Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Евгений Стариков: «До переезда в Россию я даже не знал, что такое Dolce&Gabbana»

    Евгений Стариков – футболист с русским именем, но американским гражданством. 22-летний нападающий родился в Одессе, еще ребенком переехал за океан, вырос во Флориде, а два года назад отправился в Россию – играть за молодежный состав «Зенита». Этой зимой Стариков был одолжен «Томи», летом – начал подтягиваться к основному составу, а осенью, ровно неделю назад, – забил первый гол в премьер-лиге. На отличном русском языке, пусть и не лишенном акцента, Стариков рассказал Sports.ru, за какие сборные он может выступать, чему удивился в России и был ли матч в Нальчике договорным.

    – Расскажите, как из США попадают в молодежный состав «Зенита».

    – Я не знаю, как из США попадают в молодежный состав «Зенита», но со мной это произошло почти два года назад. Естественно, был рад, что есть возможность попробовать себя на профессиональном уровне. До этого я играл только за колледж. По уровню это что-то вроде дубля в России. Не знал, чего ожидать, просто думал: приду и буду играть, как всегда играю, ничего не придумывать. В этом трансфере мне помогал отец – он общался с «Зенитом». Меня пригласили на просмотр, я приехал и прошел его.

    – Зимой вы оказались в «Томи». Как это случилось?

    – После сборов с «Зенитом» в Дубаи поговорили с руководством. Мне сказали: «Мы купили игроков, ты, наверное, в этом году играть не будешь. Как смотришь на вариант аренды?» – «Хорошо. Готов. Но лучше бы в премьер-лигу».

    – Пока за основной состав «Томи» у вас всего четыре матча, причем лишь один из них с первой до последней минуты. Почему?

    – Так решает главный тренер. Тем не менее, мы с ним в отличных отношениях. А я стараюсь изо всех сил.

    «Валерий Кузьмич повторяет: «Даже не думаю, что в команде есть люди, которые сдают матчи»

    – В прошлые выходные вы забили первый гол в премьер-лиге. Спали после этого хорошо?

    – Как увидел мяч в сетке – обрадовался. Но потом вернулся к жизни и больше по этому поводу не переживал. Друзья звонили, поздравляли, я был рад, конечно. Но это не то чувство – мы проиграли 1:2. Так что особенного настроения не было.

    – В команде обсуждали слухи о том, что матч был не совсем честным?

    – «Не самым честным» – в смысле команда сдавала?

    – Именно.

    – Конечно, был разговор. Но Валерий Кузьмич уже несколько раз повторяет: «Я в вас уверен. И даже не думаю, что у нас в команде есть люди, которые сдают матчи». Я тоже в это не верю. Трудно поверить, что такое возможно. Как такое может быть в премьер-лиге?

    – В США договорные матчи бывают?

    – За все время, что я смотрю хоккей, баскетбол и все остальные лиги, что-то подобное было пару раз только с бейсболом. Больше – не помню, чтобы люди столько уделяли этому внимания. А в России я слышу об этом регулярно.

    * * *

    – Еще полтора года назад вы сказали, что скоро получите российский паспорт. Тем не менее, вы по-прежнему заявлены на чемпионат легионером.

    – Разговор еще продолжается, это достаточно серьезный вопрос. Пока не получилось – у меня все еще один паспорт, американский.

    – У вас есть возможность выступать за три сборные: США, Украины и России. Вы говорили, что выберете ту, которая первой пригласит.

    – Не совсем так: не кто первый позовет. Кто бы ни позвал, я все равно буду решать. Но пока предмета для разговора нет. Мной интересовалась юношеская сборная США, но довольно давно.

    «В американском футболе я running back. Хватал мяч, бежал и делал всех»

    – Вы живете в США с самого детства. Много ли друзей вашего детства стали заниматься футболом?

    – Во всем районе в футбольную секцию, наверное, пошел только я. Дома мы всегда держали мяч. Но когда с братом выходили на улицу, занимались баскетболом, американским футболом, хоккеем – в соккер никто не играл. Брат старше меня на 3 года. Он как раз играет в американский футбол – он повыше меня, здоровый такой, играет защитника. У него пока полупрофессиональная команда: контракта нет, но премиальные за победы они получают.

    – Вы в американский футбол умеете играть?

    – Хех, конечно. Когда маленький был, всегда играл. Я маленький, быстрый, поэтому играл running back. Хватал мяч, бежал и делал всех.

    – На каких футболистах растут американские дети?

    – Мне в детстве очень нравился Тьерри Анри. Всегда нравилось, что он бьет с любой позиции и такие голы забивает. До сих пор помню один из них. В матче чемпионата Англии – не помню, с кем, – он принял мяч, стоял, стоял в штрафной и ждал, когда кто-то из партнеров подтянется. А потом катнул пяткой на дальнюю штангу и забил. Красота!

    – Любимая команда вашего детства?

    – «Манчестер Юнайтед». Помню, попросил маму купить что-нибудь футбольное, и она принесла мячи с эмблемкой «МЮ». Стали смотреть их матчи, Дэвид Бекхэм уже вовсю играл – оттуда и пошло. И сейчас за них болею. Единственное исключение – один матч в 2008 году. Тогда «Зенит» играл с ними на Суперкубок Европы.

    «Паспорт у меня все еще один – американский»

    – На каком языке вы говорите в семье?

    – Дома – только на русском. А вот думаю на английском, причем довольно давно. Правда, после двух лет в России уже перешел на русский. Раньше пресс качаешь и считаешь разы по-английски. А сейчас – «раз», «два», «три»…

    – Как к вам, русским эмигрантам, относились в Америке?

    – Всегда шутили: «Приехали коммунисты!» Но по-доброму. Вообще, отношение к людям в Америке всегда очень дружелюбное. Там любят другие культуры, поэтому у нас проблем не было.

    * * *

    – Самая большая неожиданность, которую вы встретили, приехав в Россию?

    – То, что я без машины. Я не привык к такому количеству общественного транспорта. В Америке у всех своя машина. Если у тебя нет своего авто, значит что-то не так. И в Петербурге, и в Томске я передвигаюсь своим ходом. В США у меня, как и у всех, машина с 16 лет. Был большой truck – пикап Toyota Tundra, четырехдверный, с кузовом сзади.

    – До России вы и правда никогда не видели зиму?

    – Настоящую зиму – нет. Я жил во Флориде, а там зима только календарная. Всегда когда мы приезжали к родным в Одессу или Питер, делали это летом. В Питер – чтобы увидеть белые ночи, в Одессу – чтобы покупаться и позагорать. После Флориды было чуть-чуть трудно. Но сейчас нормально, зима меня не раздражает. В Питере я жил у бабушки с дедушкой. Приехал туда даже не с пуховиком, а просто с накидкой – jacket. Когда морозы ударили, бабушка спросила: «Где твои зимние вещи?» Я показал этот jacket, она сказала: «Не пойдет». Пошли купили шапки, шарфы, пуховики – все, чтобы тепло одеваться.

    – Лучший защитник, против которого вы играли в России или видели со стороны?

    – Из тех, кого видел, Бруно Алвеш. Я смотрю матчи «Зенита» и вижу, что он очень жестко играет, но не грубо. И головой редко проигрывает борьбу.

    – Кто бьет штрафные лучше: Дэвид Бекхэм из «Лос-Анджелес Гэлакси» или Александр Алиев из «Локомотива»?

    – Дэвид Бекхэм. Он забивал со штрафных на самом высоком уровне. Весь мир знает: специальность Бекхэма – штрафные. Алиев тоже исполняет отлично, но, думаю, про него знают в основном в России.

    «В России мне не хватает если только конфеток. Skittles и M&M’s здесь не такие, как в Америке»

    – Каких вещей американской культуры вам не хватает в России?

    – Да всего хватает. Если только мелочей. Конфеток, например. Я люблю Skittles и M&M’s – такие, которые продаются в Америке. Те, что есть здесь, – что-то не то.

    – Хоккеист СКА Сергей Зубов жаловался, что в России нет кофе на вынос. Вам его тоже не хватает?

    – Ой, я даже забыл про это. Мне так не хватает Starbucks в каждом российском городе! Я его очень люблю: утром купишь кофе и идешь по своим делам. Пока я его видел только в Москве, даже в Питере его не было. Я очень скучаю… Я даже привез с собой специальную кружку. Захожу в кофейню, они наливают в нее кофе, и я ухожу.

    – Многих иностранцев удивляет, как одеваются российские футболисты. Какую одежду предпочитаете вы?

    – Это меня тоже очень удивило. Когда приехал, не знал всех этих фирм, которые здесь принято носить. Я вообще не знал, что такое Dolce&Gabanna, Gucci. Смотрю, как одеваются вокруг, – стильно. Но я все равно одеваюсь по своему – просто джинсы и просто футболка. Раньше носил только серф-бренды – Billabong, Volcom... Но оставил это дома, а в России ношу просто обычную одежду.

    – Российские футболисты предпочитают русскую попсу. Какую музыку слушаете вы?

    – Когда приехал, мне больше нравились американские хип-хоп и r’n’b. Пока жил тут, стал любить хаус. Ну и русский рэп стал чуть подслушивать.

    – Это какой?

    – Гуф и Баста.

    – Чего вы должны добиться в России, чтобы остаться довольным собой?

    – Хотел бы стать игроком основного состава. Чтобы команда на меня надеялась и знала: я буду забивать голы. Хотелось бы, чтобы этой командой был «Зенит». Хотя самое главное – играть, конечно. Так что в какой команде я бы ни играл в России, буду очень, очень этому рад.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы