Блог Под прицелом

«У многих сложился стереотип, что психолог не может послать в жопу». Жена Матвея Елисеева объясняет, почему так заступилась за мужа

Матвей Елисеев – видимо, самый обсуждаемый биатлонист сборной России на втором из оберхофских этапов.

В пятницу он не справился с эстафетой: вышел на второй этап с отставанием в минуту (не пошло у новичка Стрельцова), передался с отставанием в две и получил публичный разнос даже от тренера.

Его жена Анна – психолог и по образованию, и практикующий – среагировала на критику от болельщиков жестким монологом в инстаграме, главный посыл которого: «Кто пишет ценные указания и дает советы – идите в жопу!»

В воскресенье Елисеев финишировал 6-м в масс-старте, убежав на последнем круге от Йоханнеса Бо. Это лучший результат в личных гонках для мужской команды – ни Логинов, от которого всегда ждут медалей, ни прогрессирующий Латыпов пока не поднимались выше 10-го места.

Мы связались с Анной Елисеевой, чтобы понять, что она имела в виду и как Матвей справляется с критикой.

***

– Я очень рада, что Матвей сегодня показал такой классный результат!​ Меня, как близкого человека, который знает много тонкостей и трудностей, восхищает его сила духа.

Да, критики много всегда, особенно у публичных людей, но это не отменяет того факта, что человек с этим справляется и показывает то, на что способен.​ Когда поддерживают, выступать и достигать​ проще, чем​ когда критикуют. Другое дело, что справляться с этим стрессом —​ тоже навык.

– Матвей сказал, что ничего не читает, не знает и ему не интересно.

– Не погружаться в это, уметь абстрагироваться, думать о деле​ – действительно умение. Люди на эмоциях пишут все, что им угодно. Читая все это, точно​ не получаешь положительный заряд. Но все спортсмены знают, что в случае неудачного выступления хейт и критика присутствуют почти в обязательном порядке; даже само знание – это уже​ определенное​ давление.

Любой спортсмен, выступающий на уровне сборной, осознает ответственность – и это уже определенный груз. Допускаешь ошибки – новый груз. А когда читаешь комментарии озлобленных, недовольных людей, еще больший груз. Поэтому поддержка очень важна.

У России пожар в биатлонной эстафете: дебютант Стрельцов проиграл литовцу, а Елисеев выбесил даже тренера

– Ваш монолог после эстафеты – осознанный выход или просто речь на эмоциях?

– Это абсолютно не был поступок на эмоциях. Я говорила эмоционально – это​ да, и эмоциональность придала нужный оттенок моим словам. Но я говорила осознанно – и у моих слов​ было несколько задач, которые были достигнуты. Я бы не хотела их конкретизировать, но самая важная: поддержка мужа.

Я прекрасно понимала, что после моих слов негатива меньше не станет. Волна даже усилилась: люди активизировались, еще сильнее обозлились. И поддерживала я​ не только мужа, но и вообще спортсменов​ – тем более тех, кто выступает на международном уровне и испытывает такое же​ давление из-за хейта. Многие спортсмены меня​ поблагодарили и поддержали.

Другой момент – высказать позицию в ответ на то, что присылают и мне в директ. Естественно, я не отвечаю на гневные сообщения – они блокируются и удаляются. Но мне было важно обозначить собственную​ позицию, это не имеет никакого отношения к профессии – тем более речь идет о близких мне людях.

– И все равно многих резануло: профессиональный психолог публично посылает в жопу. Сейчас не считаете, что это было чрезмерно?

– Я сказала ​ так, как посчитала нужным. У многих сложился стереотип: психолог должен быть суперправильным, принимающим,​ не говорить плохие слова, не посылать в жопу – такое мягкотелое существо. Но нет, психолог —​ личность​ и обладает​ характером. И учитывая свое спортивное прошлое, я​ могу проявить жесткость в вопросах, касающихся конкретно меня.

И каждый психолог умеет отстроить свои границы тем или иным способом.​ Кто-то считает, что я должна всегда и во всем быть в границах своей​ профессии, но я нахожусь не на работе и никаких морально-этических норм не нарушала. На работе я другая, где-то еще я другая. Здесь я​ Аня – жена Матвея.

И я, Аня, высказала свою позицию относительно того, что пишется мне, жене спортсмена​ в директ. Кто-то промолчал бы, а я в данный момент​ молчать не стала. Если у кого-то сломался стереотипный образ психолога – что ж,​ люди разные, психологи тоже.

Кстати, многие коллеги меня поддержали, но повторюсь: это моя личная позиция – в профессии я другая.

– В психологии то, что вы сделали, называется отстраивание границ?

– Да, можно так сказать. Непрошенные советы, указания, мнения, которые не спрашивали, это нарушение личностных границ.

Надо уметь поставить границу: это ваше мнение, я его не спрашивала. И если вы пишете поэмы негатива, то будьте готовы услышать что-то в ответ, а не ждать, что раз психолог, то безропотно промолчит.​ И это обращение я адресовала подписчикам, которые меня знают, и не подразумевала, что это разлетится по всем спортивным порталам. Но когда разлетелось, отнеслась спокойно: за каждое слово, написанное в моем блоге и сказанное в сторис, я​ несу ответственность и готова вновь повторить,​ если посчитаю необходимым.

Жесткая позиция – да. Грубая – возможно. Некорректная – я не согласна, что она некорректная.

– У Матвея публичная профессия – и критиковать его можно, вы же не отказываете в этом праве?

– Критиковать – право любого человека. Я не оправдываю ошибки, выступления не в меру своих возможностей. Можно критиковать конструктивно, а можно весь накопленный стресс и негатив от собственных неоправданных надежд​ сливать на другого человека – это не одно и то же. Тем более писать членам семьи в директ. Я не воспринимаю это так: ну хорошо, критикуйте, потому что профессия публичная, что уж поделать. Нет, я высказалась и не жалею об этом. 

Любые ошибки разбираются в команде – там целый штаб работает на результат. Просто это не освещается в полной мере. Как спортсмен расстраивается и работает – тоже не освещается. Люди видят только цифры, часто не вдаются в подробности, не знают причин – и зачастую предвзяты.

– Вы согласовывали ваше выступление с Матвеем? И как он среагировал в итоге?

– Нет, заранее не обсуждали. Выложила, и он этого не знал. Я знала, что это его поддержит, да и не только его…​ И​ это в принципе было главным.

– Много говорится, что Матвей работал отдельно от сборной и эффективность работы под сомнением. Насколько это давит на Матвея и насколько он сомневается в этом решении?

– Думаю, это лучше спросить у него – и желательно, в конце сезона.​ Самоподготовка – это ответственность, и он на себя ее взял, так что в​ любом случае​ делает максимум.

– Считается, что вы слишком часто ездите с Матвеем по сборам и соревнованиям – и это нехорошо. Как на самом деле?

– Да, часто читала комментарии, что я якобы езжу на сборы за счет государства. Если я приезжаю на сборы, то это всегда за счет семьи.​ Выезжала на «Рождественскую гонку» за счет IBU, потом на сбор в Австрии​ за деньги семьи – никаких государственных средств на мои поездки мы не тратим.

Сейчас сложная эпидемиологическая ситуация, приезжаю в разы реже, чем раньше.​ Все это мы согласовывали с тренерами, без этого никуда – все только с их одобрения. И опять же, траты только семейные. А​ хорошо и оправданно​ ли мое присутствие рядом с мужем, решаем уже мы.

Удивлены прорыву Матвея Елисеева? Его разбудили жена-психолог и суперстрелок Альбина Ахатова

Фото: instagram.com/eliseevacoach; globallookpress.com/via www.imago-images.de/www.imago-images.de

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья