Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Поворот не туда

«Формула-1» выбрала великие гоночные перфомансы за всю историю. Шумахер и Сенна в списке, но не лучшие

Самые впечатляющие выступления за 999 гонок.

В ближайший уик-энд «Формула-1» достигнет отметки тысячного Гран-при в истории. Более весомое доказательства древности и престижности «Формулы-1» трудно придумать: наверное, ни одна другая серия не прожила столь долго. За 69 лет существования чемпионата мира через гонки прошли сотни и тысячи пилотов, десятки машин и команд, а также множество гениальных технологий и крупных концернов. «Ф-1» дала миру «Феррари», «Макларен», автоматическую коробку передач, дисковые тормоза, рекуператоры кинетической и тепловой энергий и продвинутую телеметрию.

Но все же главное наследие 999 гонок чемпионата — это эмоции, воспоминания и легенды о сверхчеловеческих выступлениях эпичных пилотов прошлого и настоящего. Без них «Формула-1» была бы всего лишь очень дорогим автомобильным рекламным стендом. Именно люди и их истории преодоления самых невероятных ситуаций сделали чемпионат великим.

В честь тысячного Гран-при официальный сайт серии выбрал десяток лучших примеров самоотверженного пилотажа за всю семидесятилетнюю историю. Наслаждайтесь.

10. Дождевой перфоманс Шумахера на Гран-при Испании 1996 года

Это был первый сезон Михаэля за «Феррари» и всего седьмая по счету гонка – и на нее выпал чудовищный дождь. Заезд даже хотели начинать за автомобилем безопасности, но в последнюю минуту ливень немного утих, и потому машины все-таки стартовали с места. Тем не менее, условия были настолько жуткими, что напарник Шумахера Эдди Ирвайн вылетел с трассы уже на втором круге. Два круга спустя занимавший третье место Дэймон Хилл тоже прокатился за пределами трека, затем англичанина развернуло еще через четыре круга, а после очередных трех кругов пилот «Уильямса» окончил заезд вылетом в стену.

Шумахеру эти условия не помешали: он быстро стряхнул с хвоста Герхарда Бергера, обогнал на девятом круге Жана Алези (который считал себя блестящим дождевым пилотом), а на 12-м круге обставил еще и Жака Вильнева. Как только Михаэль вырвался в лидеры, то буквально улетел от пелотона — его отрыв вырос с 2,9 до 15 секунд буквально за три круга! Лучшая петля немца оказалась на 2,2 секунды быстрее результата любого конкурента, хотя день назад в условиях сухой квалификации уже его «Феррари» проиграла «Уильямсам» около секунды.

На 18-м круге Шумахер столкнулся с перебоями в зажигании алого мотора, а после 24 круга у Михаэля отказали один или два цилиндра из десятка. F310 потерял примерно 10 км/ч на прямых, но пилот все равно довел гонку до победы с отрывом в 45 секунд от занявшего второе место Алези на «Бенеттоне» (к слову, бывшей чемпионской машине немца).

Все знают, что Шумахер – великий, но не все знают почему. Объясняем по пунктам

9. Эпохальный прорыв Баттона на Гран-при Канады 2011 года

Та гонка по трассе имени Жиля Вильнева больше напоминала этап WEC: сильный дождь разделил событие на несколько частей, из-за чего все действо заняло больше четырех часов. Старт дали за автомобилем безопасности, но ливень становился лишь сильнее.

С первых метров большую часть Гран-при лидировал Себастьян Феттель на «Ред Булл». Парни из «Макларена» же застряли за парой «Мерседесов»: Льюис Хэмилтон сперва обогнал Баттона, но затем столкнулся с сопротивлением Михаэля Шумахера и пропустил напарника. Когда же на седьмом круге чемпион 2008 года попытался снова обогнать чемпиона 2009-го по крайне рискованной внешней траектории, Дженсон не заметил маневра товарища и оттеснил того в стену. На трассе снова появился автомобиль безопасности, а Баттона обрадовало уведомление о штрафе в виде проезда по пит-лейн за превышение скорости, допущенного еще во время старта в режиме первого сэйфти-кара.

Когда Дженс отбыл штраф, то оказался последним. Тем не менее, англичанину помог лучший темп в пелотоне: к 24 кругу он даже вырвался на 10 позицию, но гонку остановили из-за ухудшения условий.

После двухчасового ожидания и рестарта Баттон продолжил восхождение, но ему вновь пришлось вновь заехать в боксы после столкновения на 37-м круге. Также трасса стабильно подсыхала, и гонщики регулярно направлялись на пит-стопы ради более быстрой резины — Дженсон же словно включил режим ясновидящего, постоянно оказываясь во главе новой волны. При этом гонщик «Макларена» был быстрее всех и на «дождевом», и на «промежуточном», и на «лысом» составах.

Никто не удивился, когда он обогнал вообще всех, сломил сопротивление Шумахера и Уэббера и сел на хвост лидировавшему Феттелю. Действовавший чемпион продержался семь кругов, но на последних километрах не выдержал напряжения, допустил ошибку и подарил победу Баттону — даже несмотря на все шесть посещений пит-лейн у британца.

«Самый важный круг для лидирования — последний, – улыбался после финиша Дженс. – И я пролидировал целую половину!».

8. Мастер-класс Хэмилтона на Гран-при Великобритании 2008 года

Льюис занял четвертое место в квалификации, но блестяще стартовал и вырвался на второе место уже к первому повороту. Лидером оставался его напарник Хекки Ковалайнен, но с ним англичанин элегантно расправился на пятом круге.

Дальше последовал мощный дождевой перфоманс: в тот день соперников постоянно разворачивало, а Хэмилтон равномерно отрывался ото всех так, словно ему и не приходится прорываться через взвесь из брызг и капель. В один из моментов гоночный инженер будущего пятикратного чемпиона даже попросил сбросить темп — и нарвался на удивление протеже.

«Погодите, но я даже не атакую!» – услышали ответ по радио в «Макларене».

«Я просто не хотел замедляться, – рассказал после Льюис. – Потому что в такие моменты ты сразу теряешь концентрацию. Я должен был действовать максимально разумно. Нарастить отрыв в 60 секунд, а затем ошибиться и все упустить было бы очень глупо».

В тот день Хэмилтона обогнал лишь один человек — Рубенс Баррикелло на свежих полностью дождевых покрышках. Вот только бразилец проигрывал англичанину больше круга и просто вернулся с ним в одну петлю, а дождь к тому моменту усилился настолько, что будущий пятикратный чемпион даже не мог ничего разглядеть в зеркалах заднего вида.

«Все, что слышал — рев второго двигателя, – рассказал Льюис. – Тогда я подумал: «О нет, пусть обгоняет, прижмусь к внутренней траектории и заторможу как можно раньше».

Баррикелло, кстати, в тот момент ехал третьим. Хэмилтон же в итоге привез на финише обладателю второго места Нику Хайдфельду почти 69 секунд. Пятеро соперников англичанина сошли из-за вылетов (в том числе талантивые Баттон и Кубица), а главного соперника Льюиса в борьбе за титул Фелипе Массу развернуло 5 раз — пилот «Феррари» добрался до финиша 13-м, проиграл два круга и уступил лидерство в общем зачете.

7. Невероятный камбэк Лауды на Гран-при Италии 1976 года

Австрийского чемпиона «Феррари» никто не ждал в тот сентябрьский день в Монце, ведь 42 дня назад он попал в страшнейшую аварию на «Нюрбургринге» и чуть не сгорел заживо. В один момент врачи даже сомневались, что он выкарабкается с того света, но Ники не понравилось приглашение священника прямо в больницу — он решил доказать всему миру, что еще жив, и ступил на путь возвращения.

Эти гонщики горели, ломали ноги и черепа в авариях. Но все равно возвращались в «Формулу-1»

Энцо Феррари был истинным прагматиком и вообще не ждал, что Лауда после такой аварии вернется в гонки, потому нанял Карлоса Рейтемана на замену. Однако австриец прибыл в Италию твердым и спокойным: у него был контракт, он хотел гоняться в Монце и защитить чемпионский титул.

Тем не менее, психологическое и физическое состояние Лауды как следует проверили множеством тестов, каждый раз выводя гонщика из равновесия. Боль от ожогов при каждом надевании и снимании шлема тоже не способствовала спокойствию. Когда же Ники выехал на первую практику в дождевых условиях и ощутил, как «Феррари» скользит по треку, то здорово испугался и разозлился.

«Я словно за штурвалом самолета реагировал на каждую воздушную яму», – вспоминал после австриец. День спустя он занял пятое место в квалификации, а его напарники Рейтеман и Регаццони показали седьмое и девятое времена.

В воскресенье Лауда начал заезд очень осторожно, пропустив товарищей по «Феррари» и некоторых других пилотов, но финишировал в итоге четвертым.

Хоть Ники и проиграл 20 секунд победителю Ронни Петерсону, но Рейтеману он привез почти 40 — половину круга «Монцы».

6. Жиль Вильнев затащил слабую «Феррари» к победе на Гран-при Испании 1981 года

У франкофона были и более знаменитые и славные гонки в составе Скудерии, но именно тот заезд доказал весь класс парня: просто алую машину из того сезона даже нельзя назвать «ведром». Тогда итальянцы впервые поставили на 126CK турбомотор, порадовав Вильнева мощностью – но управляемость оставляла желать лучшего. Жилю нравились машины с подобными характеристиками, но болид «Феррари» 81-го вчистую проигрывал оснащенным «граунд-эффектом» «Уильямсам», «Лижье», «Макларенам» и «Лотусам».

Перед гонкой в Испании канадец одержал неожиданную и сенсационную победу на Гран-при Монако, но никто и представить не мог возможность повторения фокуса дважды подряд. И Жиль квалифицировался лишь седьмым, проиграв обладателю поула Жаку Лаффиту 1,2 секунды — однако уже на старте гонщик «Феррари» вырвался на третье место. К концу первого круга перед Вильневом остался только действовавший чемпион Алан Джонс.

К 14-му кругу австралиец нарастил 10 секунд отрыва, но вылетел с трассы и откатился на 16-е место. Жиль вышел в лидеры. Тем не менее, Скудерия не могла похвастаться достойным балансом: 126CK выглядел жеребцом на коротких прямых, но мулом в поворотах — там канадца и должны были сожрать живьем. Чудовищная управляемость болида вкупе с ужасно долгим турболагом теоретически делала Вильнева уязвимым на каждом секторе трассы, но каким-то образом лидер «Феррари» постоянно оставался впереди все 70 последующих кругов. Шедевральный пример оборонительного тактического пилотажа и хладнокровия под безграничным давлением.

5. Лучшая гонка Хуана-Мануэля Фанхио на Гран-при Германии 1957 года

Пятикратный аргентинский чемпион мира после финиша сам признал, что никогда еще не пилотировал так за всю карьеру и никогда не сможет это повторить.

Даже в те годы в чемпионате шины и стратегия уже часто играли ключевую роль. Пилоты «Феррари» ездили на более жесткой Englebert, а Фанхио как гонщик «Мазерати» использовал мягкую «Пирелли».В результате команда Хуана-Мануэля решила использовать сильные стороны: залить аргентинцу только полбака топлива, позволить ему нарастить отрыв, а затем зазвать на пит-стоп для смены шин и дозаправки.

Чемпион уехал на полминуты от пелотона к остановке в боксах на 12-м круге, но в 50-е пит-стопы проходили совсем не с той же скоростью, что и сейчас: механики «Мазерати» проковырялись с его машиной 52 секунды. За восемь кругов до конца гонки Фанхио выехал на трек отстающим от отказавшихся от смены шин пилотов «Феррари» на более чем 30 секунд.

За первый десяток километров Хуан-Мануэль вообще ничего не отыграл у Скудерии, но затем аргентинец словно переместился в другое измерение. Он жестко атаковал поребрики, ехал в поворотах на одну передачу выше обычного, рисковал сверх меры и атаковал как бешеный. Отставание от пилотов «Феррари» стало таять по 10 секунд за круг — и к последнему кругу Фанхио догнал обоих. К клетчатому флагу он приехал уже лидером.

«Я столько из себя выжал, что не мог спать две следующие ночи, – вспомнил после Фанхио. – Просто знал, что больше никогда не смогу ехать так же быстро».

Лучше всего перфоманс Хуана-Мануэля подчеркнули цифры: его лучший круг из гонки побил время его же поула аж на восемь секунд!

Самый побеждавший пилот в истории «Формулы-1» – не Шумахер, не Хэмилтон и не Сенна

4. Сенна и победа над болью в дождевом Гран-при Бразилии 1991 года

В пример шикарного пилотажа можно поставить множество побед Волшебника — в Португалии в 1985-м, на «Сузуке» в 1988-м, «Донингтоне» в 1993-м или Монако в 1992-м. Но все же ни одна другая гонка не передает в должной мере давление, под которое попадал Айртон на домашней трассе.

Сенна выполнил половину работы в субботу победой в квалификации, но в воскресенье ему оказал достойное сопротивление Найджел Мэнселл на более продвинутом «Уильямсе». Англичанин преследовал бразильца большую часть гонки, но Айртон выглядел недосягаемым, пока в его «Макларене» не начала сбоить четвертая передача. Мэнселл давил на Сенну, но в итоге проколол колесо и откатился назад. Но трехкратному чемпиону мира не стало проще: в его болиде отказали еще две передачи (третья и пятая), так что ему пришлось постоянно удерживать машину на шестой. В результате «Макларен» чуть не глох в медленных поворотах, идущих под горку — Сенна терял по шесть секунд за круг, и его стремительно догонял Риккардо Патрезе на втором «Уильямсе».

Волшебник перешел на использование других траекторий и снизил потерю времени до трех секунд на круге, но итальянец все приближался и приближался — пока сам не замедлился из-за проблем с трансмиссией. Казалось, победу у Айртона уже никто не отберет, но как раз в тот момент над «Интерлагосом» разразился дождь, а руку бразильца начало сводить из-за слишком долгого удержания рычага переключения передач. Физическая боль была невыносимой, но пилот «Макларена» все-таки дотерпел до финиша и сохранил трехсекундый отрыв от Патрезе. Эмоции Сенны от пересечения финальной черты оказались соответствующими.

Дикий рев боли и восторга навсегда остался в памяти болельщиков, а полуживого от усталости Айртона пришлось буквально выковыривать из кокпита и везти на подиум в медицинской машине. Волшебник из-за боли даже не смог обнять отца, но радость от победы на первом домашнем Гран-при после трех сходов, дисквалификации, 11-го, третьего и второго мест была явно сильнее.

30 лет назад Сенна рассказал все о своем пилотаже. Кассету с записью потеряли и только сейчас нашли

«Айртон творил с машиной то, что другие называли безумием». Лучший инженер современной «Ф-1» – об уникальности Сенны

3. Стирлинг Мосс совершил невозможное на Гран-при Германии 1961 года

«Нюрбургринг» в 60-е был длинным скоростным треком, где Скудерия могла во всю мощь использовать свои могучие шестицилиндровые моторы. Фил Хилл на алой «акулоголовой» машине предсказуемо взял поул, а Мосс оказался лишь третьим. Победа парней из Маранелло казалась почти неизбежной, но перед гонкой пошел дождь — он спутал командам все планы по шинам и тактике, заставив выбирать буквально в последний момент.

Мосс знал о преимуществе своих дождевых покрышек «Данлоп» над резиной, которой пользовались в «Феррари», но у фаворитов сэра Стирлинга был существенный недостаток: даже производитель считал, что в случае подсыхания трека их продукция не выдержит скоростей. Гонщик «Лотуса» выслушал опасения компании, но решил, что у него нет выбора — на старт Мосс выехал с колесами от «Данлоп».

Во влажных условиях британская резина в самом деле работала превосходно и Стирлинг выбрался вперед, но во второй половине гонки асфальт все-таки начал подсыхать. «Феррари» моментально использовали преимущество в 30 л.с. и вплотную подобрались к сопернику на «Лотусе» – но за три круга до конца гонки дождь пошел вновь. Гонщики Скудерии Вольфганг фон Трипс и Фил Хилл начали разбираться друг с другом в борьбе за вторую позицию и преимущество в чемпионате, а Мосс тем временем уехал от них на 20 секунд. Каким-то непостижимым уму образом он заставил шины пережить смертельные для них условия и одержал самую блестящую победу в своей карьере.

2. Джим Кларк доказал свою силу на Гран-при Бельгии 1963 года

В тот день ничто не предвещало победы шотландца: он занял только восьмое место в квалификации и постоянно страдал от чрезмерной поворачиваемости в быстрых поворотах. Просто его «Лотус» 25 не перенастроили после Гран-при Монако, а коробка передач постоянно сбоила — шансов в дождевой гонке с такой управляемостью практически не было.

Однако в воскресенье Джим справился со стартом лучше всех конкурентов и уже к знаменитому повороту «О руж» приехал лидером! Тем не менее, проблемы с трансмиссией не пропали: в середине гонки пятая передача начала выпадать на 9500 оборотах в минуту. Кларку пришлось управлять болидом одной левой, правой рукой удерживая рычаг переключения передач в нужной позиции.

Причем шотландцу пришлось не только пилотировать таким образом, удерживая машину от скольжения в сложнейшем повороте «Маста». На одном из кругов в середине трека перед Джимом возникла попавшая в аварию «Лола» Люсьена Бьянки — будущий двукратный чемпион мира лишь чудом увернулся от столкновений.

Ближе к концу гонки коробка передач забарахлила еще сильнее, и Кларк полностью отказался от переключений выше четвертой. Решение стоило ему части скорости, повышенного расхода топлива и опасности отказа мотора, но Джим хотя бы смог пилотировать обеими руками. Мастерство шотландца взяло свое: несмотря на чудовищные условия, он обогнал на круг почти всех конкурентов, сохранил победу и привез занявшему второе место Брюсу Макларену почти пять минут.

Кстати, Кларк в итоге так и не рассказал боссу «Лотуса» Колину Чэпмену об отказе коробки передач — не захотел омрачать радость от победы.

Джереми Кларксон выбрал лучшего гонщика в истории «Ф-1». И снял про него шикарную документалку

1. Джеки Стюарт и твердость духа на Гран-при Германии 1968 года

Тот сезон вышел очень сложным для мирового автоспорта. 7 апреля в гонке Кларк насмерть разбился в гонке «Формулы-2», вызвав в «Ф-1», по словам его близкого друга Стюарта, эффект атомного взрыва. 8 марта бывший напарник Джима Майк Спенс погиб в Индианаполисе во время тестов турбомотора для «Лотуса». 8 июня в хиллклаймб-гонке разбился пилот «Феррари» Людовико Скарфиотти. 7 июля прямо на втором круге Гран-при Франции у ветерана чемпионата Жо Шлессера вырубился некачественный мотор «Хонды» – все закончилось столкновением с барьерами и очередной смертью. Тяжелее всех приходилось как раз шотландскому гонщику «Матры», известному в паддоке по теплым отношениям с большинством коллег.

После всех этих новостей «Формуле-1» предстоял заезд по самому опасному и суровому треку в тот момент – «Нюрбургрингу». Погода лишь увеличила напряжение: немецкий автодром окутал туман и дымка, а сверху асфальт поливал жесткий ливень. Сейчас гонку ни за что не разрешили проводить в таких условиях, но тогда о безопасности беспокоились не так сильно, хотя по сути официальные лица предлагали пилотам сыграть в русскую рулетку.

«Я похоронил 57 товарищей». Полвека назад в гонках выживали

Годы спустя владелец команды Кен Тиррелл с грустью признался журналисту Дэвиду Тремейну, что ему впервые в жизни пришлось уговаривать гонщика выйти на старт против его воли. Конструктор из-за этого впал в жесткую психологическую яму и каждый новый круг встречал как казнь, поскольку решил, что подписал Джеки Стюарту смертный приговор.

Стюарт без радости выехал на старт, ведь за два года до событий в Германии он в похожих условий попал в самую жесткую аварию в своей карьере на треке в Спа. Но шотландец умел справляться с любыми эмоциями, как только оказывался в кокпите болида. Он выкатил «Матру» на автодром, стартовал с шестого места, вышел в лидеры и уехал ото всех так, словно на дворе стояла тихая солнечная погода с полным штилем. На финише Грэм Хилл в «Лотусе» и Йохен Риндт в «Брэбеме» отстали на четыре минуты!

«Когда я приехал в боксы, то первое, о чем я спросил Кена, было «ну что, кто погиб?» – вспомнил десятилетия спустя Стюарт. Очевидно, он уже подготовил себя к худшим новостям, но в тот раз ему не пришлось снова демонстрировать сверхчеловеческую способность по укрощению эмоций — чудовищная серия гоночных смертей все-таки прервалась.

Джеки же оказался на первой ступени подиума после шедеврального перфоманса. Вряд ли кому-то в «Формуле-1» когда-либо приходилось труднее.

Его выгнали из школы в 15 лет, он не мог читать и писать – но стал легендой «Ф-1»

Источник: Formula1.com

Фото: globallookpress.com/Harry Melchert/dpa, Christopher Pike/Xinhua, Sutton Motorsport Images/Imagestate; Formula1.com; Gettyimages.ru/Mark Thompson, Pascal Rondeau

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+