android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview

Элитный сепаратизм

Пока ФИФА один за другим сотрясают скандалы, европейские топ-клубы в очередной раз задумались о выходе из-под контроля Блаттера и Платини и образовании собственной лиги. Sports.ru попытался понять, о чем идет речь и ждет ли нас полномасштабная революция или очередная попытка переделить сферы влияния в свою пользу.

Элитный сепаратизм
Элитный сепаратизм

Разговоры о том, что гранды европейского клубного футбола были бы не прочь играть только друг с другом, не тратя время и силы на середняков и аутсайдеров, звучат уже как минимум последние лет десять-пятнадцать. Аббревиатуру G-14 помнят даже болельщики с не очень большим стажем – еще несколько лет назад под этим названием существовал элитный лоббистский клуб лучших и богатейших команд мира. В 2008 году, однако, G-14 перестала существовать: отрезав клубам внушительный ломоть денежных поступлений от еврокубков, ФИФА и УЕФА добились ее превращения в Ассоциацию европейских клубов с двумя сотнями участников. Казалось, ситуация успокоилась и сепаратизм грандов удалось побороть – однако на прошлой неделе он снова поднял голову и, кажется, не прочь даже расправить плечи.

На этот раз все началось с Карла-Хайнца Румменигге, который помимо того, что занимает пост председателя совета директоров «Баварии», еще и возглавляет ту самую Ассоциацию европейских клубов. В интервью британской The Guardian Румменигге открыто раскритиковал ФИФА за коррупционность и невнимание к интересам клубов, призвав последних возглавить самую настоящую революцию – раз уж ее неспособны поднять национальные ассоциации.

Руммениге призвал клубы возглавить самую настоящую революцию

Подтекст столь радикальных заявлений Румменигге выяснился достаточно быстро – по крайней мере, гипотеза получается весьма убедительная. Все дело в том, что отношения между УЕФА и Ассоциацией клубов основаны не на каком-нибудь уставе, действующем бессрочно, а на Меморандуме о взаимопонимании, срок действия которого истекает в 2014 году с последним днем июля. Этот Меморандум – единственное, что обязывает клубы участвовать в еврокубках и отпускать игроков на матчи сборных. Если его действие не продлить заранее, через два года клубы получат право не делать ни того, ни другого. И судя по всему, сильнейшие из них своим нынешним положением недовольны настолько, что пока не уверены, стоит ли этот самый Меморандум продлевать.

Суть претензий грандов к ФИФА – а равно и ее европейской наместнице УЕФА – сводится к следующему: мы богаты и успешны (и могли бы быть еще богаче и успешнее), но правила игры почему-то определяют сирые и убогие. Под «сирыми и убогими» имеются в виду двести с лишним национальных ассоциаций, на принципе главенства которых построено все мировое футбольное хозяйство. Место же клубов в этой системе глубоко вторично – хотя именно они платят игрокам, лечат их, страхуют от травм и болезней, а отпуская в сборную, получают лишь «спасибо», которое им предлагается намазать на хлеб. У организации Блаттера и Платини совсем другие приоритеты, во главе угла для нее не богатые клубы, а средние и малые страны. Именно их голосами выбирают президента, да и «гуманитарные» успехи ФИФА на их примере видны гораздо отчетливее. Стоит признать, что такая тактика – будь она сколь угодно искренней или наоборот, глубоко прагматичной – развивает футбол как игру миллионов, а не как телезрелище.

«Мы богаты и успешны, но правила игры почему-то определяют сирые и убогие»

В то же время интересы клубов для Блаттера далеко не на первом месте. Инструментов влияния на решения ФИФА у них крайне мало, да и те распределены между европейской элитой и клубами из стран вроде Гондураса и Новой Зеландии. Страхование игроков, призываемых в сборные, обещали ввести сразу после президентских выборов – но воз и ныне там. При этом количество международных матчей продолжает расти, а количество сборных в финальных турнирах ЧМ и ЧЕ увеличилось за последние десятилетия с 8 до 32. Объяснение тому очень простое: финальные турниры – по сути единственная статья доходов ФИФА. Чем больше матчей играется на них, тем больше доход. Только вот клубам от этого почти ничего не перепадает. На последнем чемпионате мира в ЮАР ФИФА заработала 3,7 миллиарда долларов, из которого клубам за «прокат» их игроков досталось лишь 40 миллионов – это примерно по 100 тысяч на брата.

Мало того, с июня по футбольному миру активно ходит слух о том, что число «окон» для товарищеских матчей увеличится еще больше – с 12 до 17. Британские журналисты уже подсчитали, что английскому футболисту, который решил бы выйти на поле во всех матчах сборной и клуба, добравшегося до финала всех домашних и европейских кубковых турниров, пришлось бы сыграть 86 матчей за сезон. Помимо того, что такое нововведение еще больше вымотает футболистов и подвергнет их дополнительному риску, оно еще и нарушит планы топ-клубов, которые и сами не прочь играть товарищеские матчи (только уже за деньги) и ездить в промо-турне по Азиям и Америкам.

Сильнейшие клубы должны будут отчитываться, не слишком ли много они потратили и не слишком ли сильно опережают отстающих

В довершение люди в ФИФА, как в известном анекдоте, «запрещают нам ковыряться в носу» – придумывают и внедряют разнообразные схемы финансового фэйр-плей. Вместо того, чтобы наращивать объемы доходов всеми доступными им методами, сильнейшие клубы мира должны будут теперь отчитываться в том, не слишком ли много они потратили и не слишком ли сильно опережают отстающих.

Неудивительно, что все это создало взрывоопасную ситуацию. Миллионеры – и в смысле денег, и в смысле количества поклонников – вроде «Реала» и «Манчестер Юнайтед», чувствуют себя, как окрепшая буржуазия Нового времени: денег много, но конвертировать их во властные полномочия сложно. Революционная ситуация, как говорится, налицо.

Изменились и сами владельцы топ-клубов: их перестала устраивать ситуация, при которой они вкладывают в них десятки и сотни миллионов, а получают в итоге лишь нематериальные выгоды. Новое поколение клубных хозяев видит в футболе многомиллионные – и притом нереализованные – возможности для заработка. Эти возможности лежат на расстоянии вытянутой руки, но отделены забором почти столетних традиций, сложившихся в те времена, когда футбол не был и не мог быть бизнесом, а авторитет ФИФА и УЕФА был непререкаем.

Никакой прямой связи между увлеченностью футболом и позитивностью влияния на него не существует

Только вот нынешние инвесторы приходят в футбол не потому, что любят его с детства. Теперь это все чаще «просто бизнес, ничего личного». Это, кстати, не значит, что выросшие на бейсболе, крикете или скачках американцы, индусы или арабы непременно угробят наш любимый соккер. Отнюдь. Никакой прямой связи между увлеченностью футболом и позитивностью влияния на него не существует – радикальные фанаты тому отличное подтверждение. Но то, что с приходом таких хозяев организация футбольного хозяйства будет меняться все быстрее – практически неизбежно. Хватит уже одного того, что футбольные традиции для них – такой же пустой звук, как для нас первая подача бейсбольного сезона в исполнении президента США.

И вот теперь, улучив момент, когда ФИФА ослаблена внутренними дрязгами и коррупционными скандалами и уровень доверия к ней минимален даже в России и Катаре, европейские гранды снова идут в наступление. Понимая, что деньги рекламодателей пойдут туда, где играют они, а не туда, где заседают футбольные чиновники, топ-команды вновь заговорили об отдельной лиге для лучших из лучших.

ФИФА ослаблена внутренними дрязгами и коррупционными скандалами и уровень доверия к ней минимален

Формат ее вполне можно вообразить. Скорее всего, это была бы лига по образцу НХЛ или НБА: два десятка участников, разбитых на несколько дивизионов, закрытая структура без вылета и подъема из низших дивизионов (чтобы увеличить доходы и сделать их гарантированными), сначала групповой этап, потом плей-офф. Из домашних чемпионатов полностью выходить не обязательно – можно просто отправить туда дублирующий состав. В конце концов руководство национальной ассоциации предпочтет иметь в Ла Лиге хотя бы «Барселону Б», чем совсем ничего. Неприятно, конечно, будет потерять турниры сборных – но со временем можно будет организовать что-то свое, без участия ФИФА.

Пока что доподлинно неизвестно, сколько в этом начинании блефа, рассчитанного на получение новых преференций, а сколько – действительного намерения играть отдельно и по собственным правилам. По всей видимости, ответа на этот вопрос не знают и сами топ-клубы. Ясно одно: они явно намерены получить больше нынешнего и козыри в карманах у них для этого есть. Есть ли сопоставимые козыри у ФИФА, покажет время.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы