Блог Фонарь

Что делает Грегга Поповича лучшим тренером в истории

Блог «Фонарь» резюмирует, как «Сперс» изменили НБА.

Грегг Попович создал «клубную культуру», которую все пытаются копировать

Джим Вермильон, помощник тренера по баскетболу и бейсболу в школе Мерилвилл-Хай, всегда вспоминает один характерный момент. Летом в середине 60-х к нему домой каждый день приходил юный Попович и просил пустить его в зал. Так было в старших классах, так продолжалось и после того, как он окончил школу и поступил в Академию ВВС.

Вермильона больше всего поражала даже не настойчивость подростка, а его необычный подход к тренировкам. В отличие от всех остальных, Попович часто работал без мяча, например, часами отрабатывая движения в защитной стойке.

Верность «фундаментальным навыкам» спустя много лет стала основой того, что делает «Сан-Антонио».  

Один из лучших тренеров Европы Этторе Мессина удивлялся самой уникальной черте философии Поповича:

«Один из главных принципов состоит в том, что «мы не можем пропускать ничего». Это означает, что для каждого процесса найдется время и место. Здесь начинают с самых основ и идут к более сложным вещам. В начале тренировочного лагеря мы возвращаемся к фундаментальным навыкам игры в защите и атаке. Пас, прием мяча, развороты, проходы под заслонами, движение без мяча – мы отрабатываем это все, словно команда юниоров. Это один из важных посылов тренера Поповича: техника гораздо важнее, чем тактика. Нужно овладеть фундаментальными навыками и иметь желание бороться каждый день, это означает, что вы всегда должны быть готовы».

«Фундаментальные навыки» – это символ баскетбольной «культуры», которую построил Попович в «Сперс».

У нее много других определяющих черт:

– группа единомышленников, часто называющих себя семьей;

– четкая иерархия и дисциплина, идущая сверху от человека с околовоенным прошлым;

– при этом обязательный фокус на командной работе и активном участии каждого;

– акцент на жесткости, защите, исполнительности, альтруизме и профессионализме;

– абсолютная поддержка со стороны владельца;

– внутренние отношения, больше напоминающие студенческую, а не профессиональную команду.

Когда Попович появился в лиге, там не было ничего подобного. Пэта Райли и Фила Джексона зажимали владельцы и их генеральные менеджеры. Чака Дэйли увольнял Анферни Хардуэй. Джордж Карл был лишь сторонним наблюдателем в схватке Шона Кемпа с руководством. Дона Нельсона отправил далеко и надолго второгодка Крис Уэббер…

Хотя ориентир у «Сан-Антонио» все же был.

Попович подружился с Джерри Слоуном в середине 90-х и тогда рассматривал «Юту» в качестве примера для подражания – команду из захолустья, построенную на тесной связке тренера и двух суперзвезд и на протяжении многих лет показывающую высокие результаты.

Только «Джаз» и Слоун всегда оставались чем-то неестественным, белой вороной из штата мормонов. За 20 лет «Сперс» Поповича добились того, что любопытная девиация начала задавать моду во всей лиге и изменила баскетбол. Клубная культура, внутренняя стабильность, олдскульные командные ценности, огромный карт-бланш тренеру, его связка (или однородность) с генменеджером – в том или ином виде все вменяемые клубы лиги начали ориентироваться уже на самих «Сперс». 

Фил Джексон – самый титулованный тренер в истории, и этого никто у него не отнимет. Но для тренера едва ли не важнее собственно побед – его влияние на окружающих.

«Треугольное нападение», уникальные Джордан и Кобе, Шак и Пиппен, полумистический симбиоз индейского фольклора и дзен-буддизма, полусонные покачивания на стуле – так и не нашли подражателей, оставшись чем-то великим и единичным, оторванным от всех остальных процессов.

Грегг Попович – самый влиятельный человек в лиге, который за последние двадцать лет полностью изменил баскетбол.

И его невротическая тяга к «фундаментальности», и его простая философия, выраженная во фразе Якоба Рииса, распространились практически так же сильно, как таблички со знаменитой цитатой – в большинстве клубных раздевалок НБА.

Грегг Попович создал стиль, который стал доминирующим

Странный вылет от «Мемфиса» в 2011-м ознаменовал еще один крестный ход любителей поставить крест на «шпорах». Отпевание Данкана, призывы к перестройке и прочие традиционные вопли в Сан-Антонио были восприняты с юмором. Как гласит легенда, примерно тогда же к Поповичу подошел Тони Паркер, который заявил, что не хочет быть «просто Эвери Джонсоном», «разыгрывающим, который управляет командой». 

Тренер его услышал и первым в лиге пришел к тому, что изоляционный баскетбол и индивидуальная работа в «посте» должны отойти на второй план. Попович всегда ориентировался на командный баскетбол, движение мяча и помощь ролевых игроков, но тогда он пришел к принципам, изменившим лигу. Тони Паркер начал катать бесконечные пик-н-роллы, «Сперс» закружились под вальс драйв-н-киков, и естественным образом получилось так, что одним из основных атакующих инструментов «Сан-Антонио» выступили трехочковые, те самые трехочковые, которые Грегг Попович официально ненавидит.

Что было дальше, все и так знают. В 2012-м «Сперс» выдали победную серию, только просчитались с запасом физических и эмоциональных сил, что проявилось в проигрыше «Оклахоме». В 2013-м трехочковый Рэй Аллена убрал желтую ленту, необходимую для правильной церемонии празднования. В 2014-м «Сан-Антонио» уже доминировал в финале. И тенденция оказалась настолько очевидной, что трехочковыми, командным баскетболом  и созданием пространства в атаке за счет врываний и передач на периметр заболела и НБА, и Европа.

Заслуги «Сан-Антонио» не отрицают, но это фундаментальный переворот, изменивший баскетбол, не сильно изменил представление собственно о самих «Сперс». Пионерами аналитического баскетбола принято считать «Рокетс», а их соседи всегда скорее фигурируют в деле воспевания семейных ценностей, фигуры отца, олдскула. При этом вроде бы очевидно, что все, что делают «Сперс», как раз строится на математической логике и прагматических решениях и подчеркивает все те же заветы Дэрила Мори: лэй-апы и трехочковые (лучше из углов) как самые эффективные ценности игры.

Любимый сюжет даже этого сезона показывает, что «Сперс» настолько засекречены в своей приверженности к принципам аналитической революции, что даже их болельщики это не всегда осознают. В этом году они все время переживали из-за того, что любимая команда слишком часто позволяет некоторым игрокам соперника совершать открытые броски из углов, пусть даже те крайне редко попадают. Потребовалось специальное исследование для того, чтобы подтвердить: «Сперс», естественно, делают это специально, просчитав возможные последствия.    

Грегг Попович показал, что баскетбол – это гораздо больше, чем конкретная система

У каждого приличного тренера есть узнаваемый почерк: система, которая доказала свою успешность. (И за которую они потом упорно держатся). Фил Джексон продолжает бороться за треугольное нападение и на пенсии. Дон Нельсон так всю жизнь и остался верен ран-н-гану. Атакующий гений Майк Д’Антони не смог подстроиться под Энтони и Ховарда. Пэт Райли не позволил «Шоутайму» уничтожить свою суть – олдскульного сторонника дисциплины, порядка и обязательного мордобоя. Тибодо изменяет принципы построения защиты.

«Система» – это не только нападение, но и в целом принципы работы. Чаще всего великие тренеры (Джексон, Райли) не любят возиться с молодыми игроками. А, например, атакующие гуру не могут пережить расставания с быстрым темпом.

Идентифицировать Поповича в этом смысле гораздо сложнее. Его команды всегда здорово смотрелись на своей половине, но описывать его игровые принципы с помощью понятий дисциплины, порядка и жесткости довольно проблематично – вряд ли есть в мире тренеры, которые воспевают хаос и мягкотелость.

Одна из основных характеристик Поповича – его постоянная эволюция, в которой и заключается феномен долговечности «Сперс».

Попович начинал с защитной системы вокруг двух башен и группы ветеранов.

Пришел к единоличному доминированию Тима Данкана в «посте».

Перестроил «Сперс» в пользу задней линии после изменений в правилах «хэндчекинга».

Выдумал «баскетбол будущего» с Тони Паркером в качестве претендента на MVP.

Вернулся к двум башням с приходом ЛаМаркуса Олдриджа.

За эти двадцать лет он постоянно экспериментировал с темпом игры, с балансом между атакой и защитой, находил решение и в перерождавшихся у него ветеранах, и в созревавших молодых, разочаровывался и в деградировавших у него ветеранах, и в не созревавших молодых.

У Поповича нет системы, кроме довольно абстрактных философских (а скорее даже этических) принципов. Он не создает для себя искусственных ограничений  и кажется тем недостижимым идеалом тренера, который «делает игроков лучше, находя для них оптимальные тактические решения».

«Ману изменил меня как тренера, – как-то сказал Попович. – Он заставил меня поверить, что можно делать странные и непредсказуемые вещи и нередко терять позиции, но при этом приносить пользу. Все, что он делает, он делает для того, чтобы побеждать, так как в нем живет тот же соревновательный дух, что и в Майкле Джордане».

Попович даже научился признавать такой баскетбол, который сам считал неправильным. Хотя не перестал ненавидеть трехочковые.

Грегг Попович открыл для НБА остальной мир

Европейцы и другие легионеры начали проникать в НБА еще в конце 80-х, но очень долго на них смотрели с подозрением. По большому счету от каких-либо пристрастных оценок иностранцы избавились лишь недавно. Еще в профиле Николы Йокича в графе достоинства в качестве таковых гордо значились: «не пьет и не курит» – для парня из Восточной Европы это, конечно, настоящий подвиг.

«Сан-Антонио» был первым, кто ушел от стереотипов по отношению к иностранцам и начал присматриваться не просто к раскрученным и общеизвестным звездам, но и тем, кто мог ими стать в потенциале. «Сперс» развили систему международного скаутинга и неожиданно уяснили, что неамериканские игроки порой гораздо больше соответствуют командным идеалам, чем местные. 

Отношение к легионерам изменилось не только после того, как Ману Джинобили должен был стать первым иностранным MVP, а Тони Паркер таковым стал. Под неочевидными пиками на драфте, или даже копошась среди отбросов, «Сперс» чаще всего умудрялись взять нечто полезное, если не по качеству, то по влиянию на атмосферу уж точно.

Что не менее важно.

«Я выпал из ротации и хандрил. В знак протеста во время матчей я усаживался на полу, а не скамейке, – как-то рассказывал Стив Керр. – После нескольких игр Поп отозвал меня в сторону и сказал: «Ты себя ведешь ужасно. Я понимаю, что ты не играешь. Но раз ты профессионал, то должен вести себя соответствующим образом, а ты этого не делаешь. Это неправильно. Ты мне нужен на скамейке». Он был абсолютно прав. Я вернулся на скамейку».

Фабрисио Оберто, Бено Удрих, Борис Диао, Тьяго Сплиттер и Пэтти Миллс – «Сперс» запустили процесс, который и превратил НБА в по-настоящему международную лигу. То, что происходило на драфтах последних лет – когда «Милуоки» взял парня с непроизносимым именем из второй греческой лиги, а «Торонто» притащил будущего 16-летнего Дюрэнта откуда-то из джунглей Бразилии – стало возможным во многом благодаря Поповичу и его убеждению, что иностранные игроки более работоспособны, чем местные.

Грегг Попович приучил всех к тому, что находить непонятных людей и развивать у них нужные качества – это нормально

Главное отличие сегодняшней НБА от лиги 90-х заключается в том, что большая часть баскетболистов постоянно улучшает разные компоненты своей игры. В 90-х было хорошо, если человек не прибавил в весе, не попался с травой и не пустился во все тяжкие с посыланием тренера на все буквы алфавита. Сейчас невозможное осталось в прошлом веке: можно стать легче и тяжелее, быстрее, развить реакцию и умение действовать под давлением, не говоря уже о баскетбольных навыках.  

«Сперс» не только были первыми, кто начал развивать эту область, но и пошли дальше. В этом смысле они напоминают страны, лишенные природных богатств: пока «Лейкерс» качали нефть и привлекали лучших свободных агентов, «Сан-Антонио» научились создавать наиболее приемлемых для себя свободных агентов.

«Для нас все просто, – объяснял Попович. – Мы ищем людей, которые не зациклены на себе. И это определяется довольно быстро. Достаточно поговорить с ними 5 минут и определить, важна ли им их роль или они понимают, что являются частью чего-то большего… Нам нужны люди, которые могут воспринимать информацию и не брать все слишком близко к сердцу. В большинстве клубов возникает стена между руководством и тренерским штабом – все начинают обвинять друг друга. И это скорее правило, чем исключение. Но тут все дело в людях. Нужно найти людей с определенными качествами».

Деуэйн Дедмон и Джонатан Симмонс, Кори Джозеф и Пэтти Миллс, Дэнни Грин и Мэтт Боннер, Борис Диао и Гэри Нил, Малик Роуз и Брюс Боуэн – «Сперс» давно приучили к тому, что если хорошо порыться там, где никому другому не пришло бы в голову и искать, то что-то путное всегда найдется. А персонал команды найдет способ избавить найденыша от слишком явных недостатков.

«Сан-Антонио» первым стал задавать новый баланс в игре – более равномерно распределять время между основой и запасными. И сделал так, что все перестали удивляться играм, в которых резервисты вносили ключевой вклад в победу.

Одной из самых значимых, например, оказалась встреча с действующим чемпионом «Далласом» в сезоне-2011/12. Из первых 20 матчей «Сан-Антонио» проиграл 8, а в игре с «Маверикс» уступал 18 очков в третьей четверти. Попович оставил на скамейку основу и вернулся в игру с помощью резервистов – решающий бросок тогда выполнял Дэнни Грин, в Техасе доказавший, что может играть в НБА.

В каком-то смысле даже то, что в последние годы большие рынки перестали быть местами притяжения свободных агентов, тоже вытекает из незаметной, но значимой деятельности «Сперс». Теперь игроки больше думают о том, где их качества будут востребованы в большей степени и где они смогут прогрессировать. Почти 20 лет работы – и вот «Сперс» все же смогли заполучить первую звезду.

Грегг Попович начал давать отдых игрокам

Последняя часть триады. Мировоззрение захолустного клуба устроено просто: отсутствие явных достоинств заставляет прокачивать все возможные области, которые не затрагивают собственно процесс приглашения звезд (с этим у «Сан-Антонио» всегда было плохо). «Сперс» развили скаутинг, систему развития игроков и не прошли мимо вопросов восстановления и, да, отдыха.

Так, в фольклоре НБА появилось понятие “DNP – Old”, колени Тима Данкана были спасены, сам Попович был оштрафован на 250 тысяч, а пропуски игр для восстановления превратились в глобальную проблему.  

Грегг Попович создал самую эффективную систему управления клубом

Попович оказался известен в качестве главного тренера, но так получилось из-за кризисной ситуации: нужно было сливать сезон, Поп, тогда генеральный менеджер, назначил себя тренером и проделал трюк, который почти никому в баскетболе не удавался – выполнил миссию, заполучил Данкана, начал побеждать и убедил владельца в своей компетентности. Угроза отставки висела над специалистом до титула 2003-го года: все, что было до того, рассматривалось лишь в качестве дополнительных возможностей предоставить ему еще один шанс.

Независимо от названий должностей Попович сохранил место главного человека в клубной структуре: ставший генеральным менеджером Ар Си Бьюфорд был приглашен в команду именно Поповичем, изначально на место скаута.

Ситуация в «Сан-Антонио» была спровоцирована обстоятельствами: в стрессовых условиях Попович и его окружение сформулировали идеальную формулу управления клубом. Формулу, похожую на управление студенческой командой – во главе находится главный тренер, а кадровые вопросы проходят через подчиненных ему помощников.

На тот момент нечто подобное существовало лишь в «Майами»: Пэта Райли удалось заманить, лишь предложив ему душу, акции клуба и возможность совмещать пост президента и тренера.

Работа именно в таком сочетании столько раз доказывала свою эффективность, что сейчас уже это не является чем-то совсем уж диковинным. Богом Лос-Анджелеса стал Док Риверс. Стэн Ван Ганди получил возможность казнить и миловать в Детройте. Буденхольцер захватил власть в Атланте. Том Тибодо назначен самым главным воспитателем в Миннесоте.

Да и даже там, где по-прежнему действуют по старинке, тренеры перестали быть просто наемными работниками, которые вынуждены возиться с тем материалом, что им дают. Эрик Споэльстра, Брэд Стивенс, Стив Керр, Рик Карлайл, Джейсон Кидд, Бретт Браун – все больше тренеров получают как минимум совещательный голос.

В своей книге Джордж Карл отдельно останавливается на том, сколько энергии он тратил на войну с генеральными менеджерами, которые указывали ему, кого именно ставить в состав. Списанные личности, разные лоботрясы и другие товарищи, попавшие под санкции тренера, в 80-е-90-е выпускались на площадку вопреки желаниям специалиста и тому, что они помогали команде лишь проигрывать.

Грегг Попович – едва ли не первый общепризнанно лучший тренер

Влияние Поповича не ограничивается тенденциями и победами, оно довольно хорошо чувствуется по отношению к нему всех заметных представителей семьи НБА.

Всех великих тренеров воспринимали с уважением, к которому примешивались разные эмоции: от неприкрытой ярости до презрения.

Реда Ауэрбаха не любили за надменность, хитроумные закулисные делишки и фокусы по отношению к приезжим командам.

Жесткость команд Пэта Райли примерно совпадала с его собственной жесткостью: колючего и высокомерного тренера сложно было любить. Даже со своим единственным учеником Джеффом Ван Ганди он умудрился разругаться еще в 90-х.

Фил Джексон всегда слишком много и слишком язвительно говорил, чтобы его принимали как безусловного авторитета. Публичные пикировки, использование прессы, психологические трюки и всякие веселые штуки вроде изображения Рика Адельмана в качестве Гитлера помогали побеждать, но провоцировали ответную реакцию – не утихающую дискуссию о том, что он выигрывал исключительно с помощью Джордана, Шака и Кобе.

Грегг Попович находился в похожей ситуации лет десять назад, когда его колючесть ни в чем не уступала его олдскульным соперникам. С Джексоном он даже успел не раз сцепиться – началось с того, что тот усомнился в том, что титул 99-го можно признать за настоящий. Но с тех пор все изменилось: тренеры прошлого ушли на пенсию, а им на смену пришли либо непосредственные ученики Попа, либо те, для кого его авторитет и его влияние неоспоримы.

В современной лиге друзей ворчливый дедушка Попович вполне на своем месте: ворчание ему прощают в счет олдскульности, зато хвалят бесперебойно за заслуги перед отечеством. Неслучайно из троих главных игроков XXI века двое называют Попа «величайшим в истории» и жалеют, что не играли у него, а третий и вовсе Тим Данкан.

Крестный отец НБА. Как семья Грегга Поповича захватила лигу

Грегг Попович активно выступает на политические темы не как лидер «Сперс», а как лидер всей лиги

Весьма показательна борьба Поповича против скудоумия, неадекватности и невежества – всего, что в данный момент символизирует фигура Дональда Трампа.

Один из главных лейтмотивов в биографии Попа – постоянные пренебрежительные выпады в сторону баскетбола. Тренер всегда повторял, что «всего лишь игра» не может идти ни в какое сравнение с реальной жизнью и ее проблемами, и ставил в приоритет человеческие качества, а не баскетбольные умения. Поэтому легко объяснимо, почему для него выборы столько болезненный вопрос.

Важно в данном случае другое.

Раньше значимые фигуры лиги либо отмалчивались (как Джордан, продающий кроссовки демократам и республиканцам), либо выступали как бы частным образом (как Фил Джексон – против войны в Ираке).

Авторитет Поповича слишком значим, чтобы не понимать, что он говорит не только от собственного имени, но и озвучивает вопросы, которые волнуют большинство людей из НБА.

Подобной важной общественно-политической фигуры в лиге не было со времен разрывающего шаблоны Реда Ауэрбаха.

Грегг Попович сделал так, что профессия тренера приобрела другой смысл

Вот что написал по поводу тренеров Билл Симмонс восемь лет назад:

«Нет никаких доказательств, что тренеры способны исключительно за счет своих навыков поднять любую команду на новый уровень. На такое способны только некоторые избранные тренеры, прирожденные лидеры и учители (Пэт Райли, Грегг Попович, Фил Джексон, Чак Дэйли, Лэрри Браун, Джерри Слоун), а также опередившие свое время первооткрыватели (Майк Д’Антони, Дон Нельсон, Джек Рэмси). Множество тренеров понимают суть Секрета, но лишь единицы оказываются в состоянии передать его игрокам и еще меньше умеют использовать Секрет в любых условиях и составах.

Считаю, что любой, даже самый элитный-преэлитный тренер далеко не уедет без качественных исполнителей в составе. Так что в лиге царит заметный контраст – есть по-настоящему гуру своего ремесла (таких одновременно в лиге обычно три-четыре человека), а есть все остальные. «Остальные» конечно, тоже делятся на «достойных», «переоцененных», «заменимых», «некомпетентных», «физруков» и Винни Дель Негро, но все же от большинства из них пользы не больше, чем вреда».

Угадайте, что?! В сезоне-2016/17 в лиге не было ни одной тренерской отставки.

Это еще не значит, что НБА превратилась из лиги игроков  в лигу тренеров. Но роль тренеров и ее понимание в лиге за это время точно изменилось. Как говорит мой друг Загдай: «Все увидели, что раз такие бездари, как ты, пишут о баскетболе, то почему бы и им тоже не писать». Успех Грегга Поповича в качестве фундамента системы и вполне доходчивые принципы ее создания (а не магия в стиле Джексона и не издевательства над организмом в стиле Райли) породили иллюзию того, что и его коллеги достойны таких же полномочий и такой же свободы действий.

Наступила новая эпоха. Теперь вряд ли уместно говорить, что тренер не способен поднять команду на новый уровень. Грегг Попович показал и рассказал, как именно это делается, и подготовил два десятка специалистов, готовых применить то, чему научились в школе Попа.

Попович создал не только культуру «Сперс», но и новую культуру всей лиги.

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Mike Ehrmann, Ronald Cortes; REUTERS/Soobum Im-USA TODAY Sports, Danny Moloshok

 

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья