Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Фанаты. «Анжи». «Если кто-то лает на тебя, не надо лаять в ответ»

Сегодня в Махачкале сыграют две самые богатые команды Кавказа – «Анжи» и «Терек». В преддверии дерби Sports.ru связался с лидером «Дикой Дивизии» Рамазаном Газиевым и поговорил с ним о войне в Махачкале, мужском разговоре с прежним руководством клуба, дагестанских танцах на финале Лиги чемпионов и выходе из ВОБ.

Фанаты. «Анжи». «Если кто-то лает на тебя, не надо лаять в ответ»
Фанаты. «Анжи». «Если кто-то лает на тебя, не надо лаять в ответ»

- В Москве все думают, что в Махачкале сейчас чуть ли не война. Что происходит в вашем городе на самом деле?

– Войны как таковой здесь нет. Есть противостояния между определенными группами людей и правоохранительными органами. Но чаще всего они проходят где-то в лесах или по ночам. Правда, совсем недавно в центре города произошел взрыв, весь город до сих пор потрясен. В остальном все в порядке – люди работают, учатся, отдыхают. Нет такого, чтобы я вышел из дома и думал об опасности.

Кому-то в это трудно поверить. У меня у самого так бывает: захожу с хорошим настроением в «Яндекс», открываю новости Дагестана, а там пишут про взрывы, нападения, убийства. Ни одной положительной новости. В последнее время появились одна-две новости про «Анжи». Хоть какой-то позитив.

- «Анжи» – главная радость Махачкалы?

– Сейчас «Анжи» для всего Дагестана – это такой неиспорченный, прогрессивный и не загаженный коррупцией и прочим негативом островок. Это надежда, понимаете?

- Вам в связи с этим часто приходится слышать, что «Анжи» – политический проект?

– Бывает такое. Мы понимаем, что это в том числе и политический проект. Но от этого ситуация не становится менее приятной. Политический, аполитический проект – какая разница, если для нас главное – результат, а не слова? «Анжи» смягчает напряженный фон, который есть в республике. Команду обсуждают даже женщины в маршрутках.

«Анжи» для всего Дагестана – это надежда, понимаете?»

- Какая главная мечта у болельщиков «Анжи»?

– Выиграть все, что только можно. А если брать мечту поменьше, то мне бы хотелось больше общаться с командой. Например, чтобы после побед игроки подходили к нашей трибуне и начинали специально придуманную для таких случаев перекличку с нами. Вот это было бы единение.

- Вам бы хотелось видеть в составе больше таких игроков, как Жирков, или своих воспитанников?

– В перспективе хочется видеть побольше своих воспитанников в составе. Иногда приходится слышать такое: «Зачем ходить за них болеть, не дагестанцы же играют. Купить можно кого угодно, но какой в этом смысл». Но воспитанников, которые соответствуют заявленным целям, у нас пока немного. Хотя наши парни не менее талантливые, чем остальные. Просто пока у нас нет хороших тренеров и нормальных условий. Клуб уже начал заниматься этой проблемой. Вы просто не знаете, какие у нас есть парни. Это настоящие пахари – они землю будут грызть, чтобы играть и быть лучшими. Поэтому главное – дать ребятам не только тренеров и школу, но и пообещать ему, что все будет зависеть от него. Не от денег, не от чьего-то покровительства. Мы верим, что у нас можно построить справедливую систему.

- Как вы относитесь к тому, что «Анжи» живет в Москве?

– С пониманием. Ясно, что условия, которые сегодня есть в Махачкале, не могут привлечь звезд и помочь в достижении хороших результатов. Конечно, мы очень скучаем. Но руководство обещало, что команда обязательно вернется.

- А если в контракте новичков прописано, что клуб обязан базироваться в Москве?

– Думаю, это только домыслы.

* * *

- Как давно вы болеете за «Анжи»?

– С 1999 года, когда оказался на матче против «Лады-Симбирск». В том матче сделал хет-трик Гаджи Бамматов, наша восходящая звезда. Мы вышли в премьер-лигу, и все болельщики огромной толпой пошли по центральным улицам города с разными криками, все как полагается. Мне тогда было 11 лет, с тех пор и болею.

Фанатской трибуны тогда как таковой не было, но я всегда сидел рядом с самыми активными болельщиками. Непосредственно фанатскими делами я начал заниматься в 2008 году – залез на форум, где о футболе постоянно говорили 5-6 человек. Заговорили о поддержке, и я включился в эту тему. Тогда все болельщики все 90 минут сидели на своих местах. И мы с парнями решили возродить «Дикую Дивизию». Первое собрание провели 10 декабря 2008 года.

«Нас просили сесть, чтобы мы не мешали смотреть футбол. Но мы не сели»

- Как на вас смотрели другие болельщики?

– В самом начале нас было 15-20 человек. И на первой минуте первого матча мы встали со своих мест. Нас просили сесть, чтобы мы не мешали смотреть футбол. Но мы не сели. Потом с верхних рядов перешли на нижние, кричали, чтобы все поднимались со своих мест. Сейчас мы сами продаем абонементы и билеты в сектор, где сидит наша группа. Но перед продажей проводим отбор – смотрим, кого пропускать на трибуну, кого – нет.

- Каким образом?

– Задаем простые вопросы. Зачем идете на эту трибуну? Где вы обычно сидите? Почему я вас не видел? И обязательно уточняем, что на наш сектор нельзя приходить с девушками. После этого сразу становится ясно, искренний человек или нет. Многие так и отсеиваются. Мы хотим, чтобы к нам приходили именно фанатеть.

- Я много раз слышал, что в Махачкале женщины практически не ходят на футбол. Дело в каких-то правилах?

– Да нет, такое правило только на нашем секторе. Когда девушка находится среди парней, она их отвлекает. Парни пытаются выделываться, понтоваться перед ней, это заложено в мужчинах. Это сильно мешает организованной поддержке, поэтому не берем девушек их и на выезды. Кроме того, из-за них легко могут возникнуть конфликты. Например, пришел парень с девушкой. Другие парни на нее обязательно посмотрят – и тут что-то может их зацепить, взгляд не понравится или еще что-то.

- Расскажите про название вашей группировки. Многих смущает слово «дикая».

– Это название и правда смущает некоторых до тех пор, пока они не узнают историю названия. «Дикая дивизия» – это название царского полка, который воевал во время Первой мировой войны, и состоял из кавказцев. Этот полк совершил много подвигов. Само название заряжает болельщиков, у него уже есть какой-то бренд, не вижу смысла его менять. Какая-то агрессивность на секторе должна быть. Без этого футбол не будет интересным.

«Вы же знаете, ребята очень-очень легко воспламеняются от обидных слов, действий»

- Это вы о драках или о чем-то другом?

– Об энергетике. Что касается драк, то мы не роботы, бывает всякое, все зависит от ситуации. Если на людей нападают, то глупо говорить: «Я вам запрещаю драться». Если они не ответят, то потом не смогут смотреть друг другу в глаза. Но при этом кавказец должен оставлять хорошее впечатление. И для этого не нужно ни под кого подстилаться – надо просто вести себя достойно. Если кто-то лает или тявкает на тебя, не надо уподобляться этой собачонке и лаять в ответ. Есть чувство собственного достоинства – тявканье в любые времена будет оставаться тявканьем. И я хочу, чтобы у моих ребят всегда присутствовало это чувство. Мы проводим работу, чтобы наши ребята не нарывались на конфликты. Вы же знаете, они очень-очень легко воспламеняются от обидных слов, действий. Иногда у нас возникают споры: некоторые говорят, что нужно отвечать, кричать, бить. Но мы сводим эти разговоры к тому, что не стоит делать ничего такого.

- Но конфликты все равно происходят.

– Конечно, нельзя сказать, что все болельщики «Анжи» настроены мирно. Люди пользуются интернетом, заходят на сайты фанатов соперников, которые пропитаны ненавистью к Кавказу, и озлобляются. Иногда даже утверждают, что болельщиков соперника надо побить. Что делать в такой ситуации? Только объяснять, что этого делать не стоит.

- Разве слова действуют?

– До матчей неприятных ситуаций почти нет – значит, слова действуют. А после матча в различных стычках участвуют неорганизованные болельщики, которые иногда причисляют себя к «Дикой Дивизии».

- Сколько у вас выездов?

– Поменьше, чем у остальных активистов движения. Около 20. Работа не позволяет надолго от нее отлучаться. Я работаю главным бухгалтером в крупной торговой компании, а еще вхожу в молодежный парламент нашей республики.

- Какой выезд был самым запоминающимся?

– В этом году был интересный выезд на матч с ЦСКА. Чем запомнился? Эмоциями, которые зашкаливали, напряжением, которое царило везде, поддержкой команде до последней минуты, несмотря на то, что результат был понятен. Все понимали, что беспорядки могли начаться в любую минуту. Адреналин, конечно, бодрит, но в такие моменты настораживаешься, проматываешь в голове возможные последствия и начинаешь успокаивать ребят.

- Но ведь остановить кучу фанатов практически нереально.

– Это очень тяжело, но все-таки реально. И игроки нас, конечно, здорово поддержали.

«Оставить Мазалова в команде, но остаться в первом дивизионе, или без Мазалова выйти в премьер-лигу?»

- Вам удается с ними общаться?

– В этом году встречи еще не было. Ее постоянно откладывают – то футболисты устают, то еще что-то. Все парни очень хотят поговорить с командой. Но мне повезло, я был вместе с ней в Лондоне на финале Лиги чемпионов. Жил и общался с футболистами.

- С кем общались?

– В основном с дагестанскими игроками. Еще с Буссуфой, он мне очень понравился. Простой паренек, «зазнавшийся миллионер» – совершенно не про него. А еще он большой приколист.

- Расскажите какой-нибудь из приколов.

После окончания матча мы должны были пойти на фуршет. Но мы потерялись. «Уэмбли» – большой стадион, мы вышли с трибуны и никак не могли найти дорогу. Мы – это я, Гаджибеков, Тагирбеков, Лахиялов, Акаев и Буссуфа. И тут мы увидели Арафата Джако. Все были в свободной одежде – джинсы, футболка. А он пришел в классическом костюме и в белой рубашке. Мы окружили его и заставили танцевать. На ровном месте устроили чуть ли не дагестанскую свадьбу.

- Еще пару лет назад в «Анжи» совершенно не было звезд. У вас бывали настоящие мужские разговоры с командой?

– Необходимости как таковой не было. Хотя запомнился момент, когда из «Анжи» уходил Вартан Мазалов. Он очень нравился болельщикам, так как всегда боролся на поле до конца и забивал важные голы. Но тренера в силу разных причин он не устраивал и он хотел его выгнать. После одной игры мы вызвали на разговор президента клуба, который поддержал тренера. Он сказал так: «Оставить Мазалова в команде, но остаться в первом дивизионе, или без Мазалова выйти в премьер-лигу?». И мы сказали, что хотим премьер-лигу.

* * *

- Бойкот, который задумали московские клубы – это, по-вашему, что?

– Высосанная из пальца акция, которая нам только на руку. Пусть оставляют команду одну, без поддержки. Это не акция простых болельщиков – тут замешана предвыборная политика. Вы видели, сколько фанатов «Спартака» приехали в Грозный, в Нальчик? Это говорит о том, что болельщики не понимают сути бойкота и давно не уважают все эти группировки, которые этим занимаются, им плевать.

- Вы общались с лидерами фан-движений московских клубов?

– Напрямую нет, но был на совете с участием представителей РФС. У них спрашивали о сути каждого пункта. Но они запутались и не смогли привести реальные аргументы. Все, что приписывают кавказским клубам, есть везде.

- Еще вы вышли из ВОБ. Расскажите, почему.

– А что такое ВОБ? Два-три человека? Организация не проводит заявленную работу. Кроме распределения билетов и изготовления баннеров, она так ничем и не занималась. Нам бы не хотелось уходить из какого-нибудь настоящего объединения болельщиков. А из ВОБ – захотелось.

Фанаты. ЦСКА. «Эмблему целуют на эмоциях. А Онопко вроде как заставили»

Фанаты. «Спартак». «Нас много. Кто-то любит белое, кто-то – черное»

Фанаты. «Сибирь». «Один-два дня поголодать для организма полезно»

Фанаты. «Амкар». «Зато Марию Малых знает вся страна»

Фанаты. «Крылья Советов». «Если нас исключат из премьер-лиги, на улицы Самары выйдут десятки тысяч людей»

Фанаты. «Рубин». «Бороться надо с преступниками, а не с фанатами»

Фанаты. «Локомотив». «То, что на стадион ходит много девушек, нас не раздражает»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы