android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Виктор Майгуров: «Свенсен по характеру нагловатый. Но и мы готовы всех удивить»

Павел Копачев встретился с вице-президентом СБР, трехкратным чемпионом мира Виктором Майгуровым и откровенно поговорил о перспективах и проблемах сборной России.

Виктор Майгуров: «Свенсен по характеру нагловатый. Но и мы готовы всех удивить»
Виктор Майгуров: «Свенсен по характеру нагловатый. Но и мы готовы всех удивить»

Первый выстрел

– Читаю предсезонные интервью и чувствую разницу: какие скромные российские биатлонисты. «Цель – попасть в десятку», «хотелось бы зацепить пару подиумов», «неплохо бы остаться на прошлогоднем уровне». Свенсен вот дерзко заявляет, что возьмет Кубок мира.

– Мы, когда бегали, тоже скромничали. Это, видно, менталитет такой. Никогда не кричали, что всех порвем. А Свенсен по характеру нагловатый. Заводит себя. Бьорндален, Фуркады – совершенно другие: осторожные, тактичные. Бо, заметьте, тоже не выпендривается – болячки его потрепали. Но, я думаю, сейчас, перед сезоном, можно говорить все что угодно – а вот после первых гонок настроение поменяется.

– У российской команды не изменится?

– Надеюсь, все будет хорошо. Я это говорю со знанием дела. Побывал на многих сборах, посмотрел, как идут дела у парней и девчонок… И, знаете, моя внутренняя уверенность – подготовка прошла очень хорошо. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Как тренировались обе команды – они тоже готовы всех порвать и удивить (смеется).

Я вам честно скажу: мы в свое время работали меньше, хотя не халявили и не сачковали. А я, слава богу, поработал и у Зимятова, и у Привалова, и у Иерусалимского, и у Хованцева, и у Польховского, и у Фатьянова… Да у всех! Но сейчас объемы выросли. Биатлон изменился, стал скоростнее, атлетичнее. И конкуренция выросла. 30 лет назад были СССР, Норвегия, Германия, а сейчас даже у Словении есть свой Фак, чемпион мира.

«Я вам честно скажу: мы в свое время работали меньше, хотя не халявили и не сачковали»

– И что в этой ситуации делать?

– Еще больше тренироваться. Ничего другого не придумали. У спортсменов сейчас идеальные условия – они, по сути, всем обеспечены. Это мы раньше могли бегать за 100 долларов призовых, имея восемь пар лыж на сезон. А сейчас – лучшие тренеры, сильная сервис-бригада, врачи, массажисты.

Но, повторюсь, мне понравилась обстановка в наших командах. Только так – через труд – можно чего-то достичь. Простой пример, как работает Пихлер. Я поначалу скептически относился к иностранцам: мол, чему они нас могут научить. А сейчас вижу, как он анализирует любую мелочь. Каждое утро (не через день или два, как обычно) требует биохимию. Любой спорный показатель обсуждает с доктором. Если доктор советует сбавить нагрузку или рекомендует спортсмену отдых, Пихлер моментально реагирует. И главное – он открыт, к чему мы, россияне, все-таки не привыкли. А Вольфганг буквально требует: «Приходите по любым вопросам: самочувствия, стрельбы, даже жизненных проблем. Вместе решим эффективнее, нежели вы будете держать в себе».

– Наши спортсмены эту открытость принимают?

– Думаю, уже да. Если в прошлом году были языковые трудности, опаска лишний раз подойти и что-то спросить, то сейчас такого практически нет. Девчонки более раскованы и понимают все задания без переводов Павла Ростовцева. Который, по-моему, еще больший педант, чем Пихлер. Вольфганг, наблюдая за тем, как у Паши все по полочкам разложено, в шутку часто говорит: «Павел, ты настоящий немец».

Второй выстрел

– Ваша новая должность «вице-президент по спорту» в своем роде удивительна – ни в одной федерации ее нет. Чем она отличается от главного тренера? Многие – я в том числе – до конца не понимают.

– Сразу скажу: я не главный тренер. И не стремлюсь им быть. Моя задача – не вмешиваться в планы, нагрузки, объемы; одним словом, не мешать старшим, которые ежедневно с командой, чувствуют спортсменов гораздо лучше, чем я.

А вот наладить связь между всеми тренерами (старшими, личными), медиками, сервисом, комплексно-научной группой – как раз моя зона ответственности. Работая в департаменте Ханты-Мансийского округа, часто замечал: два отдела не могут договориться между собой. Приглашал руководителей, и выяснялось: вопрос не стоит выеденного яйца.

«При неудачах главного не меняли никогда. Все шишки летели на старших»

Так и в биатлоне. Вспомните – в прошлом году были недомолвки между сервисом и тренерами. Сейчас у нас сервис-группу возглавил опытный Миша Колосков. И я рад, что убедил его распределить каждого сервисера за конкретными спортсменами. Например, Зайцева сейчас работает с итальянцем. Я Мише так и сказал: «Не нужно всю работу брать на себя, у тебя не 10 рук, разграничь функции, а сам, как главный, перед гонкой принимай решения».

Процесс подбора и тестирования лыж – ежедневный. Если все делать самому (пускай, и считаешь, что так правильно) – через две недели обессилишь. Вообще этот опыт – личного сервисмена – ввел в нашей сборной Паша Ростовцев. Он пригласил за свой счет (или счет региона) Валерия Шашкина. И Валера лично с Пашей откатывал лыжи.

– Что еще пришлось менять в команде?

– Ну, раз уж мы заговорили о сервисе, еще один пример. Наша сервис-бригада долго существовала автономно – почти как отдельный субъект. Она не предоставляла планов, не писала отчеты – а это же неправильно: тренеры планируют, медперсонал и комплексно-научная группа – тоже. Мы, конечно, никого не заставляем ежедневно заполнять бумаги, но отчитываться за какой-то период, планировать – ввели такой распорядок.

Это только со стороны кажется, что сервис начинает работать, когда снег выпадет: а ребята уже с мая знают, на каких лыжах будет выступать спортсмен, подают заявку и совместно с фирмами-производителями отбирают ростовку, вес, структуры. У нас сейчас в главной команде 6 сервисеров, из них – два итальянца.

– Чья была идея пригласить иностранцев?

– Думаю, еще Валерия Николаевича Польховского. По крайней мере, договоренность с ними была до моего назначения.

«Меня оскорбления Тихонова уже не удивляют»

– Вы контактировали с Польховским? Все-таки многие его функции пришлось вам перенять.

– Личных разговоров у нас не было. И не потому, что нет необходимости, просто я два года так или иначе был около команды, в курсе многих проблем. Но при личной встрече с удовольствием пообщаюсь. Насколько я знаю, Валерию Николаевичу предлагали работу в СБР. Но он хотел быть только тренером – причем, главным. И никаких других ролей не рассматривал.

– Ну, это нормально. Никто не хочет идти на понижение.

– Да. Но, насколько я знаю, в прошлом году старшие как раз были недовольны тем, что в их работу регулярно вмешивались. Видимо, именно этого и решили избежать.

– А как было в ваше время? Неужели не было главного?

– Был. Но это всегда была больше организаторская должность. При неудачах главного не меняли никогда. Все шишки летели на старших.

Третий выстрел

– С июня у вас тоже «расстрельная» должность. Как реагируете на критику? Александр Тихонов, не стесняясь, вашу команду «шестерками» называет.

– К Александру Ивановичу я привык. Меня его слова уже не удивляют. Понимаете, по жизни с некоторыми людьми отношения выстраиваются вот так, а не иначе. И изменить это невозможно. Лично я с Тихоновым здороваюсь. Не целуюсь, не обнимаюсь, но руку подаю. Когда-то, на отчетно-выборной конференции, я выступал против него. Причем, резко. Наверное, сейчас бы я так не сделал – был бы более дипломатичным. Но тогда я только-только закончил спорт и думал, что криками и амбициями решу все проблемы.

«В российском биатлоне хорошую – не заоблачную – зарплату получают 10-11 человек»

– Вы в апрельском интервью говорили – дословно – «спортсменам стали предоставлять слишком много вольностей». Если честно: тяжело работать с поколением, которое уже к 25 годам, по сути, обеспечено?

– Ну, смотрите. В российском биатлоне хорошую – не заоблачную – зарплату получают 6 мужчин и 4-5 женщин. Вот они могут сказать, что зарабатывают биатлоном. 10-11 человек на всю страну. Это мало. В любом другом виде спорта прослойка элиты толще. А у нас ведь в команде есть и те, кто пока ничего не добился. Ну и потом, мне кажется, все зависит от головы: если ты понимаешь, что можешь реализоваться, то не успокоишься.

– В мужской команде сейчас небывалая конкуренция. На первые этапы Кубка мира не поехали два Ч – Чудов и Черезов. А как быть с чемпионатом мира? Если не потянут, то и туда не возьмут?

– 100 процентов. У нас только спортивный принцип. Основной фактор отбора – функциональная готовность, а не былые заслуги. Мы об этом объявили еще летом – и ничего не должно поменяться.

– Готовы к обидам? У тех же парней – 6-8 мест на 10 человек. Кто-то все равно окажется лишним.

– Я за свою спортивную – и не только – карьеру много раз с такими непростыми решениями сталкивался. Всем не угодить. С пылу с жару спортсмены могут наговорить много чего. Но это все эмоции.

Четвертый выстрел

– По женской команде у меня, по сути, одна ремарка. Почему Романова, у которой вот два года нет результатов, а не Аликина или, например, Сорокина?

– Честно говоря, не готов стопроцентно ответить на этот вопрос. Команда была сформирована раньше, чем я приступил к работе. Таково решение тренеров. Скорее всего, учитывался общий рейтинг…

– Но мы же о Сочи думаем.

– Согласен. Поэтому Пихлер пригласил на последний сбор Подчуфарову и Смирнову. А на Кубок IBU – Назарову.

«Методику Пихлера спортсменки в первый год не «переварили»

– Многие уверены, ради «галочки».

– Абсолютно нет. Вольфганг ищет таланты и подчеркивает: на возраст не нужно обращать внимание. Нойнер в 19 лет стала чемпионкой мира. А если наша молодежь закрепится в команде, будет показывать результат – не брать ее на Олимпиаду?

– Главная проблема женской команды – скорость. Девчонки слишком много проигрывают ногами Домрачевой, Бергер, Мякяряйнен. Как это исправить?

– Я думаю, методику Пихлера – объемы, интенсивность – спортсменки в первый год не «переварили». Наверное, где-то нужно было дать больше отдохнуть, где-то сбавить обороты. Но анализ сделан. Я часто общаюсь с девчонками и понимаю: нагрузки уменьшились, хотя общая концепция сохранилась. Все иностранцы используют в предсезонной подготовке велосипед, подъем в гору на лыжероллерах (5-7 км), ходьбу с палками. У нас такие упражнения – новшество.

Ну, и по функциональному состоянию – а я был на сборах – вижу, что команда готова. Результат должен улучшиться.

– Не получится ли так, что возможные неудачи посеют панику, сомнения? Эстерсунд, где пройдет первый этап, не самое фартовое для нас место.

– Эстерсунд – лотерея. Там ветер непостоянный. Но тут какое дело – если не получилась стрельба, а ход хороший, то все в порядке. Рано или поздно патроны найдут мишень.

– Вы сами-то волнуетесь перед сезоном?

– А как же? Спортсменам проще – стартанул и всеми мыслями в гонке. А я на стуле, на стадионе, у телевизора. Где угодно, но тоже отвечаю за результат. Но это мелочи – главное биатлонистам отключиться на рубеже и отстрелять без промахов.

– Кстати, как это сделать – «отключиться»? Есть спасительные методики?

– Конечно! Есть упражнения на концентрацию, разные психологические приемы. Я, когда выступал за Беларусь, перед Олимпиадой работал с президентом местной федерации ушу. Казалось бы, биатлон и ушу – что общего? Но он показал нам интересные упражнения (в основном, нна самовнушение), которые как бы создавали вокруг оболочку, шар, капсулу. Этот мужчина был болен раком и благодаря таким занятиям – врачи подтверждают – продлил себе жизнь на 15 лет. Увы, болезнь совсем не победил.

Пятый выстрел

– Не самый приятный вопрос, но не могу его не задать. В прошлом году вы были уволены из департамента спорта Югры – за поддельный диплом о первом высшем образовании. Расскажите, как все произошло?

– Ух… Я думаю, когда человек начинает чего-то добиваться, всегда находятся завистники. Хотя я вроде и дорогу никому не переходил… Но, скорее всего, не заметил. Сразу скажу – эти «обвинения» не касаются сегодняшних руководителей департамента и правительства Югры.

«Когда человек начинает чего-то добиваться, всегда находятся завистники»

Меня просто устранили с подковыркой, подставили. По-другому, видимо,не получалось. Мой второй диплом о юридическом образовании – абсолютно легальный. А доказывать про первый ничего не стал – просто ушел. Не самая приятная история. Скажу лишь, что вопросов по моей работе не было. В том числе, у губернатора.

Мне даже в этом году предлагали совмещать работу в СБР с работой в городском комитете по спорту. Мол, потерпим отлучки – только соглашайся. Но я честен: если не могу быть полезен на 100 процентов, нет смысла отбывать номер.

– У вас в конце сентября родился сын. Как сейчас переживаете разлуку?

– Тяжело, в первую очередь, жене. Она у меня из Хабаровска. Родители далеко. Мама приезжала помочь в первый месяц. Максимка подрастет – будет полегче.

– На лыжи поставите?

– Так уже! Пусть и косвенно. Сейчас в Хантах лежит снег. И жена по два часа гуляет с коляской по лыжной трассе. А так как трасса иногда мягкая, я на передние колеса прикрепил пластиковые лыжи. Теперь коляска без проблем скользит по лыжне.

Кто заменит Нойнер? И еще 7 главных интриг нового биатлонного сезона

«Тренеров сильнее, чем Пихлер, нет. Есть только более говорливые». Опрос ведущих журналистов

Что ждать от сборной России в новом сезоне? Блог Владимира Драчева

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы