Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Под прицелом

Игорь Полянский: «Приехали в Новую Зеландию и обалдели: двери в домах стеклянные. С молотком спать, что ли?»

На Играх-88 он выиграл историческое золото в плавании на спине, а в середине 90-х, устав перегонять машины, уехал в Новую Зеландию. Большое интервью Павла Копачева – о том, как найти себя на краю света.

Бывают спортсмены, которые опережают время. Проходят десятилетия – а их победы так и остаются единственными для страны. Например, олимпийский чемпион по прыжкам с трамплина Владимир Белоусов: никто с 1968-го и близко не может повторить его успех. Или олимпийская чемпионка по санному спорту Вера Зозуля: с 1980-го нет золота. Или призер Олимпиады по горным лыжам Светлана Гладышева: ее серебро-94 – последняя награда.

В плавании, конечно, не совсем так. Попов, Садовый, Панкратов выиграли побольше Полянского. Но его уникальность в другом: за всю историю СССР/России только Игорь брал олимпийское золото среди спинистов. Выиграв в Сеуле-88, он попытался построить карьеру в родном Новосибирске, но перестройка затянула его в бизнес – мойки, перепродажа мебели и машин. Устав от непостоянства, семья Полянских в середине 90-х отправилась на заработки в Новую Зеландию. Не зная языка, толком не представляя свое будущее...

- Когда последний раз были в родном Новосибирске?

– В 2010-м. С тех пор не летал – далеко, дорого: только в одну сторону – 2-4 пересадки. А в Окленде у меня есть дом, работа, семья, родители переехали. Конечно, я скучаю по друзьям, по тренеру Владимиру Семушеву, который из меня человека сделал. Детям хочется Россию показать: когда мы уезжали, дочери Жене было 5 лет, сыну Максиму и вовсе полгодика. Я им всем сделал российские загранпаспорта, они без проблем могут приезжать на родину.

Оба говорят по-русски, хотя в процессе адаптации «теряли» язык. Женя говорит свободно, Максим – с акцентом, некоторые слова не понимает. Но Максу было сложно: здесь, в Новой Зеландии, школа с 5 лет, до этого – детский сад. Все общение, понятно, на английском – игры, уроки, спорт. Приходишь домой – бац, надо перестраиваться на русский. Конечно, он сопротивлялся, но к 14-17 годам освоил. Мы, родители, его, что называется, «дожали».

- Вам английский легко дался? В Новой Зеландии своеобразное произношение...

– Я приезжал «вслепую» – языка толком не знал. И учил долго – так чтобы заговорить, ушло года 3-4. А диалект... Кивосы, местные новозеландцы, говорят быстро – глотают окончания. Поначалу сложно было – тебе что-то тараторят, ты или не понимаешь, или ответить не можешь. Но учились на своих ошибках.

– Гимнаст Виталий Щербо увлекательно рассказывал, сколько стоит спорт в США (12-13 долларов – урок). Насколько доступны занятия в Новой Зеландии?

– В 2013-м администрация Окленда сделала, я считаю, большой подарок детям – вход в муниципальные бассейны до 16 лет бесплатный. Приходи – занимайся, только покажи справку от врача. Но это скорее исключение – дотаций мало, за все платят мамы и папы. Наш спортивный клуб United Swim Club существует за счет взносов – приблизительно 800 долларов за 10 недель.

Мы тренируемся в двух бассейнах. Плаваем утром и вечером. Все ребята (а у нас 120-130 человек) разделены по возрастам: 9-12, 13-15, 16-18 лет. Я работаю со старшими, моя жена – с младшими. Всего в клубе 5-6 тренеров. У главных оговорены годичные контракты, ассистенты получают по часам. В Новой Зеландии, надо сказать, высокая минимальная плата – 13,5 доллара в час. Меньше платить не имеют права.

***

- После плавания – в 90-х – вы пытались найти себя в бизнесе: занимались машинами, автомойкой...

– Чем только не занимались... Найти себя в спорте тогда, в перестройку, было невозможно. Выкидывали на улицу даже заслуженных тренеров. А хотелось какой-то стабильности. Ну гоняли в Китай – вещи привозили, мойка какие-то денюжки давала, но без больших перспектив. А дальше сидеть на пороховой бочке сил не было.

А с Зеландией как возник вариант... Через министерство спорта – мол, есть возможность поработать по профессии. Не такие высокие требования к языку. Плюс помог тренер Пола Кингсмэна, который в моем олимпийском заплыве занял 3-е место. Большое ему спасибо. Сначала подрабатывал ассистентом, брал младшие группы. Постепенно дорос до главного.

Игорь и его жена Лариса Морева, многократная чемпионка СССР в плавании брассом

- Не страшно было? Уезжать в никуда...

– Нам было 29 лет, спортсмены. К перелетам, заграницам привычные. Никогда не сидели на одном месте: сборы-соревнования-сборы... Да и выбора не было. Ну что – сосиски и колбасу возить из Москвы и в Новосибе сбывать?

Чумовые истории были. Хрупкая жена Лариса из Москвы тащила 3-4 «стенки», мягкую мебель – на поезде, в грузовом вагоне; дома разгружали – а поезд стоит всего 20 минут. Ну и представьте – надо успеть все на перрон вытащить. Последний ящик берешь – думаешь, господи, точно ничего не забыл? На перепродаже мы зарабатывали неплохие деньги.

Еще мы с другом ездили в Ригу. Раньше были очень популярны «РАФики». Через знакомых покупали их по себестоимости. И гнали в Новосиб, через границу... Там еще пошлина – почти 15-20 процентов с каждого «РАФика». Такие вот латвийские законы! Мы разными путями старались сэкономить. Один раз чуть в тюрьму не угодили. Ну жалко такие деньжищи платить! Поехали на самую дальнюю границу – к Пскову; там, по слухам, можно было проскочить подешевле. Приезжаем: таможенники ни в какую, уперлись, только пошлина. А глухомань – один ларек на всю деревню. Мальчик подбегает: «Дяденьки, вам границу надо переехать?» – «Ну да» – «Езжайте к тому частному дому, позовите дядю Ваню, он вам все расскажет».

Мы к этому дяде Ване, у него 2-3 трактора. Зима, речка подмерзла, он покидал на лед бревен. Цепляет машины к трактору – жжух, и ты через несколько минут в другой стране. Мы еле-еле проехали. Только обрадовались – из кустов человек 10 с автоматами. Руки вверх! Русские пограничники: незаконно пересекли границу, идем-те с нами, будем ждать начальника гарнизона.

Сидели часов 10, наверное. Объяснялись долго: и что машины неворованные, и что мы, русские, возвращаемся домой. Да и возвращались бы через шлагбаум, если бы не эта варварская пошлина... Ну и майор начал проверять наши документы: о, Полянский, слышал такую фамилию, на Олимпиаде золото выиграл. Я говорю – ну да, это я. А он то ли сам плавал, то ли как-то следил за спортом. В общем, проникся. Я ему свою историю рассказал – после плавания, мол, вот чем занимаюсь... Ну и разошлись. Машины пробили, документы проверили. Отпустили.

И так всегда – 4 дня за рулем: от Риги до Новосиба. «РАФик» большой, ночью можно поспать. Ездили группой – 3-4 человека. Не так страшно. Тогда же дороги были опасными. По 2-3 тысячи долларов с «командировок» имели.

Однажды вообще умора была. Знакомый позвонил из Риги: «Вам «танки» не нужны? У нас тут советские войска выходят, часть расформировывается, ГАЗ-66 новенькие, колеса на колодках, дешевле, чем «РАФ». Сорвались, поехали – я такие грузовики никогда не водил, они больше 70 км/ч не выжимали. Ногу на педаль клал – вот и все руление.

- Как «железный занавес» ломался, помните?

– Конечно. 1990-й, визит Горбачева в ФРГ. Я тогда машину в Германии купил. Поехал по своим делам, и уже спокойно пограничники пускали из ФРГ в ГДР по советским паспортам. В ГДР, еще помнится, бензин в 3-4 раза дешевле стоил.

«Плавайте с утра – это намного полезнее». 14 правил для тех, кто решил ходить в бассейн

Полянский позирует на Старом Арбате

***

- Вы пришли в бассейн поздно – до 10 лет вообще не умели плавать.

– Ну, я вынужденно пришел – часто болел, не вылезал от докторов. И как-то терапевт посоветовала маме: отдай его закаляться. Стал ходить в бассейн – он был заводской, недалеко от дома. Бесплатно. Потом пошли какие-то результаты. Воля случая, на самом деле. Сейчас дети плавают с 5 лет – и в Новой Зеландии, и в России. Здесь так вообще в 9 лет уже плывут 100-метровку баттерфляем.

- Про советскую школу много страшного рассказывали – конвейер, поток, работа на износ...

– У меня тренер был другой – мудрый, авторитетный. Он меня никогда не гонял. Да и все эти истории про ужасы СССР – по большому счету, байки. Я посмотрел, как тренируются австралийцы. Там пашут с 5 утра.

Мы работали нормально – имели возможность отдохнуть. А сейчас ребята не только тренируются, но и учатся. Для примера расписание моего сына: 4.30 – подъем, с 5.30 до 7.00 – тренировка, затем завтрак, с 8.30 до 15.00 – школа, обед, с 16.30 до 18.30 – вторая тренировка, ужин. А потом еще домашние уроки, хотя сил почти нет. Плюс лечь спать нужно пораньше – с утра новый тренинг. И в школе сачковать нельзя – в Новой Зеландии много частных школ, где родители платят 20 тысяч долларов в год за обучение.

Ну вот и сравните, кому тяжелее? На сборах в Союзе мы вставали в 7.30, в 8.30 шли на завтрак, потом до 13.00 – тренировка, покушал-поспал, вечерняя тренировка. Хорошее recovery – ничего не отвлекает от спорта.

- В 84-м СССР бойкотировал Игры в Лос-Анджелесе. В 88-м шансов на бойкот было меньше, но все равно тревожно: с Южной Кореей тогда не было дипломатических отношений. Когда готовились к Олимпиаде, лишние мысли не проскакивали?

– Мы, спортсмены, вообще об этом не думали. Спорткомитет заверил: мол, готовьтесь спокойно. Ну и что мы могли сделать – работали, получали хорошую зарплату, все довольны-счастливы. Тренеры – да, между собой что-то обсуждали: будет-не будет, рвать задницу или нет?

- В 87-м – уже после того, как вы дважды выиграли Европу и мир на двух дистанциях (100 и 200 м на спине), – случился небольшой спад. Планировали?

– Да нет. Обычная история – все хотят в сборную любыми путями. И тренеры проталкивают своих воспитанников – от этого их зарплата зависит. Кого лучше взять – москвича или парня с периферии? Конечно, москвича, а этот пусть в своей провинции дальше плавает... Даже если ты выиграл на чемпионате Союза полпальчика, могут взять не тебя – а того, кто тебе проиграл. Ну а что, говорят тренеры, все решило касание, к важным стартам подготовимся, выйдем на пик формы.

Меня «задвигали», хотя тогда я, скорее всего, сам виноват. Не подготовился: вроде обещали, что действующему чемпиону мира отбор не нужен, плавал в своем графике. Но руководство решило: пусть все будут в равных условиях; глядишь, кто-нибудь из «своих» прорвется. Ну и пришлось плыть... Не все получилось.

- К Играм вы готовились своеобразно: вся команда централизованно поехала в Сеул, а вы дополнительно остались на «Озере Круглом» на 5-7 дней.

– Ну а смысл было выезжать раньше? Олимпийская деревня – шум, суета, беготня, дикое количество спортсменов. Тогда еще в Корее жара стояла – до 30 градусов. Лишняя трата энергии, сил. Ну и вот – мы остались, а с нами массажист, доктор, повар.

- В 88-м японец Сузуки «изобрел» новый стиль плавания – нырял и большую часть дистанции плыл под водой. Вы как-то сказали, что быстро перестроились и схватили его «волну».

– А знаете, Международная федерация плавания тогда неправильно поступила. Сейчас есть ограничение – под водой не больше 15 метров. И это логично. А то те, у кого ноги посильнее, меньше сопротивления, ныряли на 30-40 метров. А на руках плыли – 10-15. У Сереги Заболотнова, моего главного соперника, ноги были не такие мощные, ему было сложнее.

- Какой запомнили Олимпиаду?

– Муравейник. Соперники, понятно, те же, ничего нового – я их и на Европе, и на мире обыгрывал. Но сама атмосфера – живем с гребцами, тяжелоатлетами, сплошной круговорот. Кто-то приехал и рад участию: ходит, глаза светятся, мечта исполнилась, суточные в кармане. Кому-то работать надо на медаль, абстрагироваться, спокойно поспать.

Но у нас был давно отработанный механизм подготовки: завтракаем, играем в настольный теннис, читаем книгу. Велосипедисты вообще перед гонками лежали на кроватях, тренер им в номера еду подносил. А почему? До столовой идти 20 минут в одну сторону, там топтаться нужно, путь обратно. А завтра несколько часов педали крутить – любая усталость может стоить награды.

- Что почувствовали, когда взяли золото на 200-метровке?

– Да я доплыть сначала хотел: чую, впереди, но силы отпускают, немец Балтруш догоняет (см. ВИДЕО). Наконец, бортика коснулся и ищу табло глазами. Зрение плохое, минус полтора, щурюсь – смотрю, вроде Полянский первый. Отлегло.

Жалею только об одном – сотню не выиграл. Много раз пересматривал этот заплыв. Я же первый касание сделал, там считанные сантиметры оставались, если бы «дожал», а не сделал дополнительный гребок... А так бронза, которая для меня, конечно, обидная.

- Ваше золото «на спине» – до сих пор единственное в истории СССР/России. С чем связано? Не наш стиль?

– Ух, не знаю... Ну были и после меня хорошие пловцы – Володя Сельков в Барселоне-92 серебро выиграл, Аркадий Вятчанин в Пекине-08 две бронзы взял. Ну вот золота нет – ну так и спорт переформатировался. Раньше со мной работал один тренер – Семушев. А сейчас – у каждого по 4-5 специалистов: один в воде плавает, другой – занимается на суше, третий – совершенствует технику, четвертый – замеряет жиры. Сами упражнения поменялись – не просто штангу тягают, а нагрузка варьируется. Все до мелочей. Мы, наверное, что-то упустили, к чему-то позже пришли.

Я не был уникальным. Просто природа дала мне легкость на воде, у меня была так называемая «гусиная кость»; плюс – глобальная физическая подготовка, работали с Семушевым на суше. Он сам любил спорт, много им занимался, и меня увлек. А работа на суше дает мощный гребок, резкость, силу.

***

- Вы как-то сказали: «В Новой Зеландии хочешь не хочешь пришлось перестроиться».

– Ну да. Страна комфортная, все законопослушные. Если стоит знак – ограничение скорости 50 км/ч – все едут 50, ну максимум – 60. Никто до 80 не разгоняется. Даже в голову не придет. Нет коррупции, преступности. Мы, когда приехали, дом арендовали – так входные двери стеклянными были. И не только в доме – в гараже. Рифленое стекло, за ним машину, правда, не видно, но сам факт... Даже замков нет – просто защелка. Мы обалдели – спать с молотком или топором?

Но люди в Зеландии добрые, раскрепощенные. Причем независимо от профессии. Строители здесь получают хорошие деньги, сантехники, электрики – больше, чем тренеры по плаванию. Никто не жалуется.

- Я помню, когда был в Новой Зеландии три года назад, не покидало ощущение: «нахожусь на краю света».

– У всех так. На карту посмотришь: господи, куда я забрался! Только до Австралии больше трех часов лететь. Но мы объездили почти всю страну – очень красивая природа, реки, озера. И кайф еще в чем: от дома до Тасманова моря 25-30 минут в одну сторону, 15-20 минут в другую – Тихий океан. Когда дети были маленькими, часто отдыхали в кемпинге. Платишь 30 долларов – все удовольствия рядом. Тут это распространено.

- Прониклись культурой?

– Мне нравится один момент: в Новой Зеландии много мигрантов. Даже местные – маори – тоже, по сути, туземцы: приехали с островов Тихого океана тысячу лет назад. А так – много китайцев, японцев, индусов, корейцев, турков, русских. И нет национализма, конфликтов на расовой почве. Все чувствуют себя свободно, понимают, что это общая земля.

Все чем-то занимаются. Азиаты и мексиканцы ресторанчики держат, кто-то – на винодельнях работает. От моего дома – 5-7 минут винодельня. Каждый выходной там живая музыка, столики под виноградниками, хочешь – из бочки нальют, хочешь – из бутылки.

Репортажи из Новой Зеландии:

Овальная планета. Как Новая Зеландия сходит с ума по регби

Дом, который построил Дерек. Где Россия дебютирует на Кубке мира?

- Насколько быстро привыкли к левостороннему движению?

– Первые три недели, когда переехали, вообще не ездил. Пока снимали жилье, обустраивались... А так – потихоньку, на каждом светофоре «включался» и пошло. У меня же в Новосибирске была машина с правым рулем. Какой-то навык уже на уровне подсознания. Ну и наездил я столько... Хотя вот, когда в России гостил, друзья говорили: «Бери машину, ты же хорошо водишь». Но я уже не могу – мне кажется, авария будет стопроцентно.

Последний визит на родину – октябрь 2010-го

- У вас, как понял, все хорошо. В Россию не тянет?

– Почему? С одной стороны, мы тут жизнь построили, с другой – если будет хорошее предложение... Я люблю Россию, у меня российское телевидение, дома по-русски говорим, пельмени лепим, переживаем за украинский конфликт. Просто моя жизнь пока тут, далеко от родины.

Еще интервью, которые вам понравятся

Виталий Щербо: «Задорнов говорит, что американцы тупые. Но они просто видят в других цветах»

Яак Уудмяэ: «Мы не чувствовали, что СССР разрушается. В 80-х за эстонский флаг на улице сажали в тюрьму»

Владимир Пышненко: «В сборной США по плаванию собраны не просто таланты, а выжившие»

Фото: Fotobank/Getty Images/Simon Bruty (1); РИА Новости/Сергей Гунеев, karelin.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+