Блог HOOPS

Со скамейки. Челси Грэй – о травмах, пути в WNBA и признании

аыв

Челси Грэй – о переломных моментах в жизни, Или никогда не теряйте надежду.

***

Я играла в Турции после своего второго сезона в WNBA за «Коннектикут Сан». Как-то после тренировки мне позвонила мой агент:

– Тебя обменивают в Лос-Анджелес.

Лос-Анджелес.

Калифорния. Дом. Я отправляюсь домой.

Я выросла в Мантеке, в часе езды от залива Сан-Франциско, я обожала «Спаркс» и «Сакраменто Монархс». В детстве я играла в футбол и баскетбол, футбол мне нравился немножко больше, но когда пришло время выбирать – я выбрала баскетбол. Потому что в баскетбол я играла всё-таки лучше. Я проводила каждый день на улице, играя против братьев. Играть приходилось всегда против парней, которые были старше.

Я давно там не жила. Отучившись в Дьюке, я уехала играть в Израиль, а на данный момент играла за «Коннектикут».

Теперь я возвращаюсь обратно. Туда, где, будучи ребенком, писала маленькие стишки маме. Туда, где мы катались с братом на машине, а я подпевала под радио песни, слова которых я даже и не знала. Возвращаюсь домой. Играть перед своими друзьями и семьей.

И не только поэтому, я буду играть в одной команде с Кэндис Паркер, Жантель Лавендре и Ннекой Огвумике. Команда, которая была готова бороться за титул прямо сейчас.

Когда написал Брайан Аглер, тренер «Спаркс», приветствую меня в команде, я знала, что это уже было официально.

Я стала частью «Спаркс». Не могла поверить в это, учитывая тот факт, что пару лет назад, я была уверена, что больше не буду играть в баскетбол.

авыа

На третьем курсе в Дьюке, шел 2013-й год, в матче против «Уэйк Форест» я прыгнула, чтобы взять подбор. Обычная ситуация, которая оттачивается на каждой тренировке, которую ты встречаешь в каждом матче. Но когда я приземлялась, моя права нога подвернулась и я упала на паркет. Может, вы видели эту травму, она есть на Youtube. Но честно предупреждаю: это довольно ужасно выглядит.

Эта боль – худшее, что я когда-либо чувствовала – навалилась сразу же… Я никогда не хочу чувствовать это еще раз.

Я помню, что валялась на паркете и крутилась из стороны в сторону, держа своё колено. В тот момент, когда это произошло, я подумала, что порвала связки. Врачи, которые прибежали на площадку, взглянув на мое колено, сказали, что я вывихнула свою коленную чашечку и нужно вернуть её обратно, что потом лечить правильно.

Я была уверена, что для меня сезон завершился. Я была опустошена, но не позволила себе опустить руки. Я прошла через месяцы и месяцы изнурительной реабилитации и физиотерапии, работая, чтобы вернуть себя опять на площадку. Когда я узнала, что первый матч в сезоне будет проходить в Беркли, стала работать еще усерднее. Я не собиралась пропустить матч, который смотрела бы моя семья и друзья.

Я успела восстановиться к этой игре, я вернулась. Мои 22 очка, 5 передач и 2 перехвата помогли обыграть 19-ю команду в списке лучших в стране. Важнее было то, что моё колено пришло в норму. По крайней мере, я так думала.

Спустя два месяца в домашнем матче против Бостона, я упала и услышала хруст в том же колене. Вы никогда не хотите услышать такой хруст. В то же время, когда адреналин подскакивал, я и не подумала, что всё будет так плохо. Я села на скамейку, приложила лёд, а потом вернулась в игру. Знаю, возможно, это было не лучшей идеей, но я даже набрала потом парочку очков. А потом я стала хромать так, что чуть передвигалась.

После матча доктора сказали, что я сломала свою коленную чашечку. Остаток сезона я не играла.

Я помню, как вернулась в комнату в общежитии и долго плакала.

Я больше никогда не буду играть в этой команде.

Я больше никогда не сыграю в Камеруне.

Я больше никогда не сыграю в NCAA.

Смогли я вообще играть в баскетбол?

йуц

Хотя я думала, что моя спортивная карьера завершена, всё же оставалось одно светлое пятно.

Когда я восстанавливалась дома в Калифорнии, мой бывший тренер Джордж Кинтеро пригласил меня поработать ассистентом тренера в его команду из Любительского Атлетического Союза. Я открыла для себя, что мне очень нравится тренировать. Это был путь, который помог бы мне оставаться связанной с игрой, которую я люблю. Я честно думала, что буду заниматься этим, когда закончу колледж, вплоть до того весеннего дня, когда мне позвонили из офиса WNBA и пригласили принять участие в драфте.

И я такая: «Стоп, кто? Я? Эмм, а вы уверены, что позвонили тому человеку? Тот, кто пропустил почти два года из-за травмы?»

Когда тебя приглашают на драфт, значит, тебя скорее всего выберут в первом раунде. Но я не работала на какие-то команды или что-то вроде этого. Я не могла: всё еще восстанавливалась после травмы.

На драфте я была вместе с Чини Огвумике и Кайлой Макбрайд. Девушки, которые только-только сыграли свой последний год за свои колледжи и прошли очень далеко в NCAA. Я не была уверена, что должна была быть там.

«Коннектикут Сан» доказали мне, что я была неправа, когда выбрали меня под 11-м пиком.

Я была в шоке. Помню, думала, что «Сан» выбрали меня, ту, которая возможно не сможет сыграть за клуб в первый же год. Я чувствовала себя такой разбитой и просто… благословленной. Я чувствовала себя благословленной. Только так я могу это описать.

Я всё еще не была достаточно здорова, чтобы играть.

В дебютном сезоне всё своё время я проводила восстанавливая колено, а в межсезонье уехала играть в Израиль. Я была готова для сезона-2015. Я выходила играть со скамейки запасных, зарабатывая в среднем по семь очков. А моё колено чувствовало себя потрясающе.

Хотя, мой дебютный год не был таким ровным. Во-первых, я чувствовала в Коннектикуте себя по-другому. Я провела большую часть жизни в Калифорнии и Северной Каролине, а Коннектикут был не похож на них совершенно.

А потом я поменялась ролями. Когда я не была травмирована в Дьюке, я была одним из основных игроков команды. В Коннектикуте я выходила на площадку исключительно со скамейки запасных, играя намного меньше времени, чем хотелось. Это очень серьезно повлияло на мою уверенность.

Самой большой проблемой, если быть честной, стал мой вес. Смотрите, в колледже, целые дни были чем-то загружены от рассвета до заката. У тебя не было много свободного времени, даже в межсезонье. А когда ты становишься профи, то появляется слишком много времени для себя. Для меня это было в новинку. Я должна была найти способы, чтобы заполнить это время чем-то полезным, но к несчастью для меня, я заполнила это время едой.

Я набрала вес. Много набрала. Быстро. К тому времени как поняла, что это стало проблемой, было уже слишком поздно, а сезон почти завершился. Я пообещала себе, что такое больше не повторится. В межсезонье я уехала играть, трудилась неустанно, чтобы привести себя в форму к новому сезону. Это означало заботиться о своем теле и следить за тем, чем я питаюсь. Я до сих пор ем много вредного (ты просто не можешь полностью отказаться от сладкого – нет, правда!), но немного в разных видах. В июне следующего года я чувствовал себя в порядке, и была готова вернуться работать в Коннектикут.

авы

Тогда-то и позвонила мой агент. И тогда я поехала в Калифорнию. Тогда я попала домой.

На самом деле я люблю говорить, что у меня два дома. Мои родители живут в Мантеке, но у меня есть еще тетя, бабушка и братья в Окленде, поэтому я провожу там много времени тоже.

Неважно, что «Спаркс» базируются в Лос-Анджелесе. Я всё равно чувствовала, что возвращаюсь домой. Я до сих пор чувствую себя там дома.

В «Спаркс» я почувствовала себя дома с самого первого дня. Игроки и тренеры встретили меня с распростертыми объятиями. Но такое дружелюбие не означало, что мне будет легко адаптироваться. Система тренера Аглера была совершенно не такой, как у Энн Донован из «Коннектикут Сан». Комбинации были другими, терминология отличалась и стиль руководства Аглера была кардинально иной.

Я никогда не забуду одну из первых тренировок с командой. Мы играли очень быстро, а я сделала передачу и в итоге – потеря. Аглер остановил тренировку, знаете, весь зал замолчал, а он решительно начал объяснять, почему этой потери не должно было быть.

После нескольких матчей в 2016-м, мы с командой разбирали свои ошибки, просматривая ролики с игр. Тренер указал на мою ошибку в защите, которую я совершила в последнем матче. Я сказала ему, что поняла и больше такого не повторится. Потом он нажал на паузу, перемотал, и включил опять. И еще раз. И еще раз.

А я сказала, что поняла, поняла. И еще раз – поняла!

Я понимаю, почему он тогда сделал (и до сих пор делает) это. Он видел, как я играла, и ожидал он много. Всё это окупилось в прошлогоднем финале. Пятый матч и нельзя было возвращаться домой без титула. Команда работала так много, чтобы быть там, где мы оказались, в это было вложено так много времени, что мы не могли уйти с пустыми руками. Команда ждала многого от меня, поэтому я сделала еще больше. Я набрала 11 очков в двух последних четвертях, а мы получили свои чемпионские перстни. Я счастлива, что всё получилось именно так, потому что до этого я несколько раз отдала кривые передачи, а это вылилось в потери.

После окончания сезона, я поняла, что могу сделать куда больше.

В прошлом году я выходила со скамейки запасных вместе с Жантель (она получила Шестого игрока года, а я подшучивала, что я её плюс один), а в этом году – в стартовой пятёрке. Теперь у меня больше обязанностей, а значит, я должна еще больше работать. Нужно отдать должное моим партнёрам по команде, которые выделили мне такой кредит доверия. Понимаете, когда я окружена такими игроками как Кэндис, Ннека, Жантель и Алана – не нужно ждать пинка, нужно больше работать. Я не могла бы себе представить еще более лучшей ситуации, или лучшей команды и девушек, с которыми играю.

На протяжении первой половины сезона, мои товарищи по команде и другие игроки говорили, что я играю на уровне суперзвезды. Я не обращала внимания. Я думала, что они шутили. Я имею в виду, что знала, что хорошо играю, но в лиге так много замечательных игроков, поэтому думала, что не готова.

В прошлую субботу мне позвонила Лиза Бордерс, президент WNBA. Она поздравила меня с тем, что я стала частью команда всех звезд. Я поблагодарила её и была уверена, что мой голос был спокойным, но внутри я просто сходила с ума.

Я не могла поверить, насколько мне повезло, как далеко я зашла, когда думала, что моя карьера закончилась. Я была в команде всех звезд. Это значит быть одной из лучших в WNBA. Товарищи по команде были так рады за меня, они советовали мне наслаждаться этим звездным уикендом.

И я буду. Я не приняла это как должное. После того, как звёздный уикенд завершится, мы вернемся к работе, потому что мы не удовлетворены одним титулом. У нас немного другая команда в этом году, но это не значит, что менее талантливая. Это не значит, что менее голодная к победам. Мы до сих пор пользуемся каждой возможностью, мы до сих пор лучшие в защите.

И у нас до сих пор есть два бывших MVP, и пять игроков, игравших в матче всех звезд.

Простите. Их уже шесть.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья