Блог Моя Италия

Как Франческо Тотти едва не покинул «Рому»

44

Возможно, уже в эти выходные Франческо Тотти на «Олимпико» забьет гол, благодаря которому догонит Гуннара Нордаля и разделит с ним второе место в списке лучших бомбардиров Серии А всех времен. На следующее утро «Corriere» выйдет c портретом Императора на первой странице, а журналисты напишут тысячи хвалебных слов о нем в этот день. Конечно же, Тотти  не остановится на достигнутом и совсем скоро оставит прославленного шведа позади. Но кем бы он стал, если бы однажды не встретил на своем пути хорошего человека и тренера? Карло Маццоне в книге «Жизнь на поле» рассказывает историю про то, как ему удалось сохранить для «Ромы» ее будущего капитана.

Мне было суждено тренировать «Рому» в течение трех лет. Первый сезон 1993/94 стал разочарованием: мы побеждали с большим трудом и финишировали только на седьмом месте. Атмосфера была тяжелой, но президент Сенси не унывал, по-прежнему верил в меня и велел продолжать работать, не обращая внимания на настроения, витающие в воздухе. После пятого места в сезоне 1994/95 Тотти закрепился в стартовом составе и на следующий год уже вышел на поле 28 раз в матчах Серии А.

Принимая решения, я не привык оглядываться на кого-либо, поэтому поступил точно так и в декабре 1995, когда заметил, что все нападающие от Бальбо до Фонсеки грешат вредным для общего дела эгоизмом. Вместо того чтобы отдать пас партнеру, находящемуся в лучшем положении, они лупили по воротам из любых позиций или увлекались дриблингом даже в тех случаях, когда было почти невозможно решить все в одиночку. Я молчал две или три игры, но, в конце концов, потеряв терпение, угрюмо им заявил: «Эй, парни, больше так продолжаться не может. Объясните мне, почему я должен тратить кучу времени на тренировках, чтобы вы на поле делали ровно противоположное тому, чему я учил? Если вы не слушали меня до сих пор, вам придется сделать это сейчас. Вы должны слушаться меня, потому что именно я устанавливаю правила, и горе тому, кто не понял. С этого момента тот, кто не отдает пас партнеру, кто хочет делать все сам, будет удален мной с поля. Я заменю его. Исключений ни для кого не будет. Вы поняли?»

2

Тифози «Ромы» обожали Карлетто Маццоне: «Вперед, Карло, мы с тобой!»

Тотти тогда был еще очень молод, да и я знал его еще не слишком хорошо, но по сравнению с остальными он был виноват меньше всех. Мы поехали в Неаполь на предпоследнюю игру накануне рождественских каникул. «Рома» в тот момент находилась в хорошей форме, играла отлично и показывала прекрасные результаты. Мы много атаковали. Я помню, что Тотти подобрал мяч и умудрился дойти почти до линии ворот, но вместо того чтобы отдать пас назад, пробил. Я тут же подозвал сидящего на скамейке Дельвеккьо и сказал ему: «У тебя пять минут, чтобы разогреться. И ты выходишь!» Когда Дельвеккьо был готов, я заменил им Франческо, который ушел с поля надутый. Он скорчил недовольную мину: «Что случилось? В чем проблема?» Я был вынужден повысить голос, дабы призвать его к порядку. Он же стоял и плакал. Так получилось, что ему пришлось расплачиваться еще и по чужим счетам: другие раньше тоже проявляли непокорность, но сейчас именно он ослушался, и теперь отвечал за это. Правила есть правила, и они касаются всех. В результате мы победили «Наполи» благодаря голу Дельвеккьо, после чего отличился еще и Терн.

Я пребывал в полной уверенности в том, что урок пошел впрок, когда через неделю мы отправились в Турин на встречу с «Ювентусом». Мы уже вели в счете, когда Бальбо вновь нарушил мою установку: прорвался почти до конца поля и из неудобного положения пробил по воротам. Я перевел взгляд с Бальбо на Тотти, который как раз находился в гордом одиночестве в районе одиннадцатиметровой отметки. Я увидел, как Франческо сказал пару ласковых товарищу по команде, а потом повернулся к скамейке, уперев руки в бока, и его взгляд красноречиво говорил мне: «И что ты сделаешь теперь? Почему не убираешь его? Почему меня можно, а его нельзя?» Издалека я ответил ему жестами: «Так я уже сделал три замены. Ты предпочел бы играть вдесятером?»

Франческо должен остаться в Риме, потому что он такой один, римлянин и «романиста». Он должен стать чемпионом

В раздевалке я сделал Бальбо строгий выговор, а Тотти заявил: «Какие у меня альтернативы? Если бы вы были умными футболистами, мне бы не пришлось устанавливать такие драконовские меры. А потому как вы – эгоисты, я был просто обязан сделать это». Много позже я узнал, что президент Сенси ввел денежную премию за каждый забитый гол. Вот почему все упрямо били по воротам из любых положений. Тогда я отправился к Сенси и посоветовал ему установить такое же вознаграждение для авторов голевых передач. Тут же все пошло совсем по-другому. Мы закончили чемпионат четвертыми вместе с «Пармой», но этого результата оказалось не достаточно, чтобы предотвратить мой уход из команды, которую я любил больше чем какую-либо другую. Я освободил место для Карлоса Бьянки. Про этого аргентинского тренера Тотти сказал: «Бьянки так и не смог найти общий язык с римлянами, прежде всего, со мной, поскольку я был очень молод. У нас никогда не было хороших отношений. Он не нуждался во мне, говорил, что я ленивый, что не имею желания что-либо делать, что я толстый, что не могу измениться, что плохо влияю на команду».

Кроме того, небольшая, но существенная деталь: Тотти был вынужден играть в футболке с 17 номером, который был счастливым только в Южной Америке, но отнюдь не в Италии. Когда я был уже в «Кальяри», до меня однажды дошла новость о вероятном переходе Тотти в «Сампдорию». Проблема заключалась в том, что он никак не мог прийти к согласию с Бьянки. Между ними была абсолютная личная несовместимость. Они не сошлись и характерами, и отношением к работе. Мне было жаль и Тотти, и «Рому». Я постоянно спрашивал себя: «Неужели мое мнение об этом мальчишке было ошибочным? Может быть, все обстоит именно так, как описывает Бьянки, а я за те три года, что провел в «Роме», так и не научился распознавать людей?» Наконец, я осмелился сделать то, что не делал никогда – позвонил президенту Сенси. Это случилось между Рождеством и Новым годом.

«Синьор президент, это Маццоне»

«Э..поздравляю. Что случилось?»

«Хочу у вас спросить: правда ли, что Тотти уходит в «Сампдорию»?»

«Это правда, идут переговоры об аренде…»

И тогда я сказал: «Президент, извините меня, но если Тотти действительно должен уйти из «Ромы», то почему бы не ко мне? Я возьму его в «Кальяри» и буду следить за ним. Не волнуйтесь, я позабочусь о нем должным образом, потому что я в него верю. К тому же, я знаю, как им управлять. У Тотти есть талант, мы не можем его потерять. А как только он вам понадобится, я его сразу же верну».

вв

Если бы Тотти ушел тогда в «Сампдорию», вся история «Ромы» пошла бы по другому пути 

Сенси не возражал против того, чтобы я организовал встречу с Челлино, президентом «Кальяри», на «Стадио Олимпико» непосредственно перед «Trofeo citta di Roma», в котором участвовали также «Аякс» и «Боруссия Менхенгладбах». Между тем, одна из газет вышла с заголовком «Тотти, возможно, перейдет в Кальяри» и с моим интервью, в котором я сказал: «Я уверен, что Тотти предпочел бы остаться в «Роме», но если он выберет «Кальяри», я с радостью возьму его к себе в команду». Более того, я постоянно общался как с Франческо, так и с его мамой: «Ческо, ты должен остаться в Риме, потому что там ты такой один, римлянин и «романиста». Ты должен стать чемпионом…»

По иронии судьбы за «Аякс» играл финн Литманен, который как раз попал в планы клуба и Бьянки на следующий сезон вместо Тотти. В тот вечер на «Олимпико» Литманен перед глазами будущих тифози сыграл не особо блестяще, но и не провалился, и даже поразил ворота «Боруссии». Короче говоря, сделал все, чтобы показать свои возможности, но все равно оказался в тени Тотти, который забил первый гол в ворота немцев великолепным дальним ударом из-за пределов штрафной, а потом потрясающим ударом положил на лопатки и «Аякс», принеся «Роме» победу в турнире.

Президент Сенси с энтузиазмом сказал мне: «Тотти сильнеее Литманена, и я теперь его никуда не отпущу. Карло, мне очень жаль, но Тотти останется здесь».

«Нет, нет. Все в порядке. Я счастлив за вас, синьор президент. И за Франческо…» Который с годами стал мне как сын. С тех самых пор я пытался быть рядом с ним в трудные моменты жизни.

Однажды он прислал мне капитанскую повязку, которую носил, когда «Рома» выиграла скудетто в 2001 году, и небольшую копию Кубка Мира-2006, приложив записку: «Спасибо, что ты был там со мной. Мы вместе его выиграли».

Материал подготовлен с использованием книги Карло Маццоне, Марко Франдзелли и Донателлы Скарнати «Una vita in campo».

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!

Последние материалы блога:

Каресса, Пиццуль, Марианелла и другие голоса кальчо

Искусство войны. Как «Милан» победил «Барселону»

Темная сторона кальчо. Anno zero

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.