android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Под прицелом

1941-1945: каким был спорт во время войны

Сегодня – 72 года Великой Победе. Победе в войне над фашизмом, унесшей миллионы жизней – наших прадедов, дедов, отцов. В 40-х они прошли концлагеря и были тяжело ранены, освобождали Польшу, Чехословакию, лечили раненых и служили в разведке. Они были там, где пролетали пули, гремели пулеметные очереди и было по-настоящему жарко.

А еще многие, не забывая спорт, играли в футбол, бегали, плавали и даже покоряли Эльбрус.

Во время войны случились грандиозные спортивные истории, которые сейчас обросли мифами. И которые Sports.ru вспоминает в праздничный день.

Матч смерти в Киеве

В первые месяцы войны фашисты захватили Киев – среди пленных большая группа футболистов, которые не успели эвакуироваться или отправиться в регулярные части Красной армии.

С окончанием боев в городе игроки устроились на хлебозавод №1, а с постепенным зарождением культурной жизни у населения вернулся интерес к спорту. Руководство завода зарегистрировало футбольную команду «Старт» – игроки (профессионалы и несколько сотрудников предприятия) получили экипировку и возможность тренироваться дважды в неделю.

Летом 1942-го «Старт» сыграл целую серию матчей с разными соперниками: венгерский гарнизон, украинское сообщество «Спорт», немецкие артиллеристы. Также состоялись две игры против команды «Флакельф», собранной из немецких солдат ПВО, летчиков и механиков. Вторая из них вошла в историю как Матч смерти.

5 августа «Старт» победил 5:1. Соперник потребовал реванш – встречу назначили на 9 августа на скромном стадионе «Зенит», вдалеке от центра города. Предполагается, что немцы опасались поражения на глазах тысяч зрителей. Но трибуны, конечно, заполнились: киевляне болели за своих так агрессивно, что фашисты для устрашения стреляли в воздух, а после матча арестовывали самых громких.

По некоторым версиям, игроков «Старта» предупредили, что в случае новой победы им грозит расстрел. Но сборная хлебозавода выиграла 5:3. После матча команды позировали для совместного фото, а «Старт» отмечал победу самогоном в раздевалке. Вскоре новый комендант города запретил матчи немецких команд с киевлянами.

18 августа прямо на заводе футболистов арестовали и увезли в гестапо. Версий, почему это случилось, много, и победа в том самом матче не приоритетная. Фашисты могли заподозрить, что работники хлебозавода бросали битое стекло в муку, из которой выпекали хлеб для немецких организаций Киева. Арестованных защищали их же соперники на поле – венгры и немцы.

Фатальным мог стать поджог завода спортинвентаря «Спорт» – там ремонтировали сани немецкой армии. Разъяренные гестаповцы расстреляли всех сотрудников завода и 200 пленников Сырецкого лагеря, среди которых были и игроки «Старта».

В 1965-м оставшиеся в живых участники Матча смерти получили медали «За боевые заслуги», погибших отметили «Медалями за отвагу». На стадионе «Динамо» в Киеве установлен монумент в честь героев.

Владимир Белоусов: «Мы росли в хулиганское, тяжелое время. У нас практически ничего не было»

В блокадном Ленинграде

В середине весны 1942-го немецкая авиация забрасывала улицы бомбами и листовками «Ленинград – город мертвых». 31 мая несломленный народ ответил матчем «Динамо» и Ленинградского металлического завода (в хрониках тех лет ее зашифровали – команда Н-ского завода).

Играли на запасном поле стадиона «Динамо» на Крестовском острове – главное было усыпано кратерами после бомбежки. За завод играли все, кто вообще был в состоянии – «зенитовец» Анатолий Мишук, например, ради выхода на поле выписался из госпиталя, куда попал с диагнозом «дистрофия».

За «Динамо» вышли только те, кто выступал за клуб до войны – кого-то специально отозвали с передовой, кого-то, как того же Мишука, выписали из госпиталя. Учитывая тяжелейшее состояние участников, игру решили провести в укороченном формате: два тайма по полчаса и маленький перерыв, чтобы отдышаться.

Во втором тайме началась очередная бомбежка – футболисты и зрители (300 человек – в основном, раненые из ближайшего госпиталя и рабочие завода «Вулкан») ненадолго ушли в бомбоубежище, но вернулись и доиграли до конца. «Динамо» победило 6:0. Как рассказывал «динамовец» Валентин Федоров, выиграли те, у кого была больше пайка хлеба по карточке.

Участники покидали поле обнявшись. На следующий день запись игры передавали по радио, ленинградские газеты написали о матче. Город и страна получили сильнейший импульс. Фашисты, разумеется, тоже были в курсе.

7 июня состоялся реванш, в котором заводчане добились ничьей – 2:2.

«На улице снег и трупы в белых простынях. Идешь и спотыкаешься». Пережить блокаду Ленинграда и выиграть Олимпиаду

На руинах Сталинграда

2 мая 1943-го, всего через пару месяцев после окончания Сталинградской битвы, город отмечал праздники игрой московского «Спартака» с местным «Динамо». Инициатором выступил Всесоюзный спорткомитет: нужно было поднять дух города и страны, показать, что Сталинград готов вернуться к мирной жизни.

Для игры более-менее подходил только прибрежный стадиончик «Азот» на 3000 зрителей. Сотни добровольцев привели арену в порядок, выровняв поле, засыпав воронки и убрав осколки, а саперы исследовали поле с миноискателями.

Соперником выбрали популярный в стране «Спартак». До последнего момента не было понятно, состоится матч или нет – самолет москвичей задержали, так как поступила информация о готовящемся налете фашистов на Сталинград. Но «Спартак» прилетел на Волгу, привезя спортивный инвентарь в подарок.

По оценкам очевидцев, на трибунах собралось не менее 9-10 тысяч человек – в большинстве это были раненые солдаты и офицеры, а также чудом выжившие мирные жители.

«Если русские играют в футбол в Сталинграде – значит, они уверены, что все будет хорошо», – написала английская газета Times.

Хозяева победили 1:0.

Виктор Маматов: «Война запомнилась не голодом, а тем, как почтальон «похоронки» разносил»

Рекордные заплывы и забеги

Первые два года войны не давали возможности провести чемпионат СССР по легкой атлетике – многие спортсмены ушли на фронт, остальные трудились в тылу.

В 1942-м пришлось ограничиться забегом на 20 тысяч метров, который прошел на московском стадионе «Динамо». Советский стайер Феодосий Ванин, до войны работавший штукатуром в Первоуральске, а после ее начала переведенный в Москву для работы с молодыми бойцами, незадолго до этого получил приказ от командования: возобновить спортивную подготовку и для поднятия боевого духа улучшить мировой рекорд в беге. Прежний принадлежал аргентинскому марафонцу Хуану Сабале и держался 6 лет.

В забеге (который так и назывался – «забег на побитие рекорда») кроме Ванина бежали еще 5 человек. Результат аргентинца удалось превзойти почти на 10 секунд – Ванин стал первым мировым рекордсменом из СССР в легкой атлетике.

А уже через год, 5 сентября 1943-го в Горьком, состоялось торжественное открытие 15-го чемпионата СССР по легкой атлетике – спустя три года после перерыва.

«Несмотря на холодную, ветреную погоду, соревнования привлекли несколько тысяч зрителей, заполнивших трибуны стадиона «Динамо». В Горький прибыли лучшие спортсмены, среди которых много участников Отечественной войны, награжденных орденами и медалями СССР», – писала на следующий день «Комсомольская правда».

Делегацию из еще осажденного Ленинграда (блокада города уже была прорвана и это позволило спортсменам добраться до Горького), принимали с особым трепетом.

«Когда я регистрировал свою группу в комендантском управлении, как требовали законы того времени, военный комендант города, узнав, что приехала команда спортсменов из блокированного Ленинграда, тут же отдал приказание выдать нам талоны на получение дополнительного питания. Слов нет, как нас обрадовали и внимание, и дополнительный паек!» – вспоминал начальник отдела физподготовки ленинградского Дома Красной армии Александр Иссурин.

На том чемпионате случилось несколько важных событий: Йоханнес Коткас из Таллина установил рекорд СССР в метании молота (53,88), а Нина Думбадзе из Тбилиси улучшила мировой рекорд в метании диска (48 м 77 см). Позже статная грузинская метательница станет образцом для скульптуры «Родина-мать» на Мамаевом кургане – с нее скульптор Вучетич лепил фигуру статуи.

Николай Лопухов: «После войны очередь за хлебом занимали с 4 утра»

Красный флаг на Эльбрусе

К концу лета 42-го немецкая армия ожесточенно наступала на Кавказ.

Подразделения горнострелковой элитной дивизии «Эдельвейс», в которое входили коренные жители горных районов Тироля, заняли южные склоны Эльбруса. Из Берлина последовал приказ – водрузить на Западной и Восточной вершинах Эльбруса нацистские флаги. Тут же две группы из полусотни наиболее подготовленных альпийских стрелков начали организованное восхождение на высоту более 5,5 тысячи метров и 21 августа подняли несколько знамен над Эльбрусом.

Простоять им было суждено меньше полугода. Уже в январе советские войска перешли в контрнаступление и постепенно вернули контроль над Эльбрусом. Почти сразу приказом командующего Закавказским округом генерала-майора Петрова в селение Терскол призвали лучших воинов-альпинистов Союза «для подготовки похода по снятию фашистских флагов с вершин Эльбруса и установки там флагов СССР».

«Что такое Эльбрус зимой? Это километры отполированных ветром, порой очень крутых ледяных склонов, преодолеть которые можно только на острых стальных кошках, в совершенстве владея ледовой техникой. Это метели, облака, надолго окутывающие плотным покровом вершину, сводящие к нулю видимость, а значит, исключающие необходимую в условиях сложного рельефа визуальную ориентировку. Это ветер ураганной силы и мороз как в Якутии — под −50°», – вспоминал в мемуарах назначенный командиром группы альпинистов Александр Гусев. За его плечами к тому времени уже был опыт зимнего восхождения на Эльбрус.

В объединенный отряд вошло два десятка опытных альпинистов. Начав штурм вершин тремя группами из разных точек, они соединились у подножия Эльбруса. Восхождение сопровождал мороз и густой буран – после нескольких дней похода и восьмичасового непрерывного восхождения штурмовой отряд, наконец, обнаружил обрывки фашистских флагов у геодезического пункта на одной из вершин.

«13.02.1943 г. 14:00 (…) Группа по приказу командования Закфронта сняла немецко-фашистский вымпел и установила наш Красный флаг СССР. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша героическая Красная Армия! Да здравствует наш Эльбрус и вновь свободный Кавказ!» – написал в памятной записке, оставленной рядом с установленным красным знаменем, один из поднявшихся на вершину альпинистов Николай Гусак.

На обратном пути, спускаясь с вершины, группа наткнулась в снегу на тела двух немецких солдат из дивизии «Эдельвейс», замерзших во время первого восхождения с немецкими флагами на Эльбрус.

Заплыв по Дунаю – после освобождения Будапешта

Спустя неделю после освобождения Будапешта капитан, хирург 347-го гвардейского Венского полка, заслуженный мастер спорта СССР Искандер Файзуллин совершил рекордный заплыв по Дунаю. Это был знаковый старт в честь успехов Красной армии.

«Старт принял на рассвете, в 6:30 утра, на чехословацком берегу, близ Комарно. Чего только не было в Дунае! Остатки понтонов, обломки лодок, бревна, железные балки мостов. Солнце взошло и зашло, а я все плыл мимо придунайских городов. Остались позали Соб и Вац, Надьмарош и Дунакеси... Совсем недавно наш гвардейский полк проходил здесь, освобождая венгерскую землю от фашистов. Когда стемнело, мне освещали путь прожекторами и ракетами», – вспоминал рекордсмен, который преодолел 100 км за 17 часов 54 минуты и 47 секунд.

В 1930-х Файзуллин проплыл черноморский марафон (34,8 км), затем Каспийское море (50 км). После войны Искандер работал в Норильске, обучал детей и взрослых плаванию. Сегодня в полярном городе ему открыта мемориальная доска.

И это тоже было

1941 год

– 22 июня 1941-го в разгар праздника «Мастера спорта – детям» стало известно о нападении Германии на СССР. Спустя 5 дней на стадионе «Динамо» началось формирование отрядов Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. В нее записались знаменитые легкоатлеты – братья Знаменские;

– Август. На Москве-реке состоялся массовый заплыв защитников города.

– В сентябре 1941-го, когда нацисты приблизились к Москве, на традиционный кросс в парке Сокольники вышли почти 18 тысяч ополченцев, сандружинниц и медсестер;

– В военном режиме работали два института – ленинградский Лесгафтовский и московский Сталинский: они не только пополняли ряды Красной Армии, но и усиленно работали над программами военной-спортивной тренировки.

1942 год

14 июня. В Сокольниках прошел профсоюзно-комсомольский кросс. На старт вышли 8372 участника. Среди них был и майор Николай Копылов, известный марафонец. В субботу он приехал с фронта, а в воскресенье принял участие в забеге на 3 км и финишировал третьим. Боевые подвиги танкиста Копылова в первый год войны были отмечены орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу».

19 июля. Москва отмечала Всесоюзный день физкультурника. На стадионах, в парках, на Москве-реке проходили различные соревнования и массовая сдача норм ГТО по военизированному плаванию, преодолению полосы препятствий, метанию гранаты.

6 октября. Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта издает приказ, в котором обязал физкультурные организации широко развернуть работу по военно-лыжной подготовке населения.

1943 год

– Самым массовым физкультурным явлением стали легкоатлетические пробеги: в 1942-м во всесоюзном забеге участвовали 5,5 миллиона человек, в 1943-м – 9 млн. В 1944-м кроссы приобрели особую значимость: многие из них проходили на недавно оккупированных территориях.

– В июле 1943-го было учреждено спортивное общество «Трудовые резервы» с целью «обеспечить подъем массовой военно-спортивной работы в училищах и школах»;

– Возобновились чемпионаты СССР по конькобежному спорту, спортивной гимнастике, тяжелой атлетике, плаванию, боксу и лыжным гонкам.



- 5 августа москвичка Евдокия Васильева, выступая на первенстве ВЦСПС, превзошла официальный рекорд мира в беге на 800 метров. Ее результат 2 мин 12,0 сек улучшат только через девять лет.

1944-1945 годы

– В 1944-м после пятилетнего перерыва был разыгран Кубок СССР по футболу («Зенит» в финале обыграл ЦДКА – 2:1). Игру смотрели фронтовки-отпускники, пациенты военных госпиталей, командированные из тыловых предприятий. Радиорепортаж вел Вадим Синявский;

– Велогонка по Садовому кольцу, проходившая в столице с 1920 года, не приостанавливалась в Великую отечественную. Среди судей в разные времена были генералы и маршалы СССР Богданов, Буденный, Кашуба, Ротмистров и др. Первый чемпион – москвич Григорий Козлов, геройски погибший в ВОВ. Сейчас гонка по Садовому кольцу завершает «Пять колец Москвы», которая осталась крупнейшей многодневкой на территории России.

72 года Великой Победе: как олимпийцы сражались за Родину

Фото: vdnh.ru; sports.ru/tribuna/blogs/zenit_spb; dynamo.kiev.ua; alpklubspb.ru; РИА Новости/Мстислав Боташев; fcdynamo.ru; press.sportedu.ru; kometaspb.ru

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы