Поворот не туда
Блог

Новый сезон сериала о «Ф-1» возглавил чарт Netflix, но на деле он – слабейший за 4 года. Внезапно в нем отрезали всю драму

Реальные гонки оказались забористее.

11 марта – за неделю до первой официальной сессии новой «Формулы-1» – Netflix выпустил четвертый сезон документалки о лучшей гоночной серии планеты Drive To Survive. Его можно признать успешным: спустя 4 дня он возглавил мировой чарт всех проектов американского стриминга.

Положительный эффект от шоу неоспорим: с учетом всех факторов повышения зрелищности «Ф-1», падения популярности локальных чемпионатов и агрессивной экспансии на американский рынок (ESPN четвертый год подряд получил права на трансляции бесплатно) рекордная посещаемость «Трассы Америк» в 400 тысяч человек и третий грядущий Гран-при в США (Майами уже в календаре, а приход Вегаса активно обсуждается) – явно заслуга и нового ракурса от Netflix.

В США сошли с ума по «Ф-1»: на Гран-при пришли 400 тысяч человек. Потребовались дополнительные трибуны

Причем Drive To Survive действует именно не на уровне спорта, а на уровне личных историй и драм:

«Ф-1» привлекает новое поколение болельщиков, привлекает много девушек благодаря симпатичным молодым гонщикам, – рассказал шеф «Ред Булл» Кристиан Хорнер. – Люди хотят больше узнать их как личности, особенно в Америке – там какой-то бум. Поэтому растет поддержка со стороны спонсоров и доходы, билеты на Гран-при раскупают, а на трибуны «Сильверстоуна» [в Великобритании] хотят добавить 20 тысяч мест».

Как же миллионы просмотров на стриминге конвертируются в новых посетителей Гран-при? Хорош ли четвертый сезон? «Формула-1» собирается менять работу с Netflix?

Основа успеха Drive To Survive – концентрация на персоналиях и «закадровых» моментах

Дебютные 10 серий взорвали мир не обгонами, не мощными машинами и не разбором крутости технологий – а личными историями: ругательствами шефа «Хааса» Гюнтера Штайнера, безмерной печалью Ромена Грожана из-за бесконечных аварий («Я не могу спать, неудачи высасывают из меня жизнь»), взаимного троллинга между Хорнером и боссом «Рено» Сирилем Абитебулем, бэкстейджем побега Даниэля Риккардо из «Ред Булл» от Макса Ферстаппена… Теми моментами, которые не попадали в трансляции Гран-при и прессу в интервью или инсайдах – потому что оставались исключительно за пределами микрофонов и камер съемочных команд телекомпаний.

Netflix снял сериал по «Формуле-1». Интересно будет даже тем, кто не смотрит гонки

В остальном гоночные болельщики критиковали Drive To Survive за странный драматичный монтаж, сшивающий моменты с разных кругов воедино без объяснений, фэйковых комментариев, странных звуков «а-ля боевик» при столкновениях и реакции вроде «фантастический обгон!» на объезды аутсайдеров в DRS.

И, конечно, отдельную порцию ненависти режиссеры словили за накачку чрезмерной драмы в противостояниях: к примеру, между испанцами Карлосом Сайнсом и Фернандо Алонсо на домашнем Гран-при (в реальности между ними вообще НОЛЬ напряженности), а некрасивый образ Серхио Переса вызвал настоящую ярость у мексиканских болельщиков. Последние даже ддосили аккаунт репортера «Ф-1» Уилла Бакстона – за несколько выдернутых из 8-часового интервью фраз.

Но Drive To Survive изначально и не нацеливался на погруженных в мир гонок фанатов – те и так уже знакомы со всеми событиями сезона, и вряд ли Netflix надеялся раскрутить их на подписку только ради пересмотра знакомых хайлайтов.

Основная аудитория заключается в новичках – тех, кто не хочет смотреть все 50-70 кругов каждой гонки подряд, а желает быстрого и краткого погружения. Для них, в общем-то, и не имеет значения происходящее на трассе, нюансы технических обновлений, хитрости подвесок или рулевых колонок и механика быстрейших пит-стопов. Нужны лишь драма и ее закулисье: вот как гонщик готовится к заезду, вот какие трудности схематически преодолевает, и вот как радуется/огорчается в конце. Даже историческая правда вроде очередности событий иногда приносится в жертву кинематографичности – если итог не страдает или не меняется.

Потому с первых же серий создатели Drive To Survive выбрали правильный подход: зеркалить известные события с внутренними как-бы-шпионскими записями, откровениями главных действующих лиц и персонализации любого момента. Пришлось играть наугад, перебирать самых интересных из доступных и готовых делиться своей жизнью – ведь вообще-то в первые годы вроде «Мерседеса» и «Феррари» сторонились сериала. В результате шанс получили середняки, аутсайдеры и околотопы – и раскрылись, воспользовавшись шансом выйти из тени фаворитов, предстать перед публикой людьми и показать, что публика раньше не видела.

Именно поэтому за первые три сезона лучшие серии – самые честные, персональные и искренние. Вроде милого рассказа о восхождении Алекса Албона (хотя помимо личной драмы с матерью, сидевшей в тюрьме, в сюжете еще фигурировал несчастный Пьер Гасли, которого за глаза прожаривали всей командой), матах и разборках Гюнтера Штайнера, попытках Эстебана Окона зацепиться за любое место в «Формуле-1» и так далее. С топами вышло меньше действительно хороших эпизодов – поскольку они чаще всего отказывались демонстрировать хоть что-то за исключением «те же лица и слова, но сняты немного сбоку, из боксов». По сути, действительно хорошо Netflix удались лишь выпуски о Валттери Боттасе и Гран-при России (где «Мерседес», кажется, просто сам слегка ударился в паранойю из-за вала ошибок и стечения обстоятельств) и препирательства между Кристианом Хорнером и бывшим шефом «Рено» Сирилем Абитебулем (оказалось, что золото и правда находится за пределами пресс-конференций).

В остальных случаях мы лишь видели расширенные версии официальных позиций топовых команд, поданные в драматичной нарезке – маркетинговая повинность отбыта успешно.

Четвертый сезон вышел слишком классным для старого формата. Но Netflix не вышел за обкатанные рамки

Вся предыдущая схема выбивания вау-эффекта из публики работала при одном условии: в чемпионате нет настоящей интриги, схватки быстро заканчиваются, множество зрителей отваливается на середине и потом искренне удивляется: ничего себе, в середине пелотона есть жизнь! Тогда можно сколько угодно стрелять историями «Хааса».

Однако действительно напряженный год сломал логику успеха. «Мерседес» и «Ред Булл» вместе с Хэмилтоном и Ферстаппеном устроили настоящий Голливуд в реальности и заставили забыть о большинстве второстепенных сюжетов. Кого по-настоящему волновала схватка «Феррари» и «Макларена», скажем, после Гран-при России? Или преображение Юки Цуноды? Какой вернувшийся Окон? Какой еще новый босс «Уильямса»? Все ждали только одного – ведь после Гран-при Италии объем темы схватки за титул сожрала все остальные. Ну правда.

И что же увидит зритель четвертого сезона? Да фактически ничего незнакомого следившему за Гран-при. Все столкновения Макса и Льюиса раскрыты в точности по интервью из прессы, из сериала вырезали драму Гран-при Бразилии и даже полностью убрали все процессы после Абу-Даби. Цитаты – лишь мелькавшие в прессе или трансляциях. Точки зрения – те же. За сегменты «инсайдов» и «внутреннего раскрытия» отвечал Хорнер – но он лишь рассказывал семье дома, как нелегко сражаться за титул, и пару раз выругался на «Мерседес» и Вольффа «за кадром» (справедливости ради – в микрофон он выражался и похлеще). А что еще остается, когда самый популярный пилот чемпионата (и одно из главных действующих лиц драмы по совместительству) отказывается сниматься из-за искаженного образа предыдущих лет?

Вышла парадоксальная ситуация: сюжет-хедлайнер сезона вышел кастрированным. В реальных Гран-при он раскрывается куда напряженнее, полнее и драматичнее – и оставляет ощущение в стиле «ЭТО ЧТО МЫ СЕЙЧАС ВООБЩЕ УВИДЕЛИ?!» Финал четвертого сезона оставляет только послевкусие «И ЭТО ВСЕ?!»

Поймите правильно: серия с Йостом Капито и «Уильясом» – хороша, сюжет с укрощающим Мазепиных «Хаасом» – чистое золото, а Юки Цунода устраивает парад признаний за троих. Но линии «Макларена» и «Феррари» вышли проходными (и здесь нет вины команд), а с основной линейкой режиссеры вообще не совладали. Создалось впечатление, будто и не было особенного понимания, что с ней вообще делать – и решили поставить как придется, благо с такой мощной вывеской сезон ждал успех в любом случае. Судя по рейтингам Netflix, ситуация рассчитана правильно – теперь интерес к Drive To Survive и «Формуле-1» превратился в самоподдерживающийся механизм.

Но все-таки мы увидели эпохальный момент: изначально больше европейский вид спорта стал интереснее американской документалки о нем, сделанной американцами для американского зрителя. Это эпик.

Drive To Survive надо меняться – в «Формуле-1» уже намекают на это

Кажется, «Формула-1» начинает осознавать, у кого реальное превосходство – шеф чемпионата Стефано Доменикали даже выдвинул что-то вроде намека на грядущий пересмотр сделки.

«Drive to Survive оказал невероятный эффект, в этом нет сомнений. Особенно это касается привлечения новой аудитории, особенно на таких рынках, как США. Мы вместе с друзьями из Netflix попытаемся сделать Drive to Survive ключевым фактором. Если сериал станет просто еще одним способом рассказывать о «Ф-1» и не будет повышать нашу ценность, то, может, лучше передоговориться, чтобы Netflix и другие партнеры в будущем создали что-то другое».

Со стороны «Формулы-1» тоже готовы идти навстречу – Доменикали в недавнем интервью La Gazzetta dello Sport даже оправдал дополнительную драматичность некоторых моментов сериала и пообещал поработать с «отказниками» от съемок (в первую очередь речь о новом чемпионе Максе Ферстаппене).

«Дополнительная драма помогает разжигать интерес. Хотя есть темы, которые нужно переосмыслить. Если гонщик отказывается из-за разногласий насчет образа на экране, мы конструктивно это обсудим. Пусть он скажет, как хочет выглядеть.

Менеджеры Netflix уже встречаются с командами, мы говорим о культуре. Если вы хотите на рынок США, вы должны говорить на их языке – «Ф-1» нужно адаптироваться».

За первый сезон Netflix заплатил чемпионату $5 млн – и сделку можно назвать гениальной. Теперь же фанаты лишь в серии про Мазепиных и Цуноду увидели тот самое интересное закулисье – даже постоянные ругательства Хорнера в адрес Вольффа не записать в откровения. Сериал стремительно теряет вайб «раскрытия гонок с нового ракурса» и превращается в простой краткий пересказ года – «Формула-1» запросто может снимать такое и сама.

Но смотреть новый сезон все равно стоит.

«За это тебя и не любят!» Мазепиных разоблачили в сериале Netflix о «Формуле-1»

В «Ф-1» есть «дорога позора». Ее все ненавидят, но проходят каждый день – она напоминает аутсайдерам о поражениях

Netflix раскрыл напряжение в «Мерседесе»: Боттаса подозревают в эгоизме, а психология Хэмилтона важнее побед напарника

Фото: Netflix

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные