Василий Уткин: «Сожалею, что так получилось во время ЧМ-2018, но «Первый канал» здесь совершенно ни при чем»

    Комментатор Василий Уткин рассказал Sports.ru об отстранении с «Первого канала» во время ЧМ-2018.

    – Как вам сообщили, что сотрудничество с «Первым» заканчивается?

    – Было смешно. Я прокомментировал Испания – Португалия в Сочи, с утра на машине выдвинулся в Краснодар, чтобы оттуда поехать в Ростов. Дал большое интервью «Афише» по телефону. Следующий звонок был о том, что мы вынуждены приостановиться.

    – Кто звонил?

    – Не скажу. Какое это имеет значение?

    – Ваша реакция?

    – Всегда жду худшего, так что оказался прав.

    – Но в Ростов и Волгоград вы поехали. То есть если бы из Москвы позвонили и разрешили, вы прокомментировали бы?

    – Да, я был назначен. И мне же сказали, что сотрудничество приостанавливается. Конечно, поехал дальше – до Ростова. Там ждал, чем дело кончится. Оно не кончилось. И не должно было кончиться в тот день.

    А в понедельник все стало ясно. И я из Волгограда улетел в Москву. На следующий день мы встретились с Эрнстом и Файфманом (генеральный продюсер «Первого канала» – Sports.ru).

    – Как они объяснили отстранение?

    – Хочу сразу объяснить. Помнишь, какую формулировку я применил, когда записал видео? Я хочу об этом не рассказывать.

    Дело в чем. Во-первых, о том, что произошло, очень легко догадаться. Во-вторых, я готов рассказывать, что я сделал. Но зачем я буду помогать тем, у кого это получилось? Я не должен это объяснять. Обращайся к ним.

    – А к кому обращаться? Миллеру, Громову (первый замруководителя администрации президента, курирует вопросы СМИ – Sports.ru)?

    – Ну это уже как хочешь. Сам подумай. Но ситуация – проще не придумаешь.

    – Я слышал несколько версий. Одна из них: вы прокомментировали первый матч, и кто-то со Старой площади вдруг услышал ваш голос. Позвонил Эрнсту и сказал: «Костя, это же неблагонадежный человек. Это же Болотная».

    – Смотри. О том, что я буду комментировать на Первом канале, сообщила его пресс-служба. Сообщило огромное количество ресурсов. Это один из самых залайканных моих постов в фейсбуке, а у меня там немало народу. Плюс фейсбук для телевизионщиков – это такое корпоративное СМИ.

    После этого я ходил к Урганту, потом канал сделал такой псевдопафосный ролик, который активно крутился дня четыре. Дальше я был в программе «Время» перед матчем Испания – Португалия. Я прокомментировал этот матч, и мне после него позвонили и сказали, что сарафан прекрасный.

    Потом рассказали, что отличные цифры и что не соглашусь ли я заехать еще и в Волгоград – прокомментировать там игру со Слуцким. Мы с ним даже созвонились и все обсудили. А потом оказалось, что это невозможно.

    Я готов допустить, как ты говоришь, что кто-то на Старой площади не знал, а потом узнал. Но думаю, дело не в этом.

    – Еще одна версия: вы что-то не то написали в соцсетях. Например, пост про Навального, хотя «Первый канал» просил не писать о политике во время турнира.

    – Не было таких условий, и от этого вообще ничего не зависит. Половина людей видит, что я работал и оказался отстранен, поэтому считает, что это я в эфире произнес слово «Навальный». Они правда так думают. Поэтому какая разница, говорю я о политике или нет.

    Да и потом. Когда меня приглашают в гости на прием фонда «Выход» (благотворительный фонд содействия решению проблем аутизма, которому помогает Уткин – Sports.ru), меня просят прийти и не пахнуть говном? Нет.

    Так и здесь. У меня не возникает сомнений – писать заметки о говне или нет, когда я работаю на чемпионате мира.

    – Вы же сами говорили, что неконтролируемый.

    – Да. Но это не значит, что у меня слюни изо рта идут на ровном месте. Я в другом случае неконтролируемый.

    А здесь очень жесткая и конкретная логика, которую легко понять. И которую я не расскажу. Я и так сказал достаточно, чтобы понять.

    Хочу пояснить еще одно. В силу особенностей проектов на ютубе я сам модерировал хвост комментов. Читал все комментарии, которые там писали. И понял, что у людей возникло ощущение, что «Первый» каким-то образом меня выгнал или передумал. В воздухе переобулся. Это не так.

    Когда мы разговаривали о прекращении сотрудничества, я понял, что у меня есть редкая возможность сказать Эрнсту, что я о нем думаю. В этот момент стало очевидно, что мне он ничего плохого сделать уже не может. И мне нечего его бояться, не о чем просить, потому что только что наше сотрудничество закончилось.

    И я сказал, что всегда хотел поработать с ним. Мне очень приятно, что эта встреча состоялась. Я сожалею, что так прервалось, но «Первый канал» здесь совершенно ни при чем. У меня не может быть никакой обиды на него. Вообще, – сказал Уткин.

    Интервью Василия Уткина – об отстранении с Первого канала и самых разных извинениях

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.