Блог С миру по Нитке

Самая молодая теннисистка топ-30 провалила Australian Open. Летом она потеряла отца и скорбит на корте

В прошлом году Аманда Анисимова стала одной из героинь Australian Open, когда в 17 лет вышла в четвертый круг. В этом сезоне она приехала уже одной из претенденток на большой результат, но проиграла в первом же круге.

Пресс-конференция после поражения закончилась тяжело. Австралийский журналист спросил ее внезапной смерти ее отца, Анисимова ответила: «Вы серьезно хотите это обсуждать так скоро после матча?» – и в слезах ушла из зала.

Перед турниром корреспондент The New York Times Кристофер Клэри рассказал, как 18-летняя американка собирается реализовывать огромный потенциал на фоне боли от утраты.

«Карьера Аманды Анисимовой взлетела, когда ей было 17, но ее внезапно спустили на землю. Ее отцу Константин Анисимову было всего 52, когда 19 августа он умер от сердечного приступа – за неделю до старта последнего турнира «Большого шлема» в сезоне.

Он умер, когда Анисимова – один из самых многообещающих талантов в теннисе – в Нью-Йорке готовилась в US Open после прорыва в полуфинал «Ролан Гаррос». Она снялась с турнира и отправилась в Майами с Ольгой и своей старшей сестрой Марией. В конце сентября она ненадолго вернулась к турнирам.

«Мне было очень тяжело даже выходить из дома», – сказала Анисимова в интервью в декабре.

В последнее время ее карьера сильно продвинулась. Она подписала долгосрочный контракт с Nike, который должен гарантировать ей несколько миллионов долларов в год, хотя условия соглашения и не разглашались. Еще она наняла Карлоса Родригеса – одного из самых успешных тренеров в женском теннисе, который однажды помог Жюстин Энен оправиться после смерти одного из родителей.

Но Анисимова до сих пор борется с утратой, и это можно понять. На вопрос, что ей было бы комфортно рассказать об отце, она спрятала лицо в ладони и тихонько плакала больше минуты, а потом дала понять, что хочет двигаться дальше.

«Конечно, это самое тяжелое событие в моей жизни, и я ни с кем об это не говорю, –  рассказывает она. – Помогает мне только теннис, только выходы на корт. Там я счастлива, и я знаю, что он был бы счастлив, так что как-то так».

Анисимова высокая (180 сантиметров), у нее один из лучших двуручных бэкхендов в туре, и она силовая теннисистка, которая при этом умеет защищать углы и менять скорость. Ее потенциал очевиден. Но как бы все ни сложилось дальше, теннис никогда не будет прежним, потому что ее карьера была частью пути ее семьи.

«Я не думаю, что Аманда полностью прошла процесс скорби, – сказал Родригес. – Нам нужно быть очень осторожными, очень деликатными, не торопиться. В последние несколько месяцев она оказалась в очень сложной ситуации, и у нее почти не было времени на реакцию».

Родители Анисимовой переехали в США из Москвы в 1998-м, во время финансового кризиса на их родине. Константин Анисимов говорил, что они приехали в поисках лучшего будущего для Марии, которой тогда было 10 лет. Они остановились в Колтс-Нек, Нью-Джерси, богатом городе, известном хорошими школами. Мария, как и ее родители, сначала плохо говорила по-английски, но училась и направляла свою энергию в теннис.

В 2002-м, через год после рождения Аманды, Мария убедила родителей поехать на юг, в Брадентон, где они впервые посетили Академию IMG. Они без приглашения явились в 04:30 утра, чтобы поговорить с известным тренером Ником Боллетьери.

В 2004-м семья переехала в Майами – отчасти, чтобы помочь Марии более серьезно заняться теннисом. Анисимовы изучали игру и начали тренировать. Сперва Аманда подражала старшей сестре. «Если я играла на турнире, Аманда стояла у корта и повторяла то, что я делала. У нее была детская ракетка, и родители сказали: «Ладно, давайте попробуем», – рассказывает Мария.

Ольга до семи лет учила Аманду основам, и постепенно Константин перенял роль главного тренера. «Родители очень много вложили в теннис Аманды, – говорит Ник Савиано, известный тренер и близкий советник Константина Анисимова. – Очень здорово видеть, как все это начинает проявляться, и очень грустно знать, что Константин не увидит, как исполняются его мечты».

Мария в итоге играла за Университет Пенсильвании и ушла работать в банк. А 2018-м она вошла в список 30 самых влиятельных людей в финансовом секторе, которым еще не исполнилось 30, от Forbes. Она сыграла важную роль в жизни и карьере единственной сестры, подталкивала родителей, чтобы они помогли Аманде избежать проблем, с которыми она столкнулась в юности. В отличие от сестры Аманда никогда не ходила в традиционную школу. Сейчас она в старшем классе частной онлайн-академии.

«В старшей школе я особенно хотела, чтобы у меня была личная жизнь, но у меня не было времени. Так что я часто чувствовала себя выгоревшей, хотела бросить теннис», – объясняет Мария. По ее словам, ее родители сделали выводы. «Поэтому моя мама создала теннисный лагерь, чтобы Аманда могла общаться с ровесниками и ничего не пропускать. Сегодня многие ее друзья – это ребята из того лагеря».

Анисимов оставался главным тренером Аманды, пока они с Ольгой не расстались. После этого Аманда уехала жить с матерью. Семья поддерживала связь, и Ольга начала переживать, когда в августе Константин на несколько дней пропал. Когда стало понятно, что дверь его квартиры закрыта изнутри, вызвали полицию. Офицер силой вскрыл дверь и обнаружил Анисимова мертвым на полу.

«Это была совершенная неожиданность, – говорит Мария, которая уехала из Нью-Йорка, чтобы быть с матерью и сестрой. – После этого было много хаоса, были очень мрачные, плохие моменты, много поводов для размышлений. Когда в таком юном возрасте теряешь близкого человека, начинаешь думать и жалеть о том, что не успела сказать, или о том, что тебе не сказали».

Анисимова говорит, что присутствие сестры ей очень помогло. «Конечно, нам всем было тяжело, но поскольку мы все рядом, стало намного проще. Вместе мы очень сильны».

Анисимова вернулась в тур в конце сентября на турниры в Ухане и Пекине, но ей было тяжело. «Я поторопилась. Я точно пыталась сдерживать эмоции».

По ее словам, они сама решила не обращаться к психологу. «Мне просто не очень комфортно это обсуждать. Наверное, я выплескиваю эмоции, когда выхожу на корт и бью по мячу. Там я проводила больше всего времени с папой».

В Китае она начала сотрудничество с Родригесом, который живет в Пекине. Он пять лет не работал в туре и говорит, что отверг «примерно 15» серьезных предложений от теннисисток. Но они с агентом Анисимовой Максом Айзенбадом каждый год встречались в Пекине, а поскольку сыновья Родригеса выросли, он сказал, что готов вернуться.

Изучив многочисленные записи матчей Анисимовой, Родригес явно дал понять, что ему было бы интересно с ней поработать. Она рассталась с Хайме Кортесом, который тренировал ее, когда она выиграла первый титул WTA в Боготе и вышла в полуфинал «Ролан Гаррос».

«Я совсем мало знала о Карлосе, потому что я очень молодая. Но я знала его репутацию и что он потрясающий тренер. Я очень благодарна, что он согласился со мной сотрудничать», – рассказывает Анисимова.

Для Родригеса прослеживаются параллели с его сотрудничеством с Энен, которая выиграла семь турниров и была первой ракеткой мира. Ей было всего 14, когда Родригес начал с ней работать на постоянной основе. Как и Анисимова, Энен была талантливой, но сдержанной – особенно в ранние годы. И она тоже рано столкнулась с трагедией: ее мама умерла от рака, когда ей было 12.

«Я всегда говорю, что иногда детям приходится принимать недопустимое, – рассказывает Родригес, который по-прежнему близок с Энен. – Жюстин пришлось пройти процесс, и Аманде тоже».

Соглашение с Анисимовой рассчитано до конца Australian Open, но Родригес и Айзенбад надеются, что турнир станет только началом.

Прорыв Анисимовой оказался в тени других молодых талантов: Коко Гауфф, которая в 15 лет вышла в четвертый круг дебютного «Уимблдона», и Бьянки Андрееску, которая в 19 обыграла Серену Уильямс в финале US Open.

«Я вижу, что ровесницы добиваются успеха, и это меня мотивирует. Если у них это получается в таком возрасте, то и у меня тоже получится», – говорит Анисимова, которая побеждала обеих на юниорских турнирах.

На декабрьских тренировках с Родригесом Анисимова работала над техникой форхенда и над тем, чтобы подача стала быстрее и острее, что позволит раньше захватывать контроль в розыгрышах. Еще Родригес хочет улучшить ее игру у сетки, включая смэш, чтобы она лучше использовала позиционные преимущества, которые ей дает мощь на задней линии. За пределами корта Анисимова сосредоточена на физической подготовке и профилактике травм.

«Между уровнем ее тенниса и уровнем физики есть огромный разрыв, – объясняет Родригес, который заметил, что, как и у многих теннисистов, левая сторона у Анисимовой значительно слабее ведущей правой. – Поэтому у нее уже были физические проблемы. Я объясняю всем, что мы не разберемся с этим за пару месяцев. Это полгода стабильной работы, потому что делать это нужно постепенно. Мы строим чемпионку, но нужно дать мне время, чтобы закрепить наработки и настрой».

Все равно Анисимова кажется молодой девушкой, которая спешит. «Я правда считаю, что могу выиграть «Шлем» в 2020-м. Я работала на пределе возможностей, чтобы этого добиться. И я думаю, что с нынешней командой это возможно».

Ее взлет действительно был быстрым. Она самая молодая теннисистка в топ-60, а в 18 лет на нее уже не распространяются ограничения по количеству турниров, которые она может проводить. Ее удары летят мощно, а игра развивается. Сложнее всего сохранить сосредоточенность после гнетущих моментов.

«Это не проходит, – говорит она о скорби по отцу.  – Но ничего уже не изменишь, так что нужно возвращаться к жизни».

Фото: globallookpress.com/AFP7/Keystone Press Agency, Mehdi Taamallah/ZUMAPRESS.com; instagram.com/amandaanisimova; Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Al Bello

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья