Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Победы – это моя работа»

    Зрители пришли на минский стадион «Динамо», чтобы увидеть футбольный спектакль, а в итоге оказалось, что попали на концерт а-Капелло. «Боже, храни королеву» в исполнении двух с половиной тысяч луженых британских глоток в первом тайме тонуло в свисте и «зарядах» дружного стадиона, а на исходе часа игрового времени уже бодро неслось над центром Минска. Корреспондент Sports.ru делится впечатлениями о минском вояже англичан, немецком остроумии Бернда Штанге и английском языке Фабио Капелло.

    «Победы – это моя работа»
    «Победы – это моя работа»

    Для белорусских футбольных болельщиков, избалованных трансляциями английской премьер-лиги на общественных каналах, приезд кумиров был поистине выдающимся событием. Искупаться в народной любви далекой восточноевропейской страны Рио Фердинанду и компании сразу, однако, не дали. Решением подать автобус прямо к трапу самолета кто-то враз разочаровал внушительную толпу, жаждавшую автографов и фото, что во вторник оккупировала минский аэропорт. Уже вечером в надежде увидеть Бекхэма или Джеррарда страждущие переместились к отелю Crowne Plaza. А после – последовали за своими кумирами на стадион.

    Охотников за автографами ошибочно признали не только в некоторых белорусских репортерах, но и в комментаторе Дэвиде Плите

    Так открытая для прессы тренировка на несколько мгновений превратилась в день открытых дверей. Пока охрана выпроваживала (стоит отдать ей должное – пары устных внушений оказалось достаточно) нежданных посетителей из сектора, наиболее резвые успели добежать до выхода из раздевалок, смешавшись уже с другой толпой – английских журналистов. Идентификация нарушителей привела к забавным казусам: охотников за автографами ошибочно признали не только в некоторых белорусских репортерах, но и в известном английском тренере, а ныне комментаторе и колумнисте Дэвиде Плите. Юные фанаты меж тем смогли получить вожделенные каракули Капелло и удалиться. Остаток публичной части занятия футболисты сосредоточенно и молча разминались под тяжелым взглядом застывшего в центральном круге итальянца. Менять Стива Макларена стоило хотя бы для установления такой вот железной дисциплины.

    Между прилетом и занятием сборной «трех львов» затесалась пресс-конференция Фабио Капелло. Количество британских журналистов на подходах к огромному, пусть и Малому, залу Дворца республики поражало воображение: не иначе Минск принимал матч финального турнира чемпионата мира. Не удивительно, что и само действо вышло слегка для внутреннего пользования. Шквал вопросов оставил без работы сразу двоих русских переводчиков. А вот Капелло услугами своего – как раз таки пользовался. Вопрос пояснялся ему на итальянском, но ответ, тем не менее, тренер давал на английском. Забыв нужное слово, он, будто школьник, морщился от досады, искал глазами того, кто сможет помочь, брал паузу, чтобы перестроить фразу, но все же отвечал. От скучных и неинтересных вопросов (о проблеме Джеррарда – Лэмпарда, например) Капелло предпочитал отмахиваться, причем в прямом смысле слова. На другие отвечал обтекаемо, заметно скучая. Забавный итальянский акцент и постоянное повторение «very-very good» и «very-very well» рождали смутные ассоциации. Имя предыдущего соперника (его Капелло произносил не иначе как «Казакистан») пришлось весьма кстати. Какой же это Фабио? Настоящий итальянский Борат!..

    Белорусской сборной в тот момент было не до смеха. Она прилетела домой почти синхронно с англичанами (родным пенатам белорусы предпочли немецкий Руйт – на фарт и дабы избежать ажиотажа), а Бернду Штанге предстояло определиться со схемой игры без травмированного Александра Глеба. В таких условиях просьба британских коллег набросать приблизительную расстановку команды была приятной (какой простор для творчества!), но до конца не выполнимой (стопроцентной точности, как ни старайся, не получится). Свои «одиннадцать первых» английские журналисты, казалось, знали лучше Капелло. В воротах Джеймс; Браун, Фердинанд, Апсон и Бридж – в обороне; центр полузащиты из Лэмпарда и Барри; фланги – Уолкотт (справа) и Джеррард (слева); в нападении Хески и Руни.

    Более удачливые из потомков Шекспира фланировали по проспекту Независимости, само собой, в компании студенток минского иняза

    Предматчевые часы в центре города не выявили признаков «вторжения», которое тремя годами ранее организовали шотландцы (от их юбок еще пару недель после матча рябило в глазах). Более удачливые из потомков Шекспира фланировали по проспекту Независимости, само собой, в компании студенток минского иняза, менее удачливые – соревновались с белоруской торсидой в громкости кричалок, исполняя еще и роль манекенов для всех желающих сфотографироваться. Среди похвально широкой географии надписей на английских флагах выделялась одна: «Petr Katchuro. Sheffield United» – пять сезонов белорусского форварда в Шеффилде в конце прошлого века преданные британские фаны помнят до сих пор.

    За полчаса до стартового свистка в пресс-центре довелось пообщаться с тем самым Дэвидом Плитом. Чем-то неуловимо похожий на нашего Анатоль Федорыча, трижды временный тренер «Тоттенхэма» поведал о том, что спортивного директора «шпор» Дэмьена Комолли вероятно скоро уволят из-за неумения ладить с людьми. А еще предсказал крепкий союз Марка Хьюза с «Ман Сити» и оценил способности Авраама Гранта («Авраам прекрасный парень. Но как тренер – нет, это был не его уровень. Оказался в нужное время в нужном месте – вот и все. Я знал его еще, когда он тренировал в Израиле. Хороший человек, но тренер…» ). На тему взаимодействия Джеррарда и Лампарда Плит высказался однозначно: «Тренер должен подбирать игроков под тактическую схему, а не пытаться подыскать схему, чтобы втиснуть в нее нужных игроков»…

    Подобная роскошь уж точно не грозила Бернду Штанге. Но агрессивная расстановка 4-4-2, как и дебютант официальных встреч Павел Ситко из «Витебска» на левом краю полузащиты, к удивлению, неплохо смотрелась на первых минутах. Голевой удар Джеррарда из-за штрафной метров с 30 в этой ситуации выглядел абсолютно нелогичным, но логика взяла свое уже через пару десятков минут. Комбинация из 21 (!) точной передачи с финалом из навеса Стасевича и удара головой Ситко сделала счет равным.

    Во второй половине Джеррард переместился на позицию «под нападающими» (как позже сказал Капелло, чтобы играть персонально против опорника Александра Кульчия), организовав слева место для посменных дежурств Руни и Хески. Перестановка сработала на все сто. Дубль Руни (Уэйн в последних трех матчах сборной забил в сумме пять мячей), удар Джеррарда в штангу после выхода один на один в концовке и бесконечное «Боже, храни королеву…» над притихшим «Динамо». Держать удары подобной силы в Белоруссии нынче под силу только БАТЭ, равно как и выводить из оцепенения стадион.

    «Фабио, мой друг, иди сюда. Садись рядом со мной. Ты победитель, а победитель получает все»

    На послематчевой пресс-конференции в отсутствие задержавшегося Капелло командовал парадом герр Штанге. Увы, большинство пассажей о лучшей игре под его руководством, невосполнимой потере в лице Глеба-старшего, как и многочисленные комплименты в адрес соперника, по пути к англоязычной аудитории теряли свою пышность. Сначала первый переводчик ретранслировал с немецкого на русский, потом второй – с русского на английский. Учитывая прекрасное владение Штанге «инглишем», все это походило на рабочие моменты съемок «Трудностей перевода-2»… Но вдруг Штанге увидел скромно стоящего в задних рядах Капелло. Немец по-отечески предложил коллеге присоединяться к разговору уже на английском: «Фабио, мой друг, иди сюда. Садись рядом со мной. Ты победитель, а победитель получает все». Капелло, чуть позже признавшийся в интервью «для своих»: «Победы – это моя работа», – скромно присел рядом…

    Лучшего старта в квалификации к чемпионатам мира – четыре победы из четырех возможных – английская сборная в своей истории еще не знала. Кому, как ни Капелло, было скромничать?..

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы