Поворот не туда
Блог

Айртон Сенна – бизнес-гений: заключил мегасделку с «Ауди», запретив запуск завода в Бразилии без своего согласия

Рассказ агента Волшебника.

1 мая – невероятно печальная дата для «Формулы-1», автоспорта и всего мира: в 1994-м именно в этот день в Имоле погиб трехкратный чемпион мира Айртон Сенна. Его считали (и продолжают считать) одним из главных талантов в истории и обладателем уникального пилотажного стиля – за который его прозвали Волшебником.

26 лет назад разбился Айртон Сенна. У него были уникальные пилотаж и ментальность

Но бразильская легенда известна не только благодаря гению на гоночном треке: еще он был тонким политиком в отношениях внутри «Формулы-1», активистом повышения безопасности и даже автором статей и книг о пилотаже и подготовке к заездам.

Но с точки зрения ведения дел и бизнеса Волшебник представляется не так-то часто – а ведь даже здесь он совершил несколько революций в «Формуле-1»: составлял самые длинные контракты, заключил гениальную сделку с «Ауди» незадолго до смерти и даже получил степень бакалавра по бизнес-администрированию!

Обо всем этом (вместе с нескольким потрясающими историями о подходе Айртона к работе) рассказал бывший агент бразильца (и одновременно Алена Проста) Джулиан Джакоби.

Особенности ведения бизнеса в «Ф-1»: длиннейший контракт, самое важное – условия расторжения

«Я начал работать с Аленом Простом во второй половине 1982-го, когда он готовился к уходу из «Рено» и трансферу в «Макларен». Главные принципы работы менеджера с тех пор не поменялись – и, на мой взгляд, они никогда не изменятся. На мой взгляд, весь процесс построен на трех вещах: уважении, надежности и доверии.

Самый длинный контракт в моей карьере занял 64 страницы. Это был один из договоров Айртона. В те времена контракты не имели тенденции быть настолько длинными.

Джулиан Джакоби

Вообще люди думают, что в договоре пилота «Ф-1» самое важное – это деньги. Нет. Самое важное – права на расторжение, которые позволяют гонщику уйти, если что-то не сработало. Пункты могут быть связаны с набранными очками, определенными результатами и даже техникой: к примеру, клиентский или заводской у команды мотор, все вещи подобного плана. Все потому, что в этом деле главное – осознать: ты выиграешь титул только в лучшей машине. К примеру, за последние 15 лет, кому удалось стать чемпионом без такого болида? Разве что Льюису Хэмилтону в 2008-м – мне кажется, тогда «Феррари» была сильнейшей. Лучшая машина дает 90-процентный шанс на победу».

Сенна – бизнес-гений: открыл понятие «имиджевых прав» в «Ф-1», заключил мегасделку с «Ауди», обеспечившую его семью (немцы даже выкупали права обратно)

«Благодаря нашему подходу нам не приходится искать пилотов для работы – они сами приходят по рекомендациям наших клиентов. Так мы подписали Сенну – верьте или нет, но вообще-то Айртон пришел к нам по рекомендации Проста. Ален тогда выиграл второй титул за «Макларен», я работал с ним уже три года. Айртон подписался с нами весной 1985-го. Вряд ли на тот момент Ален предвидел в Сенне самого большого соперника в карьере.

Впечатления от работы с Айртоном? Много всего. Всегда что-то было. Его контракты были сложными и отличались от бумаг других гонщиков. Просто он стал национальным бразильским идолом, и мы должны были оговоривать в контракте вопрос принадлежности конкретных имиджевых прав. Он был первым, внедрившим в гонки понятие «имиджевые права» (Это права на образ и характерные черты спортсмена, которые можно использовать в рекламе или коммерческих целях, всевозможных шоу, кино- и аудиозаписях, фотографиях, публичных мероприятиях – Sports.ru). Причем не на все из них [босс «Макларена»] Рон Деннис мог согласиться.

Но все те же вещи с имиджевыми правами появились еще в контрактах с «Лотусом». Помните, у них был спонсор – банк «Насиональ»? Большая часть обсуждений касалась его. Все по-другому.

Сенна требовал очень многого, но работать с ним было очень интересно. Мне нравилось. Он был чрезвычайно умен. За 38 лет карьеры у меня было много клиентов, причем не только в автоспорте: теннисисты, гольфисты, музыканты, бизнесмены, актеры. Но Айртон – однозначно в топ-5 самых умных людей, с которыми я когда-либо работал. Вообще-то у него была степень по бизнес-администрированию. Он демонстрировал невероятную вовлеченность во все бизнес-процессы.

Не забывайте: Сенна заработал невероятно огромные деньги за пределами «Ф-1». Как и Ален – они оба проявили себя невероятно хорошо. Но у Айртона был особый взгляд на бизнес. Прямо перед гибелью он заключил сделку с «Ауди»: семья Сенны стала эксклюзивным импортером марки в Бразилию вместе с правами стать национальным дилером. Мы работали над этим с 1992-го и завершили в начале 1994-го. И даже когда Айртон погиб, семья сохранила все права и отлично ими управляла. В конце концов «Ауди» решила построить собственный завод в Бразилии, но из-за множества оговорок эксклюзивности в контракте с семьей Сенна концерну пришлось выкупать права импортера и дилерства обратно. Потому что в противном случае у них не было прав выпускать машины «Ауди» на территории Бразилии – заводу пришлось бы покупать лицензию на импорт произведенных в стране машин! Вот такая была у Айртона обратная сторона. Видение подобных вещей.

На Гран-при Венгрии-1992 Айртону пришла в голову идея: предложить «Уильямсу» свои услуги бесплатно, но с сохранением всех имиджевых и спонсорских прав, а также выбить бонусы за результаты. Без фиксированной части. Фрэнк [Уильямс] оценил идею как блестящую – ему об этом рассказал Джеймс Хант (чемпион «Ф-1» 1976-го, амбассадор спонсора «Макларена» Marlboro в те годы и комментатор – Sports.ru), и Фрэнк позвонил на следующее же утро с вопросом: «Это правда?» И эта идея поставила под удар Найджела Мэнселла – тот пытался повысить гонорар с победой в чемпионате, но Фрэнк не пожелал ему платить больше. Вот почему Найджел отправился гоняться в Америку [в «Индикар»]!»

Правда о переходе Сенны в «Уильямс»: верность «Хонде», $1 млн за каждый Гран-при, отказ гоняться при задержке платежей

«Ален покинул «Феррари» из-за небольшого непонимания смысла слова «грузовик», которое Прост употребил при описании болида Скудерии. Он не нашел себе новой команды, но год простоя – весь 1992-й – ему полностью оплатили по контракту с «Феррари». Полная зарплата – за сезон ничегонеделания. Но потом Ален вернулся в «Уильямс».

Айртон тоже хотел перейти в ту команду, но его сдерживала верность «Хонде». Его инстинкт требовал перехода в «Уильямс» раньше [до 1994-го], но его связывали особые отношения конкретно с мистером Кавамото – президентом «Хонды». Они были очень близки, а японцы фактически пришли вместе с Айртоном в «Макларен» в 1988-м и затем выиграли три титула вместе.

Помню, как он говорил мне уже в самом конце 1991-го, после завоевания третьего чемпионства, что инстинктивно ощущает перемены внутри «Хонды». Он беспокоился насчет будущего. Помню, в 91-м мы приехали в Спа [на Гран-при Бельгии] c двумя контрактами: один – на выступление в «Макларене», второй – в «Уильямсе». Оба были готовы к подписи. Думаю, Айртон знал, что он должен был уходить в «Уильямс». И еще утром в воскресенье мы были уверены, что Сенна подпишет второй контракт и перейдет. Но он проговорил с Кавамото всю ночь, вышел к нам с утра и заявил, что остается еще на год. На 1992-й. Хотя мог бы попасть в «Уильямс» уже тогда, и Найджел Мэнселл, вероятно, не остался бы в команде. А ведь после этого Найджел выиграл титул. Однозначно: Мэнселла оставили только тогда, когда Сенна отказался от перехода.

Кавамото убедил Айртона остаться, пообещав сохранить полную вовлеченность. Но в итоге «Хонда» все-таки решила уйти – и сообщила об этом Сенне за три месяца до объявления о разрыве Рону Деннису. Тогда-то мы и поняли, что нам надо искать новую машину на 93-й.

Насколько близко Айртон подошел к тому, чтобы не выступать за «Макларен» в 93-м? На самом деле очень близко. Он даже думал о пропуске сезона – прямо по примеру Проста в 92-м. Но его переубеждали спонсоры из Philip Morris – упросили в феврале прилететь на переговоры. Мы встретились в их офисе, и я помню огромное количество уговоров и мольбы, чтобы Сенна все-таки поехал в том сезоне. Айртон беспокоился за мотор: заводской «Форд» достался «Бенеттону», а «Макларену» светил только клиентский двигатель. Также он волновался насчет его характеристик. Рону же предстояло решить другое уравнение: теперь от него требовалась плата за силовые установки, и потому у него оставалось меньше денег на зарплату Айртону. В итоге Рон сказал: «У меня есть только 5 миллионов долларов», а Сенна ответил: «Ну в таком случае я поеду только первые пять гонок». И молчание в комнате.

В итоге договор заключили – и в нем изначально оговаривались только 5 Гран-при. Миллион – за гонку. И в дальнейшем его и правда продлевали гонка за гонкой – до самого конца сезона. Но в реальности если деньги не поступали на счет Айртона до среды – он не приезжал на трек. Такое случилось дважды: он сидел дома, ждал денег и не вылетал на автодром. К примеру, перед уик-эндом в Имоле: он опоздал на целый день, бразильский офис не мог его найти, и менеджеру команды Джо Рамиресу даже пришлось везти его на вертолете. В итоге Айртон приехал очень поздно и просидел всю первую практику на пит-уолл».

Фильм «Сенна» – правдив на 95 процентов. Но все-таки упустил важнейшую деталь взаимоотношений гонщиков и команд – она полностью меняет восприятие

«Фильм «Сенна» – правдив и точен где-то на 95 процентов. То есть это довольно хороший фильм. Но! В нем все-таки не все совсем верно показано. Создатели упустили одну важную вещь: роль «Хонды».

Вспомните сюжет: в нем рассказано о противостоянии двух пилотов, но в нем никак не отражено несколько фактов: Ален уже выиграл с «Маклареном» два титула – в 1985-м и 1986-м перед переходом Сенны – и упустил чемпионство в 84-м всего в полбалла. Прост был парнем «Макларена»: проводил там уже пятый сезон и всех знал. Айртон же был человеком «Хонды». И разница проявлялась в подходе этих двоих: когда Алену что-то требовалось – он использовал связи в «Макларене», а Сенна дергал за ниточки в «Хонде». Поэтому у них были разные «источники силы» внутри команды.

Ален раздражен фильмом из-за того, что его выставили злодеем? Ну да, я считаю, что его показали неправильно. И я жалею, что хоть изначально я и помог запустить фильм на первых производственных стадиях, потом съемочная группа не вернулась ко мне для сверки итоговых фактов. Так что фильм вышел немного несправедливым по отношению к Алену и вообще не полностью правдивым. Если бы в картине вернее обрисовали ситуацию – думаю, люди лучше бы все уловили, и образ Проста вышел бы намного ближе к реальности и справедливее».

Дуэль Сенны и Проста – грандиознейшая вражда «Ф-1». Они интриговали, врезались друг в друга и раскололи «Макларен»

Гибель Сенны изменила «Ф-1»: новые шлемы, системы защиты пилотов и переделанные легендарные автодромы

30 лет назад Сенна рассказал все о своем пилотаже. Кассету с записью потеряли и только сейчас нашли

Источник: подкаст Beyond The Grid

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst, via www.i/www.imago-images.de, imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Simon Bruty, Mike Hewitt, Tony Feder; motorsportimages.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные