android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Олимпийские виды

Легкая атлетика умирает. И дело совсем не в допинге

Алексей Авдохин – о том, как спасти большой вид спорта.

Легкая атлетика, пожалуй, самый заплесневелый вид. Здесь боятся перемен, сторонятся новых технологий, живут по привычке.

Посмотрите, как рвануло в зрелищности фехтование. Как изменилась, спасаясь от олимпийского исключения, борьба. Как продолжают экспериментировать в биатлоне и коньках. Как упорядочились теннис и волейбол с появлением Hawk Eye.

Даже консервативное плавание, главный летний конкурент легкой атлетики, пережив неудачную революцию с гидрокостюмами, продолжает пробовать – с дистанциями и смешанными дисциплинами.

И только в легкой атлетике все по-старому. Прыгуны, как и сто лет, назад взбивают песок (удивительно, что хотя бы в шесте и высоте его сменили маты). Летающие снаряды все также серы и едва различимы человеческим глазом и телевизионной камерой. Пожилые судьи в манишках по-прежнему бегают по полю и, порой кажется, определяют место приземления ядра, молота или прыгуна в длину на глазок.

Самая свежая из технологий, внедренных в легкой атлетике – наверное, цифровой фотофиниш из далекого 1991-го.

Предпоследняя новинка в программе чемпионатов мира произошла 12 лет назад – добавился женский стипль-чез. Последняя случится через несколько дней в Лондоне – женская ходьба на 50 км (несмотря на то, что МОК, вопреки желанию IAAF, затолкала в олимпийскую программу неведомую смешанную эстафету 4х400 м).

Правда же, Международная федерация знает толк в зрелищных дисциплинах?

Ее так и не научились показывать по телевизору

Смотреть трансляции больших турниров по легкой атлетике – неблагодарный труд. Не потому что неинтересно, нет – потому что все равно покажут с максимальным неудобством и даже неуважением к зрителю.

У Международной федерации вообще странная телевизионная логика. Понять приоритет беговых дисциплин, показываемых в режиме live, еще можно – когда одновременно проходят 3-4 события, бег важнее.

Но отношение к остальным дисциплинам, как к массовке, обрамляющей бегунов, все равно раздражает. Режиссер с легкостью позволяет себе показать в записи решающий прыжок с шестом ради финиша полуфинала на 1500 метров. Только потому, что IAAF так расставляет приоритеты.

Обычно такая трансляция выглядит нелепо – нам в прямом эфире показывают полное представление участниц, например, в диске, а затем дают в повторе только нарезку лучших попыток. Комментаторы вынуждены искать верную модель поведения – то ли сообщать о суперпопытках в режиме онлайн, то ли играть в незнание до тех пор, пока режиссер не выберет время для показа.

Иногда складывается ощущение, что режиссеры легкой атлетики безнадежно застряли в прошлом. Хотя о существовании функции picture-in-picture (картинка в картинке), возможности деления одного большого экрана на несколько маленьких, вывода онлайн-графики, положении после отсечек знали, кажется, и три, и четыре десятка лет назад.

Телевизионные рейтинги легкой атлетики падают – об этом знают в IAAF. Доходы от ТВ-прав на последней Олимпиаде делились между видами спорта по новой схеме, и легкая атлетика серьезно потеряла по сравнению с предыдущими Играми. Но, кажется, так и не сделала никаких выводов.

Ее невозможно смотреть со стадиона

Пробовали ли вы следить за легкой атлетикой на стадионе?

Пожалуй, нет ни одного другого вида, который было бы так некомфортно смотреть вживую. Но в IAAF, похоже, даже не пытаются сделать из своего продукта зрелище.

Вот только самые очевидные проблемы:

– одновременно в разных концах стадиона проходят несколько независимых событий – кто-то бегает, кто-то метает, кто-то прыгает. Распределить внимание на всех – невыполнимая миссия.

– несмотря на многообразие видов, не хватает динамики – большая часть времени уходит на измерение результатов, разминки спортсменов или паузы между дисциплинами.

– участников представляют только перед соревнованиями – дальше они по очереди выходят в сектор или бегут в толпе по дорожке. По форме это напоминает сдачу ГТО – безликая массовка выполняет нормативы, а зрителям нужно угадывать лица по редким подсказкам: объявлениям диктора, цвету формы, надписям на табло.

– уследить за текущими результатами без дополнительных устройств невозможно – на стадионе не хватает техники для вывода графической информации. Но даже при таком хаотичном сценарии стандартная сессия продолжается около трех часов.

– события происходят слишком далеко, где бы ты не расположился. Если повезло, то по ближней дорожке побегут 100-метровку, зато на противоположной стороне будут прыжки в длину и ничего, кроме силуэтов, разглядеть не получится.

– старые футбольные стадионы кое-как приспособлены для занятий легкой атлетикой, но не для ПРОСМОТРА. Спортсменов элементарно не видно, снаряды сливаются с цветом трибун, планки и отметки не разглядеть с любого яруса. И это еще не проблема – современные стадионы давно отказались от беговых дорожек, и теперь они появляются только на редких аренах, которые строятся раз в четыре года для открытия Олимпиады.

Несмотря на это, Международная федерация не ищет новых форматов, не идет на эксперименты с дисциплинами, правилами, не пытается сделать из легкой атлетики шоу, а из спортсменов – героев.

Вечные мировые рекорды

Полгода назад Европейская ассоциация легкой атлетики подняла вопрос, о котором раньше предпочитали молчать – мировые рекорды держатся десятилетиями. И это ненормально.

Майк Пауэлл, 1991 год

Совершенствуются тренерские методики, медицина и восстановление, научные разработки – логично, что следующее поколение должно улучшать результаты.

Взгляните на плавание – там синтетические рекорды, установленные в гидрокостюмах и еще недавно казавшиеся вечными, постепенно уходят в прошлое.

В легкой атлетике прогресс застрял где-то на стыке 80-х и 90-х гг – почти два десятка мировых рекордов оттуда актуальны и сейчас. Чиновники не придумали ничего лучше, чем не называть больше те рекорды мировыми – совсем скоро планируется начать отсчет с нуля.

У Исинбаевой отнимут мировой рекорд. Как такое возможно?

Ею практически невозможно заниматься

Велосипед, коньки, плавание, лыжи популярны своей простотой. Футбол, хоккей, волейбол, даже бадминтон – доступностью.

А вот какой еще дисциплиной легкой атлетики можно заняться любителю, кроме бега?

Часто ли вы встречали в парке прыгунов в высоту?

Приценивались ли в ближайшем «Спортмастере» к шесту или молоту?

Выходили во двор потолкать ядро?

Проблема современной легкой атлетики в искусственности всех ее видов, кроме одного – бега. Все остальное – почти экзотика. И это тоже серьезный лимит для развития.

Ей отчаянно не хватает героев

После чемпионата мира-2017 перестанет бегать Усэйн Болт. Что останется от легкой атлетики? Кто будет ее хедлайнером? От кого сходить с ума зрителям?

Нет, серьезно, кто его заменит?

Мо Фара, Дэвид Рудиша, Анита Влодарчик, Рено Лавильени, Элейн Томпсон, наконец, Кастер Семеня (вы ее точно знаете, даже не слышали обо всех предыдущих) – больших легкоатлетов всегда было в избытке. Но важен масштаб. И не только спортсмена – личности.

Болт тянул легкую атлетику в космос. Благодаря ему у экранов собирались миллионы. От него лопались по шву стадионы. Он не просто бегал – он превращал легкую атлетику в праздник. И больше так не умеет никто.

И это будет страшной потерей.

Возможно, даже роковой.

Фото: Gettyimages.ru/Topical Press Agency; REUTERS/Lee Jae-Won; Gettyimages.ru/Gettyimages.ru, Mike Powell; REUTERS/Eric Gaillard

Опрос


Легкая атлетика действительно умирает?

6876 голосов 1
  • Да, неинтересно смотреть
    71%
  • Нет, я так не чувствую
    29%

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы