Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Валерий Медведцев: «Мне обидно за наш биатлон»

    Олимпийский чемпион Валерий Медведцев прервал двухлетний обет молчания и рассказал редактору Sports.ru Павлу Копачеву, почему наша сборная перестала побеждать.

    Валерий Медведцев: «Мне обидно за наш биатлон»
    Валерий Медведцев: «Мне обидно за наш биатлон»

    Олимпийский чемпион, четырехкратный чемпион мира Валерий Медведцев редко дает интервью. На моей памяти беседовал с Евгением Дзичковским два года назад – а до этого почти восемь лет молчал. Тем удивительнее, что в пятницу Валерий позвонил сам.

    – Я за справедливость и честность. А сейчас ее нет. Я вот читаю интернет, слушаю чиновников, и мне обидно за наш биатлон. Обидно за тренеров, которых выкидывают при первой же неудаче. Замминистра Юрий Нагорных публично выступил против назначения в резервную команду Михаила Ткаченко, заслуженного тренера России. Якобы при нем не было результатов.

    А это же смешно. На ЧМ-2011, где я работал в паре с Ткаченко, мужская команда выиграла три серебра. Три! Я не скажу, что это успех. Но за последние 10 лет мы только раз выступили лучше (в 2008-м – 5 медалей, среди которых два золота – прим. Sports.ru). И замминистра это должен знать, прежде чем давать безапелляционные оценки.

    Наш тренерский штаб утвердили в июне 2010-го, команда в полном составе собралась только в августе. Мы начинали работать в условиях форс-мажора – времени на раскачку не было. Изначально поставили задачу – домашний чемпионат мира. Все этапы Кубка мира рассматривали как подготовку к Ханты-Мансийску.

    «Я за справедливость и честность, а сейчас ее нет»

    - И это правильно? Биатлон давно перестал быть местечковым видом, за ним следит вся страна – с декабря по март.

    – Все здорово и замечательно. Но скажите: кто помнит результаты Кубка мира? Сколько человек? В истории остаются только чемпионы мира. В этом году мы все хлопали в ладоши после побед Шипулина, Гараничева, Маковеева; все прекрасно. А на чемпионате мира никто не зажег. Подошли к главному старту без лидера, до последнего искали оптимальный состав. Тренеры сомневались – и это во многом нервировало спортсменов.

    - С другой стороны, команда-2012 росла и мужала. Без Черезова, Чудова, Максимова. И выступила ровнее, чем в постолимпийском сезоне.

    – Ну вот смотрите... Мы планомерно готовились к чемпионату мира. Спокойно, без истерики. Цикл подготовки спланировали так, чтобы выйти на пик формы именно к Ханты-Мансийску. Отдельные этапы пропускали Устюгов и Шипулин. Никого не истязали. А если бы эксплуатировали на всех этапах... Да, допускаю, взяли бы парочку дополнительных подиумов. Но выиграл бы тогда Устюгов свою медаль в масс-старте на ЧМ-2011? Я сомневаюсь.

    - Обычно биатлонисты, не блистающие по сезону, на главном старте также теряются.

    – Я не согласен! Подвести спортсмена к чемпионату мира – умение тренера. Вы поймите, я не критикую нынешний штаб. Боже упаси! И себя не оправдываю. Просто не могу уловить логику Минспорта: год назад результаты мужской и женской команды свалили в одну кучу. Три медали – плохо для отечественного биатлона. А как так можно? Есть команда Хованцева, а есть коллектив Ткаченко. Разные специалисты, разные методики.

    У нас каждый год критерии оценок меняются, а виновными все равно остаются тренеры. Я вот не знаю, кто сейчас напевает Нагорных про плохого Ткаченко, но меня это коробит. Пусть Юрий Дмитриевич поинтересуется, например, кто ставил стрельбу Шипулину в юниорском возрасте? Или почему вдруг Маковеев неожиданно превратился в снайпера? При Гербулове он в команде уже почти 10 лет, а научился стабильно стрелять в прошлом году – как раз при Ткаченко. Посмотрите, не поленитесь, когда у него результаты выросли.

    - Я не хочу вставать на сторону Минспорта (и, наверное, никогда этого не сделаю), но с одним аргументом соглашусь: Ткаченко не хватает авторитета.

    – Спорный вопрос. Ткаченко поработал с основной командой меньше года. Только-только успел притереться. Вот сейчас говорят: Лопухову и Гербулову нужно дать шанс, потому что они проработали с командой один сезон. Я согласен – надо. Но почему Ткаченко не дали шанса? И сейчас, когда его позвали тренировать резерв, отбирают второй шанс.

    «Мы во главу угла всегда ставили здоровье спортсмена»

    - Вы защищаете человека, которому обязаны результатами.

    – И буду за него стоять горой. Вот посмотрите. В постолимпийском сезоне – как раз при Ткаченко – в команде не было ни одного травмированного. Мы во главу угла всегда ставили здоровье спортсмена, дозировали нагрузки. У нас не так много топ-биатлонистов, чтобы ошибаться с объемами.

    А возьмите Пихлера. У нас за год полкоманды «вылетело». Девчонки в мае наматывают по 50 км на роллерах. Куда это годится? Сегодня нашим женщинам вообще нет равных в мире. У немок смена поколений. Мы должны выигрывать ВСЕ эстафеты, брать подиумы в каждой гонке. А на деле – даже в тройку войти не можем.

    - Мы же ратуем за доверие, которого не предоставили вашему тренерскому штабу, но дали Пихлеру. Не кажется ли вам, что оценивать немца по одному сезону преждевременно?

    – Не знаю. Я искренне надеюсь, что Пихлер внесет коррективы и не будет загонять девчонок до полусмерти. Вы посмотрите: почти все лидеры – Зайцева, Вилухина, Слепцова, Богалий – начали с индивидуальной подготовки. Важно сохранить здоровье и силы. Оля Зайцева – умница от природы, никогда не бросается с мая в тренировочное пекло. А зачем? Чтобы к августу на пик формы выйти?

    - Меня, кстати, всегда забавляло: зачем в биатлоне 7 месяцев тренироваться? Даже хоккеисты, у которых сезон длиннее, больше отдыхают.

    – Тренироваться нужно. И в апреле, и в мае. Но в щадящем режиме. Организм не машина. Лучше погулять, получить заряд энергии. И уж точно нельзя бегать по 50-100 км.

    ***

    – В биатлоне складывается парадоксальная ситуация. Заслуженным тренерам – Гурьеву, Захарову, Медведцеву – проще работать в регионах, чем бросаться на амбразуру-сборную. Почему?

    – Я думаю, у каждого свои причины. У меня, например, сейчас маленькие дети, жене нужна помощь. А если я пойду в главную команду, буду дома от силы два месяца в году. Сейчас (в должности главного тренера Красноярского края – прим. Sports.ru) у меня куда более свободный график.

    - За рубежом по-другому?

    – Да. Я разговаривал в прошлом году с Микаэлем Лефгреном. Так вот, норвежцы работают бригадами. Две недели – одна, затем – другая. И сборы короче. А у нас тренеры боятся отпустить спортсмена домой. А если отпускают, то перед этим та-а-ак нагрузят, что дома заниматься нет ни сил, ни желания. Тренеры должны больше доверять спортсменам.

    «Тренеры должны больше доверять биатлонистам»

    - Если вас вдруг позовут в команду, вернетесь?

    – Во-первых, я ушел сам. По семейным обстоятельствам. Во-вторых, меня звали и год назад, и сейчас. А пойду ли? Мне кажется, ни один здравомыслящий тренер не откажется поработать в главной команде. Только если работать, то с теми спортсменами, которых считаешь перспективными. А у нас же как получается: вот тебе этот, этот и этот. Работай.

    А возьмите резервную команду. Я вот поездил год по России и примерно представляю, кто и на что способен. А сейчас полрезерва набрано, мягко говоря, странно. Где, например, Семаков? Или возьмите красноярскую команду. Коростылев – 13-й в рейтинге СБР. Его нет нигде. Дюжев – один из сильнейших юниоров – тоже мимо сборной. А Елисеев, чемпион России? Да, возрастной, но каждый по-разному раскрывается. Дайте шанс человеку…

    Зачем мы разбрасываемся спортсменами перед Сочи? Там ведь необычная высота. Много нюансов акклиматизации. На третий день буквально «умираешь». И самое главное: нет «горного эффекта», который появляется на 13-й или 20-й день подготовки. Вот Дарья Новикова из Тюмени прекрасно выступила на соревнованиях в Сочи – а ни до, ни после не блистала.

    - Сейчас идут споры: нужен главный тренер в сборной или нет?

    – Нужен. Ну правда... В команде всего три тренера. А есть много срочных вопросов: там с визой надо помочь, тут с винтовками. Главный должен быть в курсе всего: может, появился спортсмен, который «летит»? И его надо срочно привлекать в команду. Я утрирую, конечно, но это тоже фрагмент работы.

    - Валерий Польховский уверен, что «главный всему голова». А как же мнения старших?

    – Я думаю, нужно находить компромисс. Где-то прислушаться, где-то внятно объяснить свою точку зрения. А если каждый будет обижаться друг на друга, перекладывать ответственность – результата не будет. В биатлоне не надо ничего придумывать. Все уже придумали до нас. Главное – не испортить, не помешать. Экспериментировать можно на ком угодно, но не на основной команде.

    «Старикам» не хватает азарта»

    Расскажу случай из своей биографии. В 86-м году я стал абсолютным чемпионом мира. И мы с тренером Иерусалимским решили повторить программу. Как итог – одно серебро в эстафете. На смену Иерусалимскому пришел Привалов и предложил нам обычный, «средний», план. И на Играх в Калгари мы всех порвали.

    - Мы говорим: наш биатлон – самый сильный, любого тренера поставь – будет результат. Но вот Хованцев возвращался – а результата не было…

    – Да, парадокс… Но знаете, я давно заметил. И озвучу, пожалуй: тренеры помолодели. У Франции, Германии, США на бирже стоят специалисты моложе меня. Я не говорю, что «старики» перестали что-то понимать. Но они работают на знаниях, мудрости, опыте. А азарта не хватает. Когда мы вынесли всех в 94-м году в Лиллехаммере – сколько было Польховскому и Хованцеву? 41 и 45... А время-то идет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы