Алексей Нуждов: «Денег, чтобы наша сборная конкурировала на равных с другими, достаточно. Шлифт-машина не сильно влияет на результат»

Вице-президент Союза биатлонистов России (СБР) Алексей Нуждов рассказал о ситуации с долгом СБР перед Международным союзом биатлонистов (IBU).

– Хотелось бы узнать вашу позицию по долгу СБР перед IBU. Почему сумма так меняется?

– Ситуация с долгом следующая. Как он вообще образуется? Комиссия IBU учитывает все мероприятия, которые проводятся в связи с восстановлением статуса СБР.

Первое – организационные: заседания комитетов, последний конгресс, на котором рассматривался вопрос о возвращении полноправного членства. И присылает нам смету. Сложили стоимость проезда, проживания в гостинице, питания – и предоставили чек на эту сумму.

Второе – расходы на допинг-расследование: дополнительное тестирование и тому подобное. Они составляют таблицу, присылают, и в ней есть сухая с точки зрения математики строка «итого».

Мероприятия продолжаются, организационные вроде бы закончились, но проверочные остаются. Решит собраться комитет IBU по этому вопросу – добавят и эти издержки.

– Реально ведь поставили на счетчик.

– Не совсем так. Поймите, не мы платим, а у нас удерживают! Ежегодно Россия получает доход от IBU в зависимости от занятого места. По тому году сумма была 457 тысяч евро. В этом будет примерно столько же. И IBU ее элементарно вычитает.

Суммарный чек нам поступил на 998 тысяч евро. Половину удержали, что-то из прошлых выплат посчитали. Осталось на данный момент действительно 356 тысяч. Значит, в апреле они просто пришлют меньше.

С нашей стороны было предложение разделить хотя бы суммы на проживание, питание на конгрессе по количеству вопросов, не только же из-за нас собираются делегаты. Но оно не было услышано. По сути на нем рассматривался один вопрос – о статусе СБР.

– Можно ли говорить, что эта ситуация влияет на материально-техническое обеспечение сборной? Шлифт-машину вот не можем же купить.

– Прямой зависимости я не вижу. Будет у нас 10 миллионов долларов – мы и шлифт-машин накупим, и всяких других аксессуаров. И 100 миллионов потратим, есть проблемы в биатлонном хозяйстве, которые нужно решать.

Но денег, чтобы наша сборная конкурировала на равных с другими, достаточно. Влияет ли на результат шлифт-машина? Мне кажется, что не сильно. Вот в смешанной эстафете прибежали в медали чехи и итальянцы – спросите, у них есть шлифт-машина? Или у какой-нибудь Сюзан Данкли своя есть?

– Словом, оправдывать этим отсутствие результатов не совсем верно.

– Вообще оправдываться не совсем верно, это удел слабых. А мы не слабые, – сказал Нуждов.

Худший спринт в истории нашего биатлона на ЧМ: расстраивают даже не результаты, а растерянность тренеров

Владимир Драчев: «В общей сложности будем должны IBU уже миллион евро. Такое ощущение, что СБР выбрали, чтобы постоянно что-то оплачивать»

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья