Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Если бы пришел «Газпром», я бы все равно болел за «Динамо». Как второй клуб Петербурга мечтает о премьер-лиге

    Владислав Воронин рассказывает истории о том, как петербургское «Динамо» несколько раз умирало и возрождалось под пристальным присмотром политиков.

    «Если бы пришел «Газпром», я бы все равно болел за «Динамо». Как второй клуб Петербурга мечтает о премьер-лиге
    «Если бы пришел «Газпром», я бы все равно болел за «Динамо». Как второй клуб Петербурга мечтает о премьер-лиге

    «В Петербурге должно быть две команды в премьер-лиге. Надеюсь, одной из них будет «Динамо», – неожиданно громыхнул в начале октября видный функционер «Единой России» и бывший председатель Госдумы Борис Грызлов. Очередной, уже третий, перезапуск клуба хронологически сошелся с приходом в футбол Бориса Ротенберга-старшего, и вполне возможно, что уже зимой в Питер переедет бригада талантливой динамовской молодежи из Москвы.

    О переменах, увязанных с политикой, в Петербурге говорят нехотя, будто боясь чему-то помешать, поскольку никаких гарантий и бумаг нет. Да и общий фон не то чтобы оптимистичный: «Динамо» обитает на унизительном 17-м месте ФНЛ, обладает устойчивой болельщицкой базой в 50-100 человек и обсуждает совсем не планы Грызлова, а вести со дна российского футбола: например, на прошлой неделе два игрока «Динамо» подрались в выездной игре с «Торпедо» и получили красные карточки. Административный штаб обсуждает, как им доехать на заседание КДК – в разных купе или в разных вагонах. Вдруг что-то вспыхнет во второй раз (в итоге не всполыхнуло, но один игрок досрочно ушел из «Динамо»).

    – Про сотрудничество с Москвой я и правда пока ничего не знаю, – говорит генеральный директор «Динамо» Валентин Белавин. – Самое главное – до ноября выйти из зоны вылета, а там наступит перерыв. Если речь о возрождении клуба, то нужно садиться и обсуждать, подписывать бумаги. Возможно, будет встреча с Грызловым и московским «Динамо», будем обсуждать, как все будет выглядеть: какое-то соглашение, договор, какое финансирование, какие задачи перед кем ставятся. Только тогда машина заработает.

    История отношений Грызлова с питерским «Динамо», на самом деле, довольно долгая – о возрождении клуба он говорил еще в 2001-2002 годах, когда был министром внутренних дел России, а в 2007 году подарил золотые часы главе компании «Петротрест» Леониду Цапу, когда тот взялся за новый этап возвращения «Динамо» к жизни. Почему не получилось ни в первый, ни во второй раз, казалось бы, понятно – в Питере нет спроса на динамовский бренд, так как город живет «Зенитом». Но глава фан-движения «Динамо» Роман Григорьев представляет другую версию событий.

    – Все проблемы начались в 2004 году, когда Матвиенко стала губернатором Петербурга. «Динамо» в 2002 и 2003 годах претендовало на выход в премьер-лигу, но не хватало совсем чуть-чуть, занимали четвертое место. И когда у нас были выборы, прежний губернатор Яковлев, который поддерживал «Динамо», выставил кандидатуру Анны Марковой. Сверху баллотировалась Валентина Матвиенко. Уже покойный президент Сергей Николаевич Амелин сам рассказывал, что ему предлагали: «Сергей, уйди на неделю перед выборами, отдохни, вернешься – все будет нормально». А он сказал: «Не могу, меня люди в администрации годами поддерживали, развивали клуб. Когда им нужна моя помощь, я должен их бросить?»

    «Нет фанатов второго клуба – в городе спокойнее жить»

    Это был лучший президент «Динамо», на наш взгляд. Мы, болельщики, тоже поддержали тех, кто поддерживал нас. Но в итоге к власти пришла Матвиенко – и сразу: «Команда «Динамо» расформирована из-за финансовой несостоятельности». Я пришел к Амелину, спросил, что случилось, а он ответил: «Вот письма от спонсоров о том, что выделение денег «Динамо» назвали нецелевым расходованием средств». Тогда был сигнал из Смольного, и все сказали: «Мы денег вам не даем». Естественно, начались финансовые проблемы, игроки перестали получать зарплату, команду сняли с первенства. В принципе, логика девиза «Один город – одна команда» понятна: нет фанатов второго клуба – нет большого соперничества, меньше проблем в городе, спокойнее жить.

    – Но в итоге фанаты «Зенита» почувствовали свою вседозволенность, – продолжает Григорьев. – Начался определенный геноцид: когда мы возрождались, против нас были силовые акции. Это еще одна причина, почему у нас мало болельщиков: по городу нельзя пройти в динамоской розе, могут даже в твоем дворе отпинать. 90 процентов жителей Питера болеют за «Зенит». Мозги промыты настолько, что кто-то может сейчас нас услышать, подойти и набить нам морду. В следующем кабаке нам бы так сделали быстро, потому что там все увешано атрибутикой «Зенита».

    Хотя какого-то открытого противостояния у нас просто не может быть из-за количества болельщиков. Но все равно доходит до смешного: в первом туре сезона-2013/14 мы детям, пришедшим на игру, дарили шарфики «Динамо». А фанаты «Зенита» встали на мосту после стадиона и отбирали у детей эти шарфы с криками «Один город – одна команда». Нормально? Хотя в 2001 или 2002 году одни из лидеров фанатов «Зенита» – Блондин, Макасин и другие – даже ездили на выезда с «Динамо» во второй лиге. Мы вместе тусовались, встречались с Германом Зониным, даже фотография осталась. Мы сидели за одним столом!

    ***

    Повседневная жизнь «Динамо» проходит в старом спорткомплексе на Крестовском острове – в 20 минутах ходьбы от грандиозной стройки стадиона «Зенита» и в нескольких сотнях метров от элитных домов, рядом с которыми припаркованы машины от Audi до Lamborghini. Вход в спорткомплекс представляет собой желтый архитектурный ансамбль 1930-х годов, в который вписан маленький продуктовый магазин с обшарпанной дверью. Рядом с тренировочным полем, расположенном в конце длинной аллеи, стоит ухоженный памятник в честь матча в блокадном Ленинграде, который прошел 31 мая 1942 года – тогда «Динамо» обыграло Ленинградский металлический завод со счетом 6:0. На памятнике лежат гвоздики.

    «Динамо» долгое время было самой популярной командой Ленинграда. У нас просто очень богатая история: клуб создан раньше, чем «Зенит», чем московское «Динамо», – рассказывает один из сотрудников спорткомплекса.

    Тренировочное поле с одной стороны оснащено трибуной на 800 человек и, вероятно, скоро будет готовиться к тому, чтобы стать маленьким стадионом на 3 тысячи человек – как раз для ФНЛ. Антураж этого места впечатляет с первого взгляда – на боковой стене здания, в котором находится раздевалка, свежей черной краской выведено слово «Бомбоубежище» (стрелка ведет вниз), а напротив висит баннер «Мы горды, что мы в «Динамо».

    – Когда я работал здесь в 2001 году, 25 процентов акций были у кругов города, – вспоминает гендиректор Белавин. – Сейчас пока такого нет. Но город нам выделяет деньги из бюджета, в спорткомитете есть специальное подразделение, куда мы обращаемся. Нам выделяются определенные средства на аренду малой арены «Петровского» для игр, на спортинвентарь, сборы. Сумма не такая большая, но и не такая маленькая, клуб ей распоряжается. Как именно город смотрит на клуб – не знаю. «Динамо» – это все-таки своя организация. Если Грызлов проведет ряд встреч с администрацией, то, возможно, нам будет выделяться больше средств.

    Правда, был в истории питерского «Динамо» и такой занимательный период, когда бюджетных денег не выделялось вовсе. Фанаты клуба самостоятельно искали и спонсоров, и игроков, и тренеров, и все возможности для тренировок – по сути, делали то, о чем мечтают многие поклонники виртуального футбольного менеджера. Долгую историю строительства собственного клуба рассказывает Роман Григорьев.

    – Я в 2004 году встречался со Степашиным, когда нас расформировали. Он был членом попечительского совета «Динамо», и я ему сказал: «Что ж такое! Вы динамовец, а «Динамо» расформировывают. Давайте попробуем возродить». Он ответил, что денег нет. «Так что надо сделать?» – «Найди спонсора, найди игроков, найди тренера, найди административный ресурс, и мы тебе дадим бренд». Я и наш общак занимались этим два года. Мы собрали информацию, спонсора нашли – крупная компания, но назвать сейчас не могу. Я приехал в 2006 году в Москву и сказал: «Все, мы готовы. Вот спонсоры, вот игроки, готовые подписать контракты, вот тренерский состав». И мне ответили: «Молодцы, мы вам бренд дадим с весны. Давайте подождем февраля. Чего сейчас зимой делать?»

    «Родное «Динамо» сняло истинно динамовскую команду с третьей лиги»

    Я сидел и ждал февраля. Вдруг меня вызванивают и говорят: «Рома, так и так, принято решение, что спонсором будет компания «Петротрест». Команда играет во второй лиге, мы их расформируем и создадим вместо них «Динамо». Какие ваши условия?» Я попросил три места – кресла коммерческого директора, пиар-менеджера и главы отдела по работе с болельщиками. Они дали. Я стал коммерческим директором. Два моих товарища заняли другие должности, но проработали не очень долго по разным причинам.

    В 2011 году, когда нас вновь расформировали, я снова нашел спонсора. Мы создали команду и заявили ее в КФК – по сути, третью лигу России. Денег было немного, хотели обкатать все с нуля. И вдруг местное общество «Динамо» ответило, что оно не дает нам права на имя клуба. В федерацию футбола Питера даже обратились, назвав нас самозванцами. Но какие мы самозванцы? В команде только выпускники школы питерского «Динамо», тренер динамовец, на всех должностях – фанаты клуба. Я пошел разбираться: «Не дадим бренд, потому что спонсор непонятный». А спонсором была охранная компания «Альфа-Норд». Потом, правда, нашлись документы, подтверждающие, что в КФК мы можем называться как угодно, хоть «Зенитом».

    Мы играли в дивизионе Северо-Запад, а это очень большой регион. Самый дальний – выезд – Коряжма – Северодвинск. Это уже ближе к Полярному кругу. Спонсор должен был выделить команде 250 тысяч на выезд. Я прихожу к спонсору, а он говорит: «Так и так, я не могу дать деньги. Понимаешь, вчера со мной встречались люди из общества «Динамо», повезли меня в Смольный. Со мной поговорили». В итоге ему предложили заняться местной школой «Динамо» в обмен на то, что он перестанет спонсировать команду. Он нам не дал денег, мы не поехали на выезд на два матча, и нас сняли с турнира. Так родное «Динамо» сняло истинно динамовскую команду с третьей лиги.

    ***

    Хоть фанаты «Динамо» и пытались строить свой клуб, но догматичного влияния по некоторым вопросам, как в «Зените», у них все-таки нет. Поэтому в составе команды спокойно играет темнокожий защитник Брайан Идову, родившийся в нигерийско-российской семье и без всякого акцента говорящий по-русски. Раньше Идову играл за молодежку «Зенита», но пробиться дальше никак не мог и поэтому в итоге оказался в «Амкаре». В 2009 году он скопировал на свою стену во «ВКонтакте» разжигающую фразу: «Когда же в основе «Зенита» появится Идову? Прямо так и вижу, как питерский вираж массово начинает топиться в Неве прямо с сектора».

    У фанатов «Динамо», которые пять сезонов не видели свою команду и не собирались вместо этого поддерживать «Петротрест», требование только одно: «Мы не вредим клубу, если видим, что команда бьется, старается, а клуб, в свою очередь, не указывает нам, как именно болеть». Когда в этом сезоне «Динамо» проиграло «Нефтехимику», который в таблице ФНЛ стоит еще ниже, лидерам фан-движения пришлось передать команде грозный сигнал: если игра не улучшится, трибуны начнут сильно негодовать, а потом – и вовсе навестят игроков на тренировке.

    Определенности с задачами у «Динамо» по-прежнему нет – все слишком сильно зависит от политичской воли. Гендиректор клуба Валентин Белавин, например, видит судьбу клуба в обкатывании молодежи из Москвы: «Зенит» уже знаменит так, что нам до него не допрыгнуть. Может, если только лет через 500. Никто даже не говорит о том, чтобы взять и перегнать «Зенит».

    Президент «Динамо» Леонид Цапу и Борис Грызлов. Фото: fc-dynamospb.ru/Александр Кулебякин

    Фанаты же видят задачу «Динамо» в более серьезной борьбе: «Мы заслуживаем того, чтобы быть в премьер-лиге. Не этот состав, а вообще, по по совокупности прошлых долгов судьбы, – настаивает Григорьев. – Надо объяснить горожанам, что есть команда, историей которой можно гордиться. Надо заниматься хорошим пиаром, а не поливать «Зенит». Грызлов ведь однажды мне сказал: «Что-то болельщиков совсем мало. Может, надо солдат призвать сюда?» Я рассказал, что команда пять лет нигде не играла, что в таких условиях болельщиков может вообще не быть. А почему нас плохо слышно было – так «Динамо» играет на острове. Ветер в другую сторону подул – уже ничего не слышно, тогда как соперники стояли напротив и кричали в сторону Грызлова. Он согласился. Нас мало, но мы гордые. Мы остаемся честными перед собой, преданы клубу. Даже если бы «Зенит» переименовали в «Динамо», если бы пришел «Газпром» или Ротенберги, я бы болел за такое «Динамо» – просто хотелось бы видеть своих игроков, а если и приглашать звезд, то только тех, что на две головы выше остальных и могут помочь остальным прогрессировать. Считаю, что за прошлые события, когда Морозов увел 11 игроков стартового состава «Динамо» в «Зенит» и многие из них стали чемпионами в 1984-м, мы заслужили такого возвращения долгов».

    Красные и Белый. Как коммунисты покоряют российский мини-футбол

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы