Николай Олюнин: «После операции молил бога, чтобы быстрее убрать костыли и без них ходить. Тогда пофигу было на спорт, нужен он или нет»

Серебряный призер Сочи-2014 в сноуборд-кроссе Николай Олюнин рассказал о восстановлении после травмы, полученной на Играх-2018 в Пхенчхане. 

«Страшно ли было выходить на снег после травмы? На удивление вообще страха не было. Встал и поехал без каких-то комплексов. Единственная проблема, что колено не дает мне полностью согнуться, присесть. В моем виде спорта это необходимо.

Плюс у меня металлическая пластина, которая сильно давит на кость, создавая неприятные боли. В целом жду еще одну операцию, которая должна пройти в течение этого месяца. Хочу поехать в Германию, но, вероятнее всего, полечу в Москву.

Если получится по финансам, помогут. Для меня все это дело стоит дорого. Я уже и так потратил около 45 тысяч евро на операции. У меня их было три. Если сопоставить зарплаты сноубордиста в России и стоимость операций, то мне сложно вывезти.

– Спонсоры после травмы с вами не остались?

– У меня никогда не было спонсоров. В России, к сожалению, даже с моими какими-то победами сложно найти спонсора. Никому не интересно. У нас в приоритете биатлон, футбол, хоккей, теннис. Сноуборд - нет. Я еще живу в Красноярске. Достаточно сложно здесь конкурировать с той же Аленкой Заварзиной и Виком Уайлдом. В Москве люди более прошаренные. Там уже понимают, для чего им нужно спонсировать этого спортсмена. В Красноярске - еще нет.

– Долгое время передвигались на коляске?

– Два месяца. Потом полгода на костылях проходил.

– К чему сложнее всего было привыкнуть?

– Привык сразу ко всему. Просто мне было больно от того, что я ни хрена не могу. Овощ. Мне везде должны были люди помогать. Прямо чувствуешь себя неполноценным человеком. Молил бога, чтобы быстрее убрать костыли и без них ходить. Тогда пофигу было на спорт, нужен он или не нужен. Сейчас я на такой стадии, что можно и к спорту притронуться, вернуться. Все познается в сравнении.

– В конце лета была волна недовольства российских сноубордистов делами федерации. Вас это как-то задело?

– Я вообще мимо этого всего прошел. Мне звонили. Я был в очень хреновом положении. Мне нужна была поддержка. Я не мог сказать, что все плохие. Это было бы тупо. Я им так и сказал, что не могу ни на кого жаловаться. Меня все устраивает.

Во-вторых, федерация нашла мне 1,5 миллиона рублей на операции. Как я могу на них жаловаться? Плюс я с этой федерацией завоевал медали. Просто спортсмены хотят чего-то большего, хотят жить как футболисты или хоккеисты. Я тоже так хочу. Но они, к сожалению, не тот спорт выбрали», – сказал Олюнин. 

Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья