Не во сне, а наяву
Блог

Цена одного балла. Как Зеверин Фройнд выиграл общий зачёт Кубка мира

Долгий, насыщенный, полный ярких событий сезон просто обязан был закончиться драматичной развязкой. Жизнь сама пишет великолепные сценарии, и никаких голливудских сценаристов не надо, чтобы усилить драму. 

Условия, с которыми мы подошли к последнему соревнованию сезона, сразу говорили о том, что нужно ждать чего-то особенного: за одну только пятницу Превц, вдохновлённый родными стенами и возможностью дальних полётов, отыграл у Фройнда разом пятьдесят баллов двумя выдающимися прыжками, первым, зафиксировавшим новый рекорд Летальницы на отметке 248,5 метров, и безупречным вторым, вошедшим в историю как шестой прыжок, получивший пять двадцаток за стиль. 44 балла, отделявшие их перед воскресным стартом, — уже осязаемая разница, отыграть которую за два прыжка вполне реально. Статистика прыжков во всех зачётных и тренировочных попытках тоже подсказывала, что нам стоит готовиться к очень тесной борьбе по сумме баллов: средний результат Пэро — первое место, средний результат Зеверина — не выше пятого. 

Обновлённая Летальница оказалась лучшим полётным трамплином мира сразу по нескольким параметрам: в отличие от Викершунбаккена, где конструкционные особенности при ошибке на уходе со стола или неверно выбранной траектории прибивают всех, кто не слишком расположен к полётам, к отметке в 140 метров, здесь, на Летальнице, средняя длина прыжка всех участников Кубка мира стремилась к зоне вокруг К-пойнта, несмотря ни на направление ветра, ни на высоту стартовой лавки. Огромный плюс к зрелищности соревнований. К тому же, Планица действительно показывает, кто на что способен, и расставляет всё на свои места. Именно это и произошло с Фройндом, который никогда не был ярко выраженным полётчиком: уикенд в Планице чётко показал, что все его полётные заслуги — полётное чемпионство, огромный личный рекорд в 245 метров — это результат великолепной формы и стечения обстоятельств, этакая "полётная аномалия". Но для того, чтобы и в Планице показывать экстремальные результаты, нужна не только форма, на одной силе воли и технике, как на Кульме или в Викершуне, здесь не уедешь: нужно особое чувство воздуха на больших расстояниях, которое дано далеко не каждому. И тут всё встало на свои места: средний результат уикенда около 225 метров при практически любых условиях — это действительно тот максимум, на который Зеверин способен в Планице. Его беда, что развязку сезона довезли до Летальницы: на любом другом трамплине ему удалось бы сохранить в целости не одну сотню нервных клеток. А мы бы лишились великолепного зрелища. 

Превц предсказуемо лидировал после первого раунда, Фройнд же показал только седьмой результат: при таком раскладе шансов у рыжего немца не было никаких, ведь в случае победы Пэро ему нужно было стать как минимум третьим. Зеверин сидел на скамье около выхода с зоны выката с закрытыми глазами, высоко запрокинув голову: казалось, что всё уже потеряно. «Я честно думал, что уже проиграл», — признается он потом.

Ещё до начала соревнования было много разговоров о том, что, скорее всего, именно Юрий Тепеш сыграет ключевую роль в событиях: статистика его выступлений в течение недели говорила о том, что он как минимум будет бороться за подиум, но, скорее всего, речь идёт о победе. Звучало такое нетипичное для прыжков с трамплина словосочетание, как «командная тактика», и многие рассуждали на тему возможных сценариев: что, если, к примеру, Тепеш будет лидировать после первого раунда? Уступит ли он?

Но предсказуемость – далеко не самое популярное в этом виде спорта слово. Действительно, главным героем воскресного соревнования стал именно Юрий, но в ситуации гораздо более любопытной. После достаточно скромного по своим меркам этого этапа прыжка на 230,5 метров в первой попытке Юрий шёл четвёртым. Фройнд только что отыграл одно место после провалившегося Шлиренцауэра, что компенсировало обошедшего его во второй попытке Хайбёка и позволило удержать свою седьмую позицию, и уже становилось понятно, что единственный вариант для Превца – победа. И в этот момент Тепеш совершает свой лучший прыжок уикенда.

Нет, неправильно: Тепеш совершает лучший прыжок всей своей жизни. 244 метра – долгожданное вступление в Клуб 240, непозволительно позднее для настолько прирождённого полётчика, как он. Преодоление, казалось, непроходимого барьера в 237,5 метров, к которому его примагничивало весь этап. Юрий торжествующе ликует. На экран выводятся оценки, и стадион взрывается: Юрий становится седьмым прыгуном в истории, получившим пять оценок 20.0 – в компанию к Пэро, который сделал это двумя днями ранее. Заслуженный результат после  долгих лет упорного собирания 18.0 от всех судей за безупречные прыжки: стиль Юрия наконец-то оценили по достоинству.

Табло показывает сумму баллов: отрыв в тридцать очков от ближайшего результата. И в этот момент режиссёры трансляции очень удачно выцепляют немецкого тренера Вернера Шустера, который резко оживляется. Он был одним из первых, кто понял, что именно сейчас произошло.

И Превц оказывается неспособным повторить то, что только что сделал Тепеш: немного ранний уход со стола и приземление на десять метров ближе. Ни три идущих в зачёт двадцатки, ни меньшая поправка на ветер уже не могут ничего сделать. Юрий с извиняющимся видом пожимает руку Пэро, а в нескольких метрах от них немецкая сборная с воплями кидается к Зеверину. Превцу не хватило всего 2,8 баллов, и победа досталась его товарищу по команде. Во второй раз в жизни Тепеша, здесь же, в Планице, спустя ровно два года. «Мы поговорили об этом с Петром. Такие вещи случаются. Это спорт, и Петер понимает это – он сам сказал мне это сказал. Дуэль с Фройндом не была проиграна здесь, в Планице – здесь Петер был неподражаем. Дуэль была проиграна до того, когда, возможно, были опасные условия, неважная погода. Тогда Зеверин был сильнее», – рассказал потом Юрий.

1729 – ровно столько баллов заработали за сезон оба спортсмена. Будет ещё много разговоров о том, что могло бы быть, не попади Фройнд под нелепую дисквалификацию в Титизее-Нойштадте за недовес в 100 граммов. Что могло бы быть, не отсыпь судьи Фройнду оценки выше, чем Пэро, в Осло за прыжки, которые должны были быть оценены одинаково, при разнице в 0.3 балла, определившей победителя этапа. Что могло бы быть, не пропусти Фройнд этапы в Саппоро. Но это всё разговоры.

Впервые в жизни два летающих лыжника, борющихся за Большой хрустальный глобус, закончили сезон с одинаковым количеством баллов. Но получил его только один из них: Кубок мира достался немцу, потому что при одинаковой сумме баллов определяющим критерием становится количество побед («В спорте всегда должен быть победитель, поэтому я не думаю, что мы когда-либо изменим это правило», – прокомментировал директор соревнований Вальтер Хофер предложения вручить обоим спортсменам кубки). Здесь нет места для споров: девять побед за сезон против трёх это, согласитесь, впечатляющий результат. А Превцу останется довольствоваться Малым хрустальным глобусом за зачёт в полётах.

На самом деле, в этом сезоне не могло быть иного победителя, кроме Зеверина. Чуть больше  чем за год Фройнд собрал почти все возможные крупные награды в этом виде спорта: два личных чемпионства, обычное и полётное, золото, пусть и командное, Олимпийских игр – а теперь ещё и Кубок мира. Своего рода Большой шлем, пусть этим термином в прыжках называют совсем другое достижение. О чём можно говорить, если Зеверин в этом году лишь дважды оказывался за пределами десятки?

Но все мы, безусловно, любим красивые истории, и победа Превца, Мистера 250, Мистера 5х20, была бы именно такой красивой историей. Тем не менее, второй раз подряд Петер остаётся вторым. В прошлом году Превцу для победы не хватило 108 очков. В этом – всего одного. И впереди ещё много сезонов. 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные