Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    10 рубежей. Эмиль Хегле Свенсен

    В заключительном эпизоде биатлонного сериала – первый герой прошлого сезона. Гладкий старт, по-прежнему актуальная параллель с Бьорндаленом, триумфальные Эстерсунд и Ванкувер, обвинения в высокомерии, наметившееся взросление, тренерский форум, упорная борьба с болячками, проснувшаяся тяга к лыжным гонкам, а также новая машина и безоблачное будущее. Sports.ru вспоминает все об Эмиле Хегле Свенсене.

    10 рубежей. Эмиль Хегле Свенсен
    10 рубежей. Эмиль Хегле Свенсен

    Свенсен и начало

    Чересчур уж часто биографии легенд пестрят коллизиями, мифами «о преодолении», с изначальной несправедливостью и последующей счастливой развязкой. У Свенсена на страте карьеры дела продвигались гораздо более гладко – по крайней мере, внешне.

    На родине о его таланте заговорили буквально с 14-15 лет, биатлонный мир протер глаза немногим позже. В 2005-м обвешанный наградами юниорских первенств и малость поднадоевшего Кубка Европы тинэйджер первый раз прошел экспертизу главной команды. Позже Эмиль признавался, что здорово перетрусил в дебютной индивидуалке (68-е место), но именно опыт юношеских побед помог ему извиниться убедительным прокатом спринта с пасьютом.

    «Я был расстроен и по-настоящему взволнован, но, к счастью, потом все пошло хорошо».

    Настолько хорошо, что Свенсена взяли на Олимпиаду. Там он в не типичном для новичка стиле погремел в масс-старте, и все заверте… В общем, с тех пор на Кубке Европы его не видели.

    Свенсен и Бьорндален

    Вскоре провести параллель между Свенсеном и Бьорндаленом считалось признаком наблюдательности, спортивной подкованности. Затем – долгое время – чем-то вроде обязательной программы или правила хорошего тона. Сейчас более заезженного сравнения в биатлоне нет. И что самое смешное, от этой заезженности оно вообще не потеряло актуальность.

    С разницей в 11 лет два норвежца движутся в одном направлении. Причем тот, что помоложе, – даже с лучшей скоростью, если за индикатор взять количество золотых медалей с ЧМ и Олимпиад, завоеванные глобусы и собственно победы на этапах. В последнем показателе Свенсен, кстати, не так давно уверенно обновил временно-числовой рекорд.

    Который год подряд оба терпеливо отвечают на вопросы о «двойнике». И пускай тон высказываний остается почтительным, чувствуется, что тема порядком наскучила и тому, и другому.

    «Я в курсе, что нас постоянно сравнивают. И для меня это огромная честь, потому что Уле – лучший биатлонист всех времен и народов. С другой стороны, я ставлю себе цель победить и его самого».

    «Мы видим многое от себя друг в друге» (Уле-Эйнар Бьорндален).

    Свенсен и Эстерсунд

    Постолимпийский сезон ушел на заключительные приготовления, а с декабря 2007-го освоившийся и успокоившийся норвежец, наконец, стал делать то, что ему предрекали в детстве – побеждать. Окончательное превращение пацана в мужчину произошло на ЧМ в Швеции. Тот факт, что второе место вслед за ним занимал Бьорндален, безусловно, щедро добавлял ситуации символики. Последние метры эстерсундского масс-старта (с 4:02) – главный хит той зимы и одно из любимых воспоминаний Свенсена.

    «Когда мне показывают фотографии с чемпионата мира, по спине до сих пор бегут мурашки. Если бы я не победил Уле Эйнара, он стал бы героем»

    Но победил и стал героем именно Эмиль, на которого теперь уже нельзя было смотреть как на всего лишь подающего надежды. Надежды подают многие, а этот растущий вширь и ввысь парень быстро заимел привычку их еще и оправдывать. В общем, ценный экземпляр требовалось поместить под микроскоп.

    Свенсен и тренировки

    Эмиль, как большинство нормальных спортсменов, не больно любит подробно беседовать о тренировках. В его описаниях преобладает не столько качественная, сколько количественная характеристика. И без этих описаний известно, что рискованные эксперименты – не стезя Свенсена.

    «От 15 до 30 часов каждую неделю, около 90 часов физических занятий в месяц. Стрельба – около 20-30 часов в месяц. Летом у нас бег на роликовых лыжах, велосипед, обычный бег. В месяц 12 тяжелых тренировочных сессий. Я занимаюсь 850 часов в год. Я стараюсь достичь предела и узнать, сколько могу тренироваться».

    Много. Он – трудяга, а им всегда простительно чуть преувеличить свою собственную роль и преуменьшить роль всех остальных. Впрочем, вряд ли норвежец не понимает, сколько над ним пришлось корпеть тренерам. По поводу Свенсена собрался целый форум: Офтедаль и Тургейр Бьорн сделали из него бегунка, а Микаэль Лефгрен, Роар Химле и Рэймор Скоглунд – снайпера. Гляньте статистику Эмиля пятилетней давности – нынешней меткостью даже не пахло.

    «Мое преимущество в том, что я очень вынослив физически и психологически устойчив. А что касается слабых сторон – так, разве что мелочи».

    Свенсен и болезни

    По сути, его единственное слабое место – как раз здоровье. Нельзя сказать, что заразы прямо каждый день липнут к Свенсену, но страдать от них приходилось не раз.

    Два года назад Эмиль прочно лидировал в тотале, однако несмотря на меры предосторожности, перед самым Пхенчханом свалился с невесть где подхваченным вирусом. Та болезнь фактически стоила норвежцу и чемпионата мира, и желтой майки.

    Три месяца назад здоровье дало трещину посерьезнее – язва желудка. Большая удача, если все действительно обошлось.

    «Почти весь август был потерян, отменено сто часов учебных занятий. Негативные последствия этой болезни скажутся только на гонках до Рождества, но потом, я думаю, все образуется».

    Свенсен и высокомерие

    «Не думаю, что Свенсен способен на победу, к примеру, в Кубке мира. Он своей дерзостью, своим поведением, будит в нас всех вулкан, хочется ему дать настоящий бой» (Дмитрий Ярошенко)

    «Свенсен быстр настолько, насколько высокомерен» (Кристоф Штефан)

    Успехи всегда меняют человека – не обязательно в худшую сторону, но со Свенсеном, похоже, это случилось. Он и сам не особо спорит. А по большому счету – что с того? Такие, как Эмиль, имеют право.

    «Главное – всегда оставаться самим собой. Кто-то меня любит, кто-то ненавидит. Я одновременно и самоуверенный, и скромный. Но в большей степени я такой человек, который не станет витать в облаках»

    Свенсен, желтое и золотое

    Не каждому дано жить в статусе фаворита. Хелена Экхольм вот, например, пока не научилась, и Свенсен в этом деле мог бы стать для нее примером. Мало кто знает, что конкретно делал Эмиль все эти сотни тренировочных часов, но его сезон получился выдающимся.

    В нем вообще отсутствовали спады – за пределы двадцатки норвежец случайно вывалился лишь раз (когда ему невиданно «сорвало» стрельбу). Все остальное время, подтверждая собственный тезис о выносливости, Свенсен вспахивал трассы по обе стороны океана, собирая награды и без всякого позерства отдаваясь гонкам по максимуму. А максимум у него – Зуманну, при всем уважении, до такого далеко. Потому и первого декабря стартовать в желтом будет не он.

    Единственным моментом за весь сезон, смахивающим на дуракаваляние, стал ванкуверский пасьют. Пока Эмиль размышлял, какое блюдо можно приготовить из Венсана Жея, толпа народу ловко поджарила его самого. После такого унижения взбешенный Свенсен резко поумнел, что сразу же вылилось (или отлилось) в двойную порцию золота. Скользкая тема высокомерия растаяла за разговорами о взрослении нового короля.

    Свенсен и взросление

    Он действительно изменился – снова, и на этот раз, вполне возможно, в лучшую сторону. Теперь признается, что жалеет о многом из сказанного и сделанного раньше. И чаще отмалчивается. Все-таки когда человек молчит, у него меньше шансов наломать дров. Микаэлю Лефгрену такое преображение подопечного явно по нраву:

    «У Эмиля прибавился еще один год опыта. Он был действительно хорош на летних тренировках и соревнованиях. Думаю, что он очень вырос как спортсмен по сравнению с прошлым годом».

    Теперь статус обязывает.

    Свенсен и лыжи

    Видит Бог, Эмиль долго терпел, но все-таки не сдержался и потянулся к любимой игрушке норвежских ребят. Если дружишь одновременно с Бьорндаленом и Нортугом, желание погоняться на лыжах без винтовки рано или поздно поработит твой ум.

    Возможно, не подвернись домашний ЧМ по лыжам, Свенсен бы и не загорелся идеей. Но он загорелся, сперва пообещав обставить Петтера, а потом пригрозив частично проигнорировать Ханты-Мансийск. Логического продолжения вся эта бравада не получила – скорости Эмилю неихватило, и в будущие выходные первый лыжный этап пройдет без него. Да будет так. Свенсену – свенсеново, Нортугу – нортугово.

    Свенсен и будущее

    Свенсен молод: у него есть время и, главное, резервы для развития. Свенсен одновременно с этим искушен: у него за плечами опыт пяти сезонов, все главные трофеи биатлона, крутой тренерский штаб и партнеры, которые не позволят расслабиться. И машина, кстати, у него в порядке.

    Будущее видится безоблачным.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы