Блог Документальное кино о спорте
Спецпроект

«Встретил Роналду и решил не снимать о нем фильм». Режиссер «Диего» берет «Оскары» и меняет документалистику

Разговор с самым нескучным спортивным документалистом.

Азиф Кападиа – режиссер-документалист, сделавший истории про Эми Уайнхаус, Диего Марадону и Айртона Сенну. Он же в соавторстве с маэстро кино Дэвидом Финчером работает над рейтинговым сериалом Mindhunter про спецагентов ФБР, которые исследуют поведение преступников, придумывая современную криминологию. 

Это удивительный человек, который использует архивные кадры и строит документалистику, по динамичности не уступающую художественному кино. Таким получился фильм об аргентинской иконе футбола «Диего Марадона» – с 9 октября в многоголосом переводе его показывает кинокомпания ВОЛЬГА. А вы можете посмотреть его здесь, не закрывая текста.

– Хочется начать с важного: как художнику выжить в эпоху Netflix и Amazon – и их огромных продакшн-команд, которые уже купили все сценарии в мире и собрали у себя огромную аудиторию? 

– Я за это не переживаю. Я думаю только о том, что делаю – о своих фильмах. Когда выходили «Эми», «Сенна» и «Марадона», наибольшее удовольствие я получал при мысли, что эти картины покажут в кинотеатрах – там, где собирается живая публика. Кинотеатры отличаются от онлайн-просмотра эмоциональностью: люди вместе плачут, смеются, аплодируют. 

Да, онлайн-площадки собирают много зрителей, но ничего не сравнится со старым-добрым просмотром фильма в кинотеатре.

– Вы были исполнительным продюсером фильма «Роналду» (2015 год, режиссер – Энтони Вонке). Не жалеете, что режиссерское кресло картины о Криштиану Роналду заняли не вы? 

– Нет, совсем наоборот. Я решил не снимать фильм про Криштиану Роналду, когда встретился с ним! 

– Почему? 

– В тот момент мне хотелось чего-то другого – это был период, когда мы с Дэвидом Финчером делали сериал Mindhunter. И вообще, меня, наверное, всегда интересовали менее однозначно положительные герои. Роналду был очень мил во время нашего разговора, а я был рад на месте исполнительного продюсера фильма о нем. 

«Когда я встретился с Диего вживую, то подумал, что снимаю фильм о ком-то другом»

О документальном фильме «Марадона» у нас выходила суперподробная рецензия. Это картина о наиболее острых и важных годах жизни Диего: чемпионство «Наполи», знакомство с мафиози, семья и внебрачный ребенок, ЧМ-1986 и ЧМ-1990, наркотики и сомнительные женщины. Футбольное мастерство аргентинца и та самая рука Бога остались на побочной линии сюжета. Главное в «Марадоне» – вечная борьба, которую Диего ведет внутри себя и с окружающим миром.

Главный герой пока не видел фильма о себе, хотя Азиф несколько раз присылал картину ему и помощникам Марадоны. «Так что вы увидите этот фильм раньше самого Марадоны», – говорит режиссер. Но Диего точно знает о существовании фильма: в 2017-2018 году Азиф интервьюировал Диего на протяжении 9 часов. А еще в картине звучит закадровый голос аргентинца. 

– Вы встречались с Диего. Какое первое впечатление он производит? 

– Когда мы встретились с Диего, он выглядел умиротворенно, свежо. Он был харизматичен и очарователен. Думаю, он чувствовал себя хорошо на том месте, на котором тогда находился. 

– То есть это был больше Диего, чем Марадона? (отдельное внимание в фильме уделено двойственной мифологии аргентинца: есть домашний Диего, любимец семьи и болельщиков и есть Марадона – кутежник, суперзвезда и человек, страдающий от наркозависимости – Sports.ru) 

– Да, в какой-то степени это был человек, который отличался от того, что я видел по телевизору, в интернете или во время чемпионата мира в России (например, Диего курил во время матча сборной Аргентины на ЧМ-2018, находясь на стадионе, что нарушает правила. А во время другой игры «альбиселесте» Марадона показал кому-то фак – Sports.ru) 

– Если описать Диего Марадону в трех словах…

– То получатся слова с постера к фильму: «Герой. Бунтарь. Бог». Но должно быть, разумеется, и четвертое слово оттуда: «Герой. Бунтарь. Обманщик. Бог». 

– Что отличает Марадону из 1980-90 от Марадоны в 2019-м? 

– Общаясь с ним в 2017-18, я часто думал, что этот человек очень отличается от того, кто в 1984 году приехал в Неаполь. Иногда разница была настолько очевидна, что даже я, человек, который проводил с Диего долгие интервью, ощущал, что снимаю кино про кого-то другого. Но, с другой стороны – как много мы можем вообще помнить? Особенно в деталях? Так много всего произошло с Диего, при этом было много сложностей: у него были проблемы со здоровьем, он болел, его объявляли мертвым (в 2018-м ходили подобные слухи –  Sports.ru), но он вернулся. 

Выходит, фильм я снял про молодого Диего, а встречался и разговаривал с куда более повзрослевшим Марадоной. Несмотря на то что это один и тот же человек, они могут быть совершенно разными. Все мы такие: становимся старше, меняемся, не хотим признавать допущенных ошибок. 

У Азифа есть и другие мощные документалки – про певицу Эми Уайнхаус и автогонщика Айртона Сенну

Кападиа до «Марадоны» делал большую драматическую документалистику. Первым опытом был фильм о бразильском автогонщике Айртоне Сенне, который разбился во время Гран-при Сан-Марино 1 мая 1994 года. В Великобритании лента о Волшебнике стала самой кассовой в документальном жанре (общие кассовые сборы фильма – 8,2 млн долларов), а люди, даже очень далекие от спорта и «Формулы-1», выходили из зрительных залов в слезах. 

Кажется, фильм не понравился только одному – но очень важному в жизни Айртона – человеку, французскому гонщику и вечному сопернику бразильца Алену Просту: «Я ненавижу фильм «Сенна», просто ненавижу. Задумка была стоящая. Но создатели исказили историю. И это после восьми часов интервью с приглашенными гостями. Получился документальный фильм, в котором я выставил Сенну хорошим, а себя – плохим. Обидно», – заявил четырехкратный чемпион мира. 

Второй очень важный документальный опыт в портфолио Азифа – фильм об Эми Уайнхаус, талантливой британской певице, которая была найдена мертвой в своей квартире, когда девушке было 27 лет. Вы не будете раздумывать, смотреть «Эми» или нет, когда увидите перечень наград: «Оскар» за лучший документальный фильм, «Грэмми» за лучший музыкальный фильм, премия Empire, премии MTV и BAFTA. 

– Вы говорили, что фильмы «Эми», «Сенна» и «Марадона» – это своего рода трилогия. Трилогия о талантах, которые стали известными в очень раннем возрасте. Когда вам пришла в голову эта концепция? И что делает похожими этих трех человек?

– Занимаясь съемками «Сенны», я планировал, что сниму всего один документальный фильм (лента вышла на экраны в 2010 году – Sports.ru). Когда картина была готова, больше я не хотел ничего подобного снимать. Но когда я взялся за «Эми», все переменные поменялись. Я снял историю про Айртона, потому что я люблю спорт, слежу за всеми видами и помню заезды Сенны, помню его последнюю гонку. Это удивительный человек и характер. И я подумал, что было бы неплохо снять фильм на стыке художественного и документального. Мое портфолио на тот момент состояло из игровых фильмов, я никогда не делал документалистику – «Сенна» стал первым опытом. 

Когда съемки завершились, я овладел этим искусством сторителлинга при помощи архивных деталей. Я ощутил, что это необычный и небанальный способ кинопроизводства. И – да, мне это удалось. 

Затем была «Эми» (2015 год) – совершенно иная вещь. Знаете, я из Северного Лондона и я жил в Кэмдене (один из боро Лондона, место, где жила и погибла Эми Уайнхаус –  Sports.ru) на протяжении 10 лет – так что это была личная история, как если бы я снимал кино про кого-то, с кем ходил в одну школу. Мы не были знакомы с Эми, но в фильме точно передана атмосфера Лондона, искусства, а также творческого, одаренного и очень харизматичного человека. Весь мир видел в Эми что-то плохое, отрицательное, но на самом деле она была другой. Это стало целью сюжета: показать, какой была Эми и как ужасно к ней относились журналисты и люди, которые ничего о ней не знали. Почувствовали бы они раскаяние, если бы все это поняли? «Эми» – это почти мюзикл. В этом фильме я использовал музыку, ее песни для того, чтобы они придавали картине экшена. 

А теперь вышел этот фильм. Я люблю футбол, всю жизнь смотрю матчи, и – появился «Марадона», мой гангстерский фильм. Все три картины друг от друга отличаются, но между их главными героями есть сходства. 

С одной стороны, Диего как Сенна – герой своей страны, герой Латинской Америки. И все им очень гордились, у него большая и достойная история, достойное наследие. Но с другой – в нем есть что-то от Эми Уайнхаус: они оба очень мягкие, уязвимые и одинокие. Так и его тяга к запретным вещам – тут он тоже похож на Эми. И даже если Диего где-то оставлял впечатление жесткого человека, на самом деле он ребенок, окруженный всей этой славой и ореолом репутации. Посмотрите в его глаза в фильме – это ребенок! Диего – микс из этих двух персонажей, но во главе все равно Марадона с его огромным эго. 

Да, эти трое похожи друг на друга, потому что обрели популярность в раннем возрасте, все были очень одарены. Но отличалось то, как к каждому из них относился мир, как они боролись с трудностями. 

Даже если вы ничего не знаете об этих людях, вы о них точно хоть что-то слышали: «О, это тот автогонщик, который погиб. О, это Эми, безумная Эми, у которой были проблемы с наркотиками. Диего Марадона – да, я знаю, он полный идиот». Эти три фильма – о пути, который проделали Эми, Айртон и Диего, пути к славе и пути их становления такими, какими их видят окружающие. А еще о том, какие они на самом деле. 

Кинокомпания ВОЛЬГА с 9 октября показывает документальный фильм «Марадона» с многоголосым переводом, а у вас есть шанс стать его первыми зрителями. Что нужно для этого сделать? Вернуться к началу поста – туда, где расположен плеер с фильмом, – и наслаждаться просмотром.

Фото: Gettyimages.ru/Ian Gavan, Gonzalo Arroyo Moreno / Stringer; globallookpress.com/Salvatore Esposito/ZUMAPRESS.com; imdb.com; youtube.com/Digital Spy

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья