достаточно острый ум.

А если этого не произойдет, если Карпин окончательно окажется в оппозиции всей вселенной и дойдет по дороге нервного срыва до конца – то мы обязательно услышим от него что-то вроде того, что «Спартак» никогда не будет чемпионом. И тогда его, как и многих его предшественников, можно будет уверенно отправлять в отставку и списывать в запас. Даже как-то больно вспоминать, кем приходили в «Спартак» Чернышов, Черчесов, Старков и Лаудруп, и как они теряли буквально за несколько месяцев практически все свое обаяние. Очень не хотелось бы дописывать в этот список Карпина. Некоторые традиции лучше пресекать, а не сохранять.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы