Под прицелом
Блог

«В любом случае хорошо, что все вскрылось». Переживания «чистого» легкоатлета

Метатель молота Сергей Литвинов-младший, призер чемпионата Европы и ярый борец против допинга, сын двукратного чемпиона мира и олимпийского чемпиона Сергея Литвинова-старшего, рассказывает, как воспринял сегодняшний вердикт IAAF.

Впрочем, шанс выступить на Олимпиаде в Рио у Литвинова еще есть – 21 июня МОК может допустить до Игр отдельных «чистых» атлетов.

alt

– Я не шокирован – все тянулось 8 месяцев, успел привыкнуть. Есть расстройство: сегодня, например, тренировка хорошо получилась, было неплохое настроение. Получается, зря? И последние месяцы это волнами: то видишь в этом смысл, то нет.

Мне непонятно, чего от нас хотели. Чтобы сегодня-завтра все поменялось? Так не бывает, тем более в нашей большой стране. Даже Германия выходила из такого состояния десятилетиями. Я читал рекомендации комиссии – один из критериев там: нужно поменять менталитет. Ну о чем тут говорить – мошенники все равно будут делать так, как привыкли.

И еще я не улавливаю замысел – что хотели сказать этим отстранением? Что мне лично надо сделать, чтобы я мог заниматься своим видом спорта?

- Возможный вариант замысла – коллективная ответственность: за нескольких виноватых ответили сотни.

– Это средневековье. Я догадываюсь о логике: мы их накажем – все испугаются. Да не испугаются! Ни у нас, ни в других странах. Проблема шире – коррупция. Она касается и Международной федерации, и WADA.

С их стороны посыл простой: мы проблему с Россией решили, чистый спорт победил, Рио будет чистым. Но мы же не в сказке. Мера показательная, популистская – чтобы зрители поверили в чистоту Игр. Ну смешно. Если бы мы туда поехали, то точно были бы самой чистой командой.

- Мог ли быть какой-то компромисс?

– Если бы нам помогали выходить из этой ситуации, если бы был диалог… Но нет ни идей, ни разговоров о том, какой должна стать наша антидопинговая система. Допуск отдельных спортсменов до Игр еще возможен, но я не о нем.

Все критерии, которые нам предписали выполнить, это глупость, бюрократия. Подвигали стульями – и у нас все в страхе. Наша Федерация сама не знает, что от нее хотят. Я не слышал ни одной умной мысли по поводу антидопинговой организации. Видимо, это никого сильно не интересует, хотя это ключевой момент.

- Что может дать само отстранение? Создан прецедент – наверняка кто-то все же испугается, сделает выводы.

– На верхушке – может быть. Может быть, и Министерство наконец выберет другой тон. Информационное пространство – это не только Россия, а весь мир. Когда мы обвиняем тех же Степановых, говорим про бред, про заговор и прочее – то сами себя закапываем в яму.

Я с ужасом читал все эти комментарии. Они только усугубили нашу ситуацию, конструктива не прибавилось. В итоге его нет ни с нашей стороны, ни со стороны обвинения.

- Насколько в этом решении важен политический фактор?

– Не знаю. Каждый второй у нас политический эксперт. Кто-то считает, что это политика – я рад за этих людей. Но не могу понять, что здесь разумного. У каждого есть право так думать.

alt

- Масштаб наших проблем заслужил такого решения?

– Масштаб у нас велик. Как и во всем мире. Но для исправления ситуации нужны время и обсуждения. Обсуждать не мне, конечно, а на уровне МОК, Международной федерации, Министерства. Разумного разговора не было.

Люди, которые вынесли решение, просто рефлексировали. Оценили реакцию общественности и начали действовать. Уверен, что IAAF с удовольствием нас бы вернула – но там многие любят свою репутацию больше, чем здравый смысл. От таких людей не стоит ждать конструктива.

- У вас был заготовлен вариант на случай такого решения?

– У меня есть идея насчет CAS. Еще подождем, посмотрим. На днях МОК может тоже что-то сказать, поэтому руки опускать не будем.

- Если вам позволят выступить, например, под флагом МОК – поедете?

– Может, выскажу непопулярную мысль. А что, надо обязательно выступать под флагом? Если ты любишь свою страну, не обязательно носить на себе герб. Народ все равно будет знать, откуда ты. Дело не в этом – а в том, чтобы сохранить нас на этот год.

У меня сезон и так уже испорчен. Почти все международные старты я пропустил и, похоже, пропущу. Я не один такой, молодежь на это смотрит.

- Кто больше всех виноват?

– С самого начала наша федерация занималась черт знает чем – началось все с этого. Пошли эмоции, общественное давление. Пока мы считаем Степановых предателями, выход из ситуации затянется. Мы не хотим ни признавать ошибок, ни говорить о них, ни даже намекать на них.

- Представим, что эта мера даст положительный результат. Вы готовы ради этого оказаться пострадавшим?

– Когда я говорю о несправедливости, то занимаю эгоистичную позицию. Говорю за себя и отдельных людей. Но в принципе результат от такого решения будет. У нас в группе есть молодые метатели. В какую сборную они придут через пару лет? От сегодняшнего решения многое зависит. Если бы этой ситуации не было, я бы не завидовал молодым парням.

В любом случае хорошо, что все вскрылось. Я критикую только то, что вся борьба с Россией переросла в эмоциональную, а не конструктивную.

У кого украли Олимпиаду в Рио

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович, Рамиль Ситдиков

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья