Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    История, которой нет конца. Как допинг вернулся в российский биатлон

    Вячеслав Самбур и Павел Копачев – об очередной грустной истории вокруг российского биатлона.

    Фото: REUTERS/Alexandra Beier

    Редко какая Олимпиада начинается спокойно. Редко какая обходится без допинг-скандалов – особенно после образования в 1999-м году Всемирного антидопингового агентства (WADA). Так уж повелось, что постоянные клиенты – представители циклических видов: велосипедисты, конькобежцы, лыжники, биатлонисты. И что особенно печально: частые клиенты – спортсмены из России.

    Они попадаются на препаратах-динозаврах, оставляют за собой следы в виде шприцов, невнимательно читают инструкции... Большой спорт, понятно, давно превратился в войну технологий (в том числе и фармацевтики), но эту войну мы как-то безнадежно и бестолково ведем. Проигрываем детским матом.

    Мы видим заговоры там, где их нет; мы ради медалей готовы рисковать репутацией; наконец, мы просто дриопитеки в спортивной медицине, восстановлении и прочих премудростях. Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА), которое призвано помогать российскому спорту, скомкало предсезонку Ольге Вилухиной – без подробностей, обычный прецедент.

    Все это, впрочем, не отменяет очевидного факта: Россия все чаще и чаще сечет себя сама. Спотыкается, скользит и громко плюхается в...

    Пускай, будет в лужу.

    ***

    История с тремя положительными пробами (нас, понятно, интересуют две) живет лишь сутки – в ней по-прежнему много неизвестного, и в такой ситуации легко сболтнуть что-то а) откровенно ошибочное, б) неоправданно резкое в адрес потенциальных фигурантов.

    Мы, как и все, ждем вскрытия проб «В», официального объявления фамилий, заявлений всех действительно компетентных лиц, а также названия препарата, который обнаружили у российских спортсменок.

    Пока что ничего этого не появилось, но, согласитесь, есть необходимость хоть как-то структурировать вал новостей и по возможности кое-что прояснить.

    Информация о допинге – не провокация, а реальность

    При чтении комментариев уважаемых вроде бы людей хочется приложить ладонь к лицу. В любой острой ситуации им мерещится провокация и попытка дестабилизировать обстановку (будто бы до этого она была такой уж стабильной).

    Будем подозревать в попытке провокации авторитетный норвежский канал NRK? Ведущее немецкое агентство DPA? Президента IBU Андерса Бессеберга? Высказался он, кстати, довольно корректно – не назвал фамилий.

    Никакого заговора против русских нет – зато, учитывая нашу допинговую историю, есть вполне объяснимые подозрения и повышенное внимание. Тот же Бессеберг был однозначен: антидопинговые службы целенаправленно «вели» конкретных людей. И, видимо, не зря.

    Подобные облавы нередко происходят именно перед Олимпиадами, не нужно удивляться – так WADA показывает собственную работу. И ловят отнюдь не только русских. Скажем, перед летними Играми-2004 в Афинах (!) в похожем стиле «хлопнули» именитых (!!) греческих (!!!) легкоатлетов Костаса Кентериса и Катерину Тану.

    Союз биатлонистов России выступил с заявлением по допинговому скандалу

    Два человека из команды – что это значит?

    Самодеятельность здесь, конечно, может привидеться разве что Дмитрию Васильеву. Два человека из одной команды в более-менее одинаковые сроки сдали положительные пробы: это либо масштабная врачебная ошибка (не будем исключать), либо система. Многое прояснит название препарата.

    В любом случае, приговор врачам понятен – в команде их быть не должно. Да и не только врачей, но и остальных виновников.

    Пер-Арне Ботнан: «Будем надеяться, что допинг в России – это индивидуальные случаи»

    А врачи кто?

    В сборной снова был замечен врач Дмитриев. Которого назначили главным виновником допингового скандала в 2009-м и которого один из практикующих сейчас тренеров в беседе не под диктофон однажды назвал «кудесником».

    Возвращение Дмитриева в команду не афишировалось, но и большим секретом для интересующихся не было.

    Никаких обвинений в адрес конкретно Дмитриева – дело, может быть, вовсе не в нем. Хочется понять одно: кто и зачем вернул в сборную человека, который был изгнан с ясной мотивировкой и который нажил вполне определенный бэкграунд?

    И это вопрос не только к СБР, но и к ЦСП и Минспорта...

    Александр Тихонов: «В этом сезоне в сборной снова пользовались услугами Дмитриевых»

    Почему мы обязаны любить Пихлера?

    При всей неоднозначности фигуры Пихлера и его результатов (а это, напомним, одна бронзовая медаль за два чемпионата мира) сомнений в немце нет: его люди не принимают запрещенные препараты.

    Пять лет назад благодаря маниакальному неприятию допинга сборная России пережила много неприятных эмоций. Теперь Пихлер и его верный ассистент Павел Ростовцев – чуть ли не единственные люди в бездонном российском биатлоне, кого не заподозришь в размахивании шприцом.

    Сегодня это самая веская причина оставить Пихлера в команде на будущие сезоны. Без медалей российский биатлон как-нибудь проживет, без уважения со стороны всего спортивного мира – пожалуй, что нет.

    Надо было, конечно, вляпаться в предолимпийский скандал, чтобы уяснить это окончательно.

    Вольфганг Пихлер: «Моя группа чиста»

    Опрос


    Кто главный злодей русского биатлона?

    2366 голосов 43
    • Александр Тихонов
      22%
    • Вольфганг Пихлер
      18%
    • Михаил Прохоров
      6%
    • Сергей Кущенко
      5%
    • Дмитрий Губерниев
      21%
    • допинг
      28%

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы