Аргонавтика
Блог

«Мы чемпионы, а в раздевалке гнетущее молчание». Онопко и Писарев вспоминают, как «Спартак» взял три чемпионства в начале 90-х

Душевные монологи.

«Спартак» 1990-х – великий российский клуб, который в первую очередь ассоциируется с 18 очками в группе ЛЧ-1995/1996 и последующими шестью победами в чемпионате России. 

До сезона-1995 картина была схожей – «Спартак» оформил три чемпионства подряд и каждый год финишировал с комфортным отрывом. В Европе тоже были успехи – дошли до полуфинала Кубка Кубков-1992/1993. Команда Романцева регулярно обновлялась, но стабильно штамповала трофеи.

Виктор Онопко и Николай Писарев стали трехкратными чемпионами в первые три года существования чемпионата России. Вот их воспоминания о золотом времени.

Писарев говорит, что после поражений Романцев запирал игроков на базе и не разговаривал 

– Меня Романцев приглашал в «Спартак» еще в 1989-м, общались на базе, но я очень хотел уехать. Надоели эти продуктовые карточки, бытовая неустроенность, страна разваливалась. В 1992-м вернулся из швейцарского «Винтертура», снова было тяжело в бытовом плане, еще и большие расстояния между городами. На поле адаптировался гораздо быстрее, чем в повседневной жизни. 

Чемпионами стали довольно легко. Мы играли против команд, которые в союзное время еще были в Первой лиге. Первые сезоны в России явно проседали по уровню в сравнении с чемпионатами СССР, не сравнить с теми же выездами на Украину в Днепропетровск, Харьков, Киев, Одессу – целые битвы. За каждым клубом стояла целая республика. 

Команды в начале 90-х пытались навязывать борьбу, но не было стабильности, особенно у московских клубов. Всех раздирали внутренние проблемы, один состав вспыхивал и сразу распадался. 

Из «Спартака» тоже многие уезжали, но по три-четыре человека за сезон, всегда оставались носители стиля. Они подтягивали новичков, а те быстро все впитывали, сохранялась преемственность. Желающих попасть всегда много – Лига чемпионов, популярность, финансовая стабильность. 

Романцев всем прививал мелкий и средний пас, игру на третьего. В «Спартаке» тогда не было ярко выраженного бомбардира с 30+ голами за сезон, нападающие очень много помогали полузащитникам, забивали вообще все. Тщательно выстраивалась позиционная атака. Если ушел во фланг – обязательно надо убрать под себя, отдать во второй темп. Это Лобановский, например, требовал всегда простреливать, а нападающие должны замыкать. У Романцева был свой стиль. 

Мы работали в жестких рамках. Если вдруг проиграли два матча подряд – допустим, в чемпионате и в Кубке, – Романцев сажал команду на базу на несколько дней. Но такие ситуации были нонсенсом, выигрывали почти всегда. В 1993-м, например, стали чемпионами, сыграв в «Лужниках» 1:1 с Находкой («Океан» – Sports.ru). Блин, мы чемпионы, а в раздевалке гнетущее молчание. 

Романцев мог день с нами не разговаривать, мы все сразу понимали. Многие тренеры кричат, прыгают, а толку никакого, а он эрудированный, начитанный человек, мог всех поставить двумя фразами. Сидишь на теории – объясняет таким языком, что понимают и ветераны, и молодые, и новички. В жизни ребята были совсем разные, на поле все думали одинаково – вот искусство большого тренера. 

Только в еврокубках чего-то не хватало – думаю, не были до конца укомплектованы. Один год немного хромала защита, другой – атака. Играли против киевского «Динамо» без дисквалифицированных Онопко и Никифорова – все, сдулись. В больших клубах так не должно быть. А с «Антверпеном» в полуфинале Кубка Кубков-1992/1993 нас судья убил. 

Онопко жалеет, что Романцев так и не поработал за границей

– Я до «Спартака» играл за донецкий «Шахтер». Однажды Олег Иванович позвонил домой, переговорил с супругой – меня не было, я на тренировке. Предложил перейти, мы обсудили в семейном кругу и решили – надо ехать.

Мне было легко адаптироваться, почему-то был уверен, что буду играть. Помню необычную первую тренировку – очень много футболистов, построили всех вдоль бровки, делали «максималку» – бежали без мяча к другой бровке, выполняли упражнения, которые говорит Романцев, затем на рывке возвращались. Так минут 20.

Футбольный язык сразу понимаешь, мы в команде все быстро познакомились, через тренировки сблизились, тем более почти все жили на базе, не было квартир. Это было очень важно для формирования и объединения команды.

База превратилась в общий семейный дом, сложилась доброжелательная атмосфера, вместе отмечали дни рождения, свадьбы. На еврокубковые выезды отправлялись все вместе – жены, кухня, водители. Всегда улетали за два дня, разрешали в первый день побыть с семьей, погулять, сходить в магазины – в России было мало вещей. Но жены жили в отдельном отеле.

Часто еще выезжали в выходные на шашлыки, тоже с семьями. Отдыхали на природе, играли в домино, в шахматы – кто что любит. Было классно.

На поле сначала, конечно, не все получалось. Мы правда всех обыгрывали, шли с победами, но Романцев был недоволен игрой. Улучшений добивались через тренировки, объяснения, теорию. Спустя три-четыре месяца прибавили, в России нас точно никто не мог остановить.

Попадались просто неудобные соперники вроде «Ротора» и «Текстильщика». Дерби не было, только отдельные принципиальные матчи – против «Динамо» Газзаева, например. Но мы все равно их крупно обыгрывали, поражения редкие случались, а так становились чемпионами за пару туров до конца. 

Тогда играли в очень атакующий футбол, я постоянно подключался, Никифоров, Мамедов, Хлестов. Если включился – обязательно получишь пас, вхолостую не пробежишь. Сильно насыщали штрафную, впереди бывало по семь-восемь человек. Мы специально не наигрывали подключения, но Романцев не запрещал, на тренировках даже поощрял, главное, чтобы успевали вернуться. Тем более подстраховка была – Пятницкий, Ледяхов. 

У всех была одна мотивация – играть в футбол. Тому «Спартаку» было все равно, с кем играть – против мадридского «Реала» или рижского «Сконто». За сборную – то же самое, играли с одним настроем против Франции и Андорры. Ребята не боялись – все отталкивались от своей игры, чувствовали уверенность. 

«Спартак» с каждым годом становился лучше. Каждый трансфер планировался за полгода-год, на место уходящего сразу готовился другой футболист. Не Романцев подстраивался под игроков, а игроки под Романцева – многие хорошие ребята не заиграли, потому что не уловили философию, не адаптировались к требованиям. 

Отъезды игроков – неизбежный момент, команда жила за счет продаж. Это просто считалось правильным – подошел срок, хорошее предложение, уезжаешь, освобождаешь место. Дальше ведь пришло время Титова, Тихонова, Аленичева, их целенаправленно готовили на замену. Конечно, кто-то оставался – Пятницкий, Цымбаларь. Они стали костяком «Спартака», с ними росла молодежь.

Романцев неукоснительно придерживался стиля. Порой просматриваю старые игры – хороший контроль мяча, умные забегания, много длинных передач, сильный подбор игроков. Защитники руки в штрафной убирали! Тогда очень редкая вещь. Я жалею, что Романцев не уехал за границу – мне кажется, он бы еще вырос как тренер, почерпнул бы новое. 

В России Олегу Ивановичу не было равных. И сейчас я таких тренеров не вижу.

Я, кстати, недавно нашел командную фотографию с базы – два вратаря, 14 полевых. Подумал: «А как же мы играли-то? В чемпионате, в Кубке, в Лиге чемпионов, за сборную?». Как-то получалось.

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья