Блог Перехват
Трибуна

10-летний Ник Стаускас победил Винса Картера и влюбился в баскетбол

Родители хотели, чтобы он ходил в литовскую субботнюю школу, но баскетбол оказался сильнее.

Этот текст можно послушать на SoundCloud, длительность — 11 минут. Там же можно услышать комментарии самого Ника.

Когда Нику Стаускасу было 11 лет, родители поставили перед ним и его 14-летним братом Питером непростую задачу: нужно было выбрать, что построить на небольшом клочке заднего двора их дома в Торонто. Оба брата играли в баскетбол, и отец был готов купить кольцо, чтобы дети могли тренироваться в домашних условиях. Но те метались между возможностью стучать мячом прямо под окнами и очень соблазнительной идеей поставить во дворе целый бассейн. Потребовалось немало времени, чтобы сделать выбор, который в итоге определил судьбу одного из мальчиков.

Ник уговорил брата на баскетбольное кольцо. Пол, их папа, подошел к делу со всей серьезностью и связался с компанией, которая специализировалась на спортивном покрытии. Нужно было такое, которое снижало бы нагрузку на ноги и, что очень важно в условиях канадской погоды, не скользило. Поначалу части покрытия никак не хотели стыковаться друг с другом, а щит то и дело клонился в сторону. Но в итоге все было сделано на совесть.

Как только подростки дождались своей площадки, они стали проводить на ней по 4-6 часов в день, невзирая на погоду. Поставили там лампы, чтобы тренироваться в темноте. Соседи ворчали, потому что их спокойствие на этом закончилось, но у братьев было правило – после 10 часов вечера играть строго запрещено. Зато до отбоя Стаускасы бегали без перерыва.

Когда термометр опускался ниже -15, Ник и Питер просто ставили рядом с трехочковой линией горелку, чтобы каждые пять минут останавливаться и греть руки. Это была идея их отца, у которого в гараже оказался бак с пропаном. Над той же горелкой периодически держали и мяч, потому что при минусовой температуре он просто скользил по щиту, а при -20 уже не отскакивал от земли.

Погодные условия не имели никакого значения: постоянно сыпавшийся снег убирали лопатой и продолжали играть. Однажды Торонто завалило совсем, высота сугробов достигла полутора метров. Когда их стало уже невозможно убрать обычной лопатой, Ник с друзьями придумали новую игру – тако-баскетбол. Это было что-то среднее между баскетболом и регби. Без дриблинга. Нужно было догнать соперника и повалить на снег до того, как он успеет отдать пас.

Летом все было куда проще, хотя даже тогда лопату не убирали далеко. Когда снега не было, с этой лопатой Питер часто бегал за Ником, который обыгрывал старшего брата и постоянно подначивал его после побед. Парни намотали не одну сотню кругов вокруг дома, играя в догонялки после поединков один на один. Уже тогда Стаускасу было все равно, с кем играть — со сверстниками или с теми, кто старше него.

Но все началось несколькими годами раньше.

Когда Нику было 7-8 лет, он выбирал, каким спортом хочет заниматься. И хотя все вокруг поголовно играли в хоккей, мальчик выбрал баскетбол. Его дядя тогда тренировал детскую команду и предложил племяннику сходу поучаствовать в турнире.

- Я был довольно высокий для своего возраста и попробовал себя на одном турнире с этой командой. Хотя до этого я никогда не играл, я был неплох. А потом я влюбился в эту игру, тренировался много, и чем больше, тем лучше становился, а чем лучше становился, тем больше хотел тренироваться. Это просто замкнутый круг. А в хоккей я никогда не играл. Как только начал заниматься баскетболом, больше ни о чем думать не мог. Видимо, дело в литовских корнях, – смеется Стаускас. – Но вообще в моей семье никто не выступал на профессиональном уровне. Кто-то играл в школе и им нравился баскетбол, но не больше.

Бабушка и дедушка Ника Стаускаса бежали из Литвы в середине прошлого века, когда советская власть присоединила Прибалтику прямо перед началом Второй мировой войны. Они переехали в Торонто, где и сейчас живет довольно большое литовское сообщество. Родители будущего игрока НБА познакомились там же, в Канаде, но оба имели литовские корни и хотели, чтобы сыновья не забывали истоков. Поэтому с понедельника по пятницу Ник ходил в обычную школу, а по выходным — в субботнюю литовскую. Там обучались почти все дети тех родителей, которые бежали от советского режима из Литвы в Канаду. Родители Стаускаса прошли через ту же самую школу, в которую потом отправили и Ника с Питером.

Стаускасу в субботней школе не нравилось. Он был не против изучать родной язык, но очень ревностно относился к тому, что у него забрали один из выходных. Поэтому, когда в четвертом классе совмещать занятия баскетболом и обучение в субботней школе стало невозможно, он со спокойным сердцем выбрал спорт.

- Моя команда играла все свои матчи по выходным, и каждую неделю мне нужно было выбирать, чего я хотел больше, – сходить в школу или поучаствовать в очередном турнире. Мои родители видели, как сильно я любил баскетбол, и видели, что я играл неплохо. Думаю, они просто дали мне возможность выбрать то, что я хотел. Я никогда не хотел ходить туда, но до того момента ни разу не пропускал занятия, – вспоминает Ник.

Команда, за которую он выступал, называлась Ausra Sports Club. Там играли только литовские дети – те же самые, которые ходили вместе со Стаускасом в субботнюю школу, – и соревновались по большей части с такими же литовскими детьми. Иногда команда играла в Чикаго, Детройте, Лос-Анджелесе и других городах с таким же обширным национальным сообществом. Тренировал Ausra Sports Club дядя Стаускаса, который и позвал его играть.

Самый первый турнир, по ходу которого Ник впервые сыграл в баскетбол, проходил в Чикаго. Поэтому сам игрок любит уточнять, что впервые взял в руки мяч не в Канаде, а в США.

Но жил он в Торонто и, как любой житель этого города в начале 2000-х, грезил Винсом Картером. Это было золотое время для Винсенити: Олимпиада, конкурс по броскам сверху, статус абсолютной суперзвезды. Нельзя было играть в баскетбол в Канаде и равняться на кого-то другого, кроме Картера.

- О, да, Винс был моим кумиром. Я наблюдал за ним очень много. Для нас, меня и брата, было круто иметь одного из лучших игроков в мире в команде из нашего города. Мы все его матчи смотрели по телевизору. Когда ты смотришь матчи и видишь Аллена Айверсона, Коби Брайанта, Трэйси МакГрэйди и всех этих ребят, ты просто становишься фанатом НБА. А Картер был одним из них и играл совсем рядом, – вспоминает Стаускас.

Ник и Питер иногда опускали кольцо на шесть футов и пытались хотя бы отдаленно повторить данки, которые выполнял Винс. Они представляли, что делают это в матче НБА, и оценивали друг друга.

Но однажды Нику и впрямь удалось выйти на паркет «Рэпторс». Долгое время он обходил открытые тренировки команды стороной, но в 10 лет решил все-таки сходить посмотреть. Это был первый подобный опыт для Стаускаса, и он уговорил семью прийти пораньше — так как вход был свободным, ближе к паркету садились те, кто пришел первым.

За полчаса до начала тренировки один из работников арены подошел к Нику и спросил, хочет ли тот выйти на паркет вместе с Винсом Картером, когда все начнется. Ответ был очевидным. Питер тогда тоже попросил дать ему сыграть против Картера, но нужен был только один человек.

- Это было соревнование по броскам, а не один на один, как писали в прессе. На площадке были маты, и каждый из матов был пронумерован – какая цифра там была, столько очков тебе давали за попадание с этой точки. С линии штрафных было два очка, лэй-ап приносил очко, «трешка» — пять очков. Я был в одной команде с Моррисом Питерсоном, а против нас играли Винс Картер и еще один парень из зала, — Стаускас пытается вспомнить подробности того вечера, и по его мимике видно, что ему нравится рассказывать об этом. — Я помню, что перед началом я очень сильно нервничал, мешкал, и тогда кто-то потрепал меня за плечо. Я посмотрел наверх, а это был Винс Картер! Он взял меня за руку и сказал: «Не нервничай, паренек, нечего нервничать». Пытался подшутить надо мной. Я даже не знал, что думать, он ведь был моим героем.

Когда соревнование началось, Ник попал четыре первых броска с трехочковой и со штрафной линий. Публика была очень удивлена, потому что никто не ожидал от ребенка такой точности. Когда Стаускас и Питерсон выиграли дуэль у Картера и его партнера, Винс повалил Ника на маты и стал дурачиться. Брат Ника в это время достал телефон и начал фотографировать все, что происходило.

Много лет спустя, сразу после того как Стаускаса выбрали на драфте НБА, Питер запостил одну из этих фотографий в Twitter, отметив в тексте Картера. Когда «Сакраменто» Ника приехал в гости к «Мемфису» Винса, тот подошел к новичку «Кингс», похлопал его по плечу и сказал, что увидел в соцсетях фотографию.

- Чувак, ты заставляешь меня чувствовать себя таким старый сейчас, – пошутил он.

- Чувак, ты даже не понимаешь, как это безумно для меня. Я играл против тебя в детстве, а сейчас играю еще раз, только на этот раз уже в НБА, – ответил Ник.

В том матче Стаускас и Картер опекали друг друга.

Возможно, Картер не знает, но это именно он когда-то помог мальчику из Торонто понять, чего тот действительно хочет от жизни.

Стаускас уверен в этом: «Как только мы пришли домой после той открытой тренировки, я отправился на задний двор и провел там много часов! Просто играл. В моем уме я возвращался на паркет туда, к Винсу… Сейчас я возвращаюсь к этому моменту и понимаю, что это то самое время, когда я понял: «О’кей, это именно то место, где я хочу быть. Хочу быть на паркете с этими парнями. Тогда я стал на 100% уверен в этом и в том, что сделаю все, что нужно, чтобы там оказаться. Это просто стало моей установкой».

Подписывайтесь на Telegram-канал «Перехват» и читайте оперативные новости, аналитику и эксклюзивные интервью.

Фото: instagram.com/nikstauskas11; globallookpress.com/Kirthmon F. Dozier/ZUMAPRESS.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья