Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Даша - девушка мечты

Интервью звездного репортера Бьорндалена

Предлагаю вниманию читателей блога  перевод большого и интересного интервью Уле Эйнара Бьорндалена. С королем биатлона, а ныне журналистом-экспертом норвежского телеканала TV2 побеседовал в Оберхофе корреспондент чешского портала iDNES Матей Томичек. 

***

 Бьорндален, легенда с микрофоном: "Только Фуркад может превзойти меня"

 Catch me if you can. Или «Поймай меня, если сможешь». Немного в духе знаменитого фильма Стивена Спилберга было преследование Уле Эйнара Бьорндалена на прошлой неделе в Оберхофе.

  – Можно вас на пару минут?

– Не сейчас, попробуйте завтра, – твердо ответил он и, улыбнувшись, продолжил: – Поймай меня.«Если сможешь» было не сказано, но висело в воздухе.В конце концов сказочный Уле просто отступил. Второй из самых успешных зимних олимпийцев и победитель 96 гонок Кубка мира разговорился в пресс-центре у женской уборной.И когда уже Уле Эйнар Бьорндален согласился на беседу, то был разговорчив и весел.

– Уле, что вы вспоминаете, когда говорят «9 марта 2005 года»?

– 2005? Где это было?

– В австрийском Хохфильцене.

– На чемпионате мира, да? Там была индивидуальная гонка на 20 км, и я был вторым, не так ли?

– К сожалению. Это была единственная гонка, которую вы не выиграли на чемпионате, вы стали шестым.

– Да, да, я помню. И кто тогда выиграл?

– Роман Достал из Чехии.

– Да, я помню! (смеется). В том году я был очень хорош, только в этой гонке забыл, как стрелять. Иначе это был бы отличный чемпионат. Чем сейчас занимается Роман?

– Примерно тем же, что и вы. Сотрудничает с чешским телевидением.

– Правда? Это круто. Только чешское телевидение имеет права на вещание, а это преимущество.

– Вы не можете комментировать прямые трансляции, не так ли?

– Я работаю на коммерческий ТВ 2, в то время как права на трансляцию у нашего государственного канала NRK. Поэтому мы можем делать только репортажи. Мы должны быть творческими и находить темы, которые еще никто не освещал. Мне это очень нравится. Хорошо также, что я могу посетить несколько этапов Кубка мира.

–  Какие этапы вы планируете посетить?

– Я был в Словении, в Поклюке, теперь я здесь, потом Рупольдинг и Антерсельва и, наконец, чемпионат мира в Эстерсунде.

– Когда вы проводите интервью с биатлонистами, у вас же есть преимущество в том, что все знают вас? Думаю, никто не откажет вам, не так ли?

– Это не так просто. Не имея прав, мы стоим в конце микст-зоны (места для интервью), и когда спортсмены приходят к нам, они устали, а иногда и не хотят много говорить. Поэтому сложнее получить хороший разговор.

– Теперь, когда вы смотрите гонки с другой стороны, вы скучаете по ним?

– Конечно, не так давно я еще сам носил стартовый номер. Но я закончил, и я думаю, что сделал правильно. Я смирился с этим.

– Как поживает ваша жена Дарья Домрачева?

– Она дома с семьей, но приедет ко мне в итальянскую Антерсельву, так что наконец мы снова будем вместе. Но мы разговариваем несколько раз в течение дня, звоним вечером. Это хорошо, но, конечно, это не заменит то время, которое мы провели бы вместе.

– А как вы его проводите?

– Мы катаемся на лыжах, играем. Мы делаем все возможное, как нормальная семья. Я чувствую себя обычным отцом.

– А как ваша Ксения? Что она любит делать?

– Она любит рисовать, и она действительно хороша в этом. Но ей нравится все, она достаточно активна, и, конечно же, она тоже любит кататься на лыжах.

– Как бы там ни было, у него лучшая ДНК для биатлона. Она будет в нем?

– Возможно, у него есть лучшая предрасположенность, но это не всегда играет определяющую роль. Иногда у потомка знаменитых родителей нет таланта к спорту, так что посмотрим, что из этого выйдет.

– После шоу-гонки в Шальке, где вы финишировали третьими вместе с женой, появились предположения о ее возможном возвращении…

– ... Но это предположения, которые я бы не хотел комментировать. Она точно не планирует возвращаться. Мы проводим много времени в путешествиях, и сами пока не знаем, где мы поселимся. Зависит от того, где у нас будет работа, что будет лучше для семьи. Мы еще не решили, останемся ли мы в Норвегии, Минске или Австрии.

– Полагаю, вы не будете вечно работать на телевидении экспертом. Вы бы хотели тренировать?

– Не думаю, что сейчас, но если я получу интересное предложение? Почему бы и нет. У меня уже есть парочка, но я все еще жду чего-то особенного, что меня заинтересует. Я жду нужных людей, подходящую команду. Это еще не пришло.

– Также говорили о том, что однажды вы можете стать президентом всего биатлона.

– Да, я слышал, об этом много говорили, но я не думаю, что это то, что я должен делать.

– У IBU новое руководство уже в течение нескольких месяцев. Многое изменилось.

– Правда? Я пока не думаю, что многое изменилось.

– Изменились люди, хотят формировать новые антидопинговые правила…

– Это правда, есть новые люди, но мне пока что трудно оценить. Прошло немного время с тех пор, как произошли эти изменения, поэтому было бы нечестно оценивать, было ли предыдущее руководство лучше или хуже. Я знаю, что делали люди перед ними: много хороших вещей, но и много плохих.

– Бывший председатель Андерс Бессеберг, как сообщается, был подкуплен за сокрытие российского допинга. Вы были друзьями.

– Да, я знаю его 30 лет. Он действительно много хороших решений принял, но также много и таких, с которыми нельзя согласиться и из-за которых мы несколько раз поссорились. Но вы не можете отрицать его заслуги в том, что биатлон сейчас там, где он есть.

– В настоящее время биатлон является империей двух мужчин – Мартена Фуркада и Йоханнеса Бё. Вам нравится?

– Это здорово, так и должно быть. В настоящее время Фуркад не так силен, как раньше, но он определенно сильнее, чем до Рождества. Я думаю, что он вернется на то место, где был.

– Всегда хорошо иметь двух соперников в спорте. Так же было, когда вы боролись с Рафаэлем Пуаре.

– Да, это очень важно. В каждой эпохе есть много великих биатлонистов, но важно иметь двух таких эксклюзивных спортсменов, как Фуркад и Бё, которые этот спорт толкают на другой уровень. Конечно, всем нравиться побеждать, но для спорта как такового хорошо, что есть эти двое и они сражаются между собой.

– В Кубке мира у вас 96 триумфов. Кто-нибудь из этих двоих может вас побороть?

– Конечно, Фуркад может этого достичь. По-моему, только у него есть потенциал. И у него есть большой шанс.

– Хотите? Или вы предпочли бы остаться лучшим?

– Я об этом не думаю. За эти годы многое изменилось. Когда я начинал, мы не гонялись так много, как сейчас. Сейчас есть больше шансов на победу, поэтому мы не можем сравнивать это во времени. У Мартена отличная карьера, у меня тоже была. Он все еще очень силен, и я желаю ему еще много выигрышей.

 Автор: Matěj Tomíček

Источник интервью: https://www.idnes.cz/sport/biatlon/ole-einar-bjorndalen-reporter-zivot-po-zivote-rozhovor-oberhov.A190115_095523_biatlon_ald

Перевод: ALESIK. 

 

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+