android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Не во сне, а наяву

Московский орёл. Николай Каменский, первая советская звезда прыжков с трамплина

Победа на «Турне четырех трамплинов», серебро чемпионата мира, триумф на Холменколленских играх – все это достижения Николая Каменского, первого советского летающего лыжника, громко заявившего о себе в пятидесятых годах прошлого века на международной арене. Вехи карьеры первопроходца европейских пьедесталов почёта – в материале Елены Федоровой. 

Казалось бы, в нашей стране мало звезд из числа знаменитых летающих лыжников. Пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать. Впрочем, есть один важный нюанс: каждая наша легенда – герой с большой буквы. И нам нужно помнить об этом. Что знаем мы о прыгуне Николае Каменском? О том, кто, как Петр Великий, почти 60 лет назад «прорубил» для нас окно в Европу?

Быть первопроходцем в чем-либо всегда очень трудно, особенно в прыжках с трамплина и в космосе. Не найти в мире того человека, который позволит себе назвать трусами летчиков-космонавтов. Но говорят, что даже им было страшно стоять на московском трамплине. Какой же тогда силой духа должны обладать прыгуны? Как возможно добиться успеха в прыжках и полетах?! Ответ очевиден. Здесь мало стать просто отличным спортсменом. Трамплины благоволят личностям: тем, кто имеет в душе твердый стержень. Таким человеком и был наш герой: элегантный, отважный, решительный Николай Каменский.

Он вырос не где-нибудь, а в доме на Воробьевых горах. До революции земли в районе снесенного ныне трамплина, научного комплекса МГУ и Мосфильмовской улицы принадлежали его семье. Но в советское время отца Николая Каменского раскулачили. А что в 1930-е значило стать сыном «кулака»? Это же сразу почувствовать себя изгоем в обществе, никак иначе! С такой черной «кляксой» взлететь до небес невозможно: испорченная биография. Ну, а если без лишних «виньеток», Каменским пришлось тяжело. Мать растила одна четверых детей, из которых войну пережил только лишь Николай. Он подростком работал тогда на заводе – за хлеб, но вернее всего на победу. Да, он мог погибнуть от голода, холода либо осколка, попавшего в грудь, и не мог отступить. Николай твердо знал, что в ответе за мать, за друзей, за страну. Было страшно – до жути, но после победы и радость была запредельная. Вечер 9-го мая запомнился юноше грандиозным салютом. Возможно, в тот миг он впервые почувствовал себя личностью – человеком. Ему удалось внести свой вклад в великое дело, и он победил! Сходу «переписал» биографию: прежде всего у себя в голове. Разве мог победитель сломаться, пасть духом и стать побежденным? 

На смену войне пришло мирное время. Оно-то и бросило новые вызовы Николаю Каменскому. У него не было шанса попробовать себя в роли командного игрока, потому что футболом с хоккеем он не занимался. Зато рядом с домом всегда были горы, где Николай часто катался на лыжах в свое удовольствие. Прыгал с естественных кочек, пока не попал в руки тренера Константина Крылова из ДСО «Торпедо». Этот человек стал не просто наставником для Николая Каменского. Он всей душой и всем сердцем влюбил его в чувство полета! Но плох тот орел, что, летая, не хочет «добраться» до солнца. Тем более, что в Москве, как раз на Воробьевых (тогда Ленинских) горах уже создавался вполне современный классический прыжковый комплекс. Его украшением был восхитительный средний (по нынешним меркам) трамплин. «Средний» не означает «уменьшенный» или «учебный для школьников». Мощностью больше 70-ти метров московский трамплин для Москвы был огромный. Не зря же он так впечатлил космонавтов! Левее него, если встать к МГУ спиной, располагался другой пратрамплин. Кто не верит, тот может пойти посмотреть: след его пока виден, но вскоре, возможно, исчезнет. Увы! Что касается комплекса 1950-х годов, для него много сделал талантливый тренер Владимир Нагорный. К нему-то в свое время и перешел от Крылова Каменский. Хотелось расти, продвигаться вперед – к совершенству! Конечно, нельзя взять и стать прыгуном в одночасье. Но можно набраться бесценного опыта, духом окрепнуть.

Владимир Нагорный помог Николаю Каменскому стать настоящим спортсменом: как говорят, сделал из мальчика мужа. Однако на первенстве СССР 1953-го года прыгун был ужасно расстроен дебютом. Он занял тогда «только» 22-е место…  Каменский счел это большой неудачей, но тренер не ждал от него чемпионского титула. Так получилось, Нагорный не смог разглядеть масштаб личности ученика: он не верил в спортсмена, как должен был верить. Каменский обиделся и, взвесив все «за» и «против», ушел к Михаилу Химичеву. Под его руководством прыгун прогрессировал день от дня, и уже через год он на Первенстве СССР занял второе место. Казалось бы, что изменилось? Да, поменял тренера и принципы подготовки. Но в этом ли было все дело? Не только. У Николая Каменского изменился настрой. Он желал сам себе доказать, что он лучший и может на равных сражаться с достойнейшими. Разумеется, первый успех окрылил, придал сил и уверенности, что пришлось весьма кстати. В тот год наша доблестная команда впервые отправилась за границу.

Соревнования под эгидой ФИС в Швеции стали большим потрясением для Николая Каменского. Дело не в том, что он занял на них 21-е место. По правде сказать, попасть сразу в 30-ку сильнейших летающих лыжников мира по силам не многим спортсменам. Так было, так есть и так будет всегда, – в общем, первый блин комом не вышел. Однако советские прыгуны отставали от мировых звезд абсолютно во всем: начиная от техники и снаряжения и заканчивая повседневной одеждой! Каменскому бросили вызов: раз хочешь стать лучшим из лучших, сперва подтянись к нам, а там разберемся. Конечно, спортсмен должен был соответствовать уровню звездных коллег: Вейко Хэйнонену, Харри Глассу, Олафу Бьернстаду и другим. То была непростая задача: догнать, а затем перегнать. Но Каменский с ней справился просто блестяще. За два года он и ребята из нашей команды прибавили так, что могли уже соревноваться на мировом уровне. Кроме того, к Николаю Каменскому быстро пришло чувство стиля – в одежде. Всегда аккуратный, подтянутый, модный, он стал, если можно так выразиться, «лицом» нашей сборной. И все же красавцем-мужчиной в прыжках быть, увы, недостаточно. Мало достать до пленительных звезд, нужно их победить – взлететь выше. Но как?!

Николаю Каменскому – первой советской звезде – удалось подтянуться и внешне, и внутренне. Он обрел тот самый стержень – уверенность, что не хватает другим перспективным спортсменам. В итоге успех не заставил себя долго ждать. Наш прекрасный орел взлетел так высоко, что смог выиграть в самом начале карьеры «Турне четырех трамплинов»! В этот день, 8-го января 1956-го года, Каменский ворвался в элиту, став лучшим из лучших. Он часто держался в 10-ке сильнейших, являлся не только призером, но и победителем многих соревнований ФИС. Очень досадно, что не было в 1950-х и 1960-х годах Кубка мира, а то бы – кто знает! Каменский действительно мог бы включиться в борьбу за престижный трофей.

Победа Каменского на этапе в Оберстдорфе на Турне 1957/58

16-го марта 1958-го года он победил в Осло на Холменколленских играх, тем самым вписав себя золотом в лыжную «летопись». Надо заметить, что это не просто красивая, звучная формулировка: в столице Норвегии есть Музей лыжного спорта, где, как величайшая ценность, хранится почетная книга. В нее на самом деле вписаны имена всех, кто сумел победить в Холменколлене. И среди россыпи звездных имен там сияет звезда Николая Каменского.     

Наш легендарный прыгун заслужил уважение лучших соперников. Так, например, восхищался им чехословацкий герой Иржи Рашка. Однако Каменский опять поднял планку, и пик его славной спортивной карьеры пришелся на 25-е февраля 1962-го года. 

В тот день в Закопане немного-немало вершилась история. Там проводился 16-й Чемпионат мира, где ФИС ввела новую зрелищную дисциплину в прыжках. Теперь лыжники соревновались не только на нормальном, но и большом трамплине. Другими словами, впервые разыгрывалось два комплекта медалей. «Нормальным» тогда назвался 70-метровый трамплин, а «большим» – 90-метровый. И первым серебряным медалистом на нем стал Каменский!

Он трижды мог выиграть Олимпиаду, но каждый раз что-то мешало. В Скво-Вэлли в 1960 году ему удалось стать четвертым… Увы, даже лучшим спортсменам порой не хватает везения. Но, впрочем, это уже не столь важно.  

Звезда Николая Каменского не потускнела в отсутствии «золота» или другой олимпийской медали. А сам он, легенда советского спорта, всю жизнь оставался порядочным, скромным, простым человеком. Не знал суеты, избегал «показухи», бахвальства, вообще не любил говорить о себе. Зато очень любил запускать голубей в небо – сам обожал это чувство полета и страха не знал! Каменский был личностью, сильным и смелым спортсменом. Его приравняли к изгоям, а он стал героем. Ему уготовили смерть, а он выжил. Ему заявили, что он проиграет, а он победил. Наш московский орел никогда не сдавался!

Автор материала: Елена Федорова

В статье использована информация из интервью Н. А. Каменского российскому информационному порталу «Life.ru», а также фотографии из группы в Facebook «Ski Jumping Legend Nikolai Kamenskiy. Легендарный Николай Каменский».

Не забывайте читать нас в твиттере (@sjnayavu) и в Телеграме (@highflyingbirds).

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы