android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Под прицелом

Екатерина Юрлова: «Пересмотрела золотую гонку один раз. Кажется, это не я бежала»

Летнее интервью чемпионки мира, которая только что выиграла вторую гонку в карьере.

ЧМ-2015

11 марта 2015 года, чемпионат мира, Контиолахти, 15-километровая индивидуалка. 20 точных выстрелов из 20, золотая медаль – первая для России за шесть лет. До этой гонки-озарения Екатерина Юрлова ни разу не была на подиуме Кубка мира, а в сборную и вовсе вернулась спустя полтора года.

- Сколько раз вы пересматривали главную гонку жизни?

– От начала до конца – один. Накануне «Гонки чемпионов» в Тюмени выдался свободный вечер. Отличный интернет в гостинице. Я залезла на YouTube и сделала это.

- Какие ощущения?

– Что бежала не я. Другой человек. Я редко пребываю в таком состоянии, когда все получается. Обычно излишне переживаю, чрезмерно волнуюсь. И это видно – какие-то лишние движения, спонтанные выстрелы. А там, в Контиолахти, все было легко. Хотя на самом деле тяжело. Особенно перед последней стойкой, когда за спиной были три ноля...

- Нервничали?

– Хм, скорее была другая мысль – сделать все правильно, выбрать нужную установку. Вспомнила тренерские подсказки – если ветер справа, прячься за спортсменкой; если слева – то вставай перед. Увидела девочку-шведку, почуяла небольшой ветерок с правой стороны, встала на коврик и подумала только об одном: «Надо быстрее все сделать, пока шведка не убежала».

- Когда закрыли все 20 мишеней, о чем подумали?

– Я взглянула на большой экран стадиона и увидела зеленую строчку. Господи, я лидер. Сколько преимущества – не разглядела. По трассе тренеры гнали меня так рьяно, что я ни о каких секундах не думала. Неслась, понимая, свое золото никому не отдам. Я за него слишком долго боролась, чтобы просто так выпустить из рук.

- Казалось, вы финишировали в какой-то прострации.

– Так и было. У меня дико болело все тело. На трассе еще откуда-то были силы, а когда финишировала – резко отключило. Как будто кто-то нажал на кнопочку. Я даже не помню, как поднялась. Подбежала Кайса (Мякяряйнен – прим. Sports.ru), стала меня трясти, поздравлять. Я думала: только держи крепко, только держи крепко, руки и ноги подкашивались.

- Кто поздравил наиболее эмоционально?

– Папа. Я его увидела через несколько часов после финиша. Он плакал... Накануне, в день гонки, он с утра заехал в отель, привез кое-какие вещи. Страшно волновался, лицо песчаного цвета, все повторял: «Мы не будем тебе мешать, мы не будем мешать». Видимо, все мое волнение забрал себе.

Я ему очень благодарна. Если бы не папа, этой победы бы не было. Его настойчивость, его поддержка, его покровительство... Всего и не перечислить. Даже когда было совсем тяжело с деньгами, мы находили решения. Летом продали экипировку, какие-то личные вещи – эти деньги пошли на грин-карту, бензин. Нам очень помогли Федерация биатлона Санкт-Петербурга, лично Андрей Кириленко, президент Федерации лыжных гонок Санкт-Петербурга.

- В команде тепло поздравили?

– Конечно. У нас дружный коллектив. Еще удивили Оля Вилухина, Света Слепцова и Ваня Черезов. Они смотрели гонку вместе в Новосибирске. Прислали 5-6 роликов, где засняли, как болели у Оли дома. Это было так искренне – я несколько раз это видео пересматривала.

- Где сейчас ваш счастливый номер?

– Дома. Пока не было времени красиво оформить в рамочку. Вся команда на нем расписалась, он мне очень дорог. Как и поздравительная телеграмма от Президента России.

«В январе Кайса написала Кате: тебе пора перебираться к основе». Кто стоит за успехом Екатерины Юрловой

Ижевск

На ЧМ Юрлова отбиралась тернистым путем – через январские этапы Кубка России, этапы Кубка IBU и чемпионат Европы. Затем еще нужно было попасть в топ-20 на Кубке мира – и с этой задачей Екатерина справилась (19-е место в Холменколлене, индивидуальная гонка).

– В декабре, после «Ижевской винтовки», когда не отобрались в сборную, вы твердо хотели заканчивать.

– Это был апогей уныния. Ну сколько можно... У всех отличное настроение: в Европе Рождество, в России подготовка к Новому году. Все суетятся, думают о подарках, а я грущу. Решила: выступлю весной на чемпионате России за регион, как положено по контракту, и до свидания. Сказала отцу по приезду в Питер: «Ты как хочешь, а я больше не могу». Не то что я сдалась, мне это совсем не свойственно, но было ощущение, что судьба говорит «хватит». Папа, тоже расстроенный, не стал переубеждать. Только попросил съездить с ним обратно в Ижевск: там остались 3-4 чехла с лыжами, сумки с экипировкой и главное – винтовка, которая оформлена на меня.

Мы туда прилетели 2 января. А там Кубок России. Папа: «Ну что мы просто так здесь? Пробеги пару гонок и домой». Он все мне пытался внушить, что достаточно выиграть одну гонку и дела наладятся. Я выиграла спринт, в масс-старте была 4-й. По очкам в рейтинге СБР стояла на удивление высоко. Думаю, ну и отлично – уже хороший сезон, завершу его на позитиве.

Но затем пригласили на этапы Кубка IBU (2 и 3 места), потом чемпионат Европы (3-и места). Далее этапы Кубка мира, где я не была с ноября 2013-го. Наконец-то увидела команду и зарубежных друзей.

А уж когда на чемпионат мира попала, была безумно счастлива. Приехала в Контиолахти и ощутила энергетику этого места, в котором тренируюсь с 2007 года. Причем, когда приехала, захотела бежать не одну, а несколько гонок. Но умом понимала, по рейтингу я в сборной России последняя. Чтобы пробежать не только индивидуалку, а что-то еще, нужно попадать в топ-6, цепляться за шанс. Я не знаю, как это объяснить, но я просто хотела выступать.

Если бы поставили на связку «спринт-пасьют», бежала бы с удовольствием. Хотя там такая погода была, что девчонкам не позавидовала.

- Вам в индивидуалке достался тоже не самый приятный 93-й номер.

– Да не, хороший номер. Меня не пугал – я часто на Кубке мира в последних номерах стартовала. В Эстерсунде, помнится, был 96-й номер, но я в шестерке финишировала, хотя этого никто не ожидал. Да и погода обещала не меняться. А еще я точно понимала – попаду в телевизор, друзья посмотрят. В концовке обычно всех участниц показывают, чего еще оператору делать?!

- Есть ощущение, что вы сделали что-то большое и важное?

– Нет. Наверное, так думаешь, когда нацелен на результат. А я просто хотела бежать. Я была счастлива, что выступаю на чемпионате мира. Я не хотела, чтобы это была моя последняя гонка.

- Неужели в вашей жизни после этой победы ничего не изменилось?

– Просто пришло осознание, что все эти 17 лет в спорте были прожиты не зря, я оправдала доверие семьи и многих тренеров, начиная с лыжных гонок. Кто-то добивается побед быстро и рано, кто-то идет долго. У каждого свой путь. Я даже благодарна Вольфгангу (Пихлеру – прим. Sports.ru) за эти трудные годы, потому что я пересмотрела свою подготовку и поняла, что мне действительно нужно, с кем комфортнее работать.

Из ниоткуда. Чему должна всех научить история Екатерины Юрловой

2011, Хованцев

На ЧМ-2011 в Ханты-Мансийске женская сборная России под руководством Анатолия Хованцева осталась без медалей, завалила эстафету (6 штрафных кругов!), а тренер в прямом эфире был уволен президентом СБР Михаилом Прохоровым. При Хованцеве Юрлова пробилась в сборную и выдала лучший сезон в карьере.

- В 2011-м, после онлайн-отставки Анатолия Хованцева, с чьим именем связаны все ваши успехи, казалось, русский биатлон достиг дна. Или это был неминуемый надрыв?

– Это был мой первый чемпионат мира. И я бы не сказала, что он был провальный, страшный, неудачный. В личных гонках мы были близки к медалям, не хватало чуть-чуть. Но выступали стабильно – 4, 5 и 6 места. Пожалуй, подкосила эстафета – там я зашла на 3 круга, потом Аня Богалий. Как это объяснить – до сих пор не знаю. Как будто против нас что-то было. Но винить одного Анатолия Николаевича – наверное, это было неправильно.

- Команда тогда поддержала Хованцева?

– Я узнала про то, что Анатолия Николаевича сняли, намного позже. Про прямой эфир не слышала. Тогда я не имела в команде право голоса – новичок, тем более сама «накосячила». Кому и что говорить – я тогда не представляла.

Останься Хованцев – возможно, все было бы по-другому. Возможно, на Олимпиаду бы попала. Его тренировки мне идеально подходили.

2012-13, Пихлер

– Когда Вольфганг только пришел в команду, у меня была огромная мотивация тренироваться. Первый сезон в сборной, по большому счету, удался – я закрепилась в команде. Хотелось прогрессировать, двигаться дальше. Я поверила Пихлеру, выполняла все его нагрузки, все требования. Никто же тогда не знал, чем это обернется? Возможно, ему стоило поближе познакомиться с девочками, узнать их сильные и слабые стороны, особенности организма. Найти тот самый индивидуальный подход...

- То есть, личных бесед не было?

– Нет, они были. Но мне кажется, языковой барьер играл важную роль. Если бы мы разговаривали на одном языке, то яснее бы понимали друг друга. До конца объяснить, что ты хочешь и чувствуешь, какие есть переживания, на чужом языке сложно. Почти невозможно. У нас в команде мало кто хорошо говорил по-английски, никто – по-немецки. Для Вольфганга английский тоже не родной. В итоге, диалога не было.

Были отдельные беседы, но все переводилось в какую-то шутку. И в итоге, то, что я хотела до него донести, не получалось. То ли в силу того, что я не очень хорошо знаю иностранные языки, то ли по другой причине. Вольфганг любил ставить в пример Магдалену Форсберг, Анну-Карин Улофссон-Зидек, Хелену Юнссон и повторять: «Есть система, нужно выполнять программу от и до, тогда ты бежишь зимой».

Я понимала, что это другая, европейская, система. Мы так никогда не тренировались. Но уже в середине июля была дикая усталость. И, конечно, в глубине души задумывалась: а что же будет зимой?

- С девчонками наедине обсуждали нагрузки?

– Да. У всех глаза были, простите, на лбу. Но все равно мы утешали себя тем, что это новое, определенно что-то положительное и принесет пользу. Но организм не обмануть. Сезон показал, что мы просто устали. Причем задолго до зимы.

Но ничего плохого про Пихлера я сказать не могу. Он очень въедливый тренер, желал нам только добра, и, возможно, кому-то его методика действительно подходит. Мне не подошла. Я еще с лыжных гонок помню, что могу делать долгую работу с начала до середины лета. Потом мне нужно отойти от объемов и переключиться на скоростную работу.

- Неужели не было предела, внутреннего сигнала SOS – «больше не могу»?

– Русские женщины терпят до последнего. Было тяжело, но мы вставали и через не могу шли на тренировки. Ну и надо отдать Вольфгангу должное, он выбирал отличные места для занятий – Рупольдинг, Тоблах. Там есть все необходимое.

Поэзия

В 2011-м Юрлова в Московском доме книги на Арбате презентовала книжку «В ожидании весны» – десять стихотворений, которые она писала между сборами и соревнованиями. Сама.

– Все стихотворения из сборника «В ожидании весны», который вышел в 2011 году, написала от души. Была работа с редактором, какие-то слова поменялись для усиления рифмы. Сейчас писать удается все реже, хотя 1 июня в журнале «Собака.ру» выйдет мое новое стихотворение.

- Читать в суете дней успеваете?

– Больше по учебе. Из классической литературы прочла роман «Ангел для сестры» Джоди Пиколт, который мне посоветовал наш сервисмен Александр Заровный.

«Вся поэзия основана на любви». Презентация книги Юрловой

Интернационал

Юрлова прекрасно владеет английским и вот уже второй год ездит в отпуск в компании иностранных биатлонистов – в том числе, призера Олимпиады и чемпионатов мира Доротеи Вирер.

– Вот уже два года вы отдыхаете зарубежной компанией. Как она у вас сложилась?

– На Кубке IBU я познакомилась с Федерикой Санфилиппо, которая очень любит Россию, учит русский язык. Некоторые фразы произносит без акцента, знает весь алфавит – в том числе, такие трудные для иностранцев буквы, как Ж, Щ, Ч, Ы. Мы с ней сдружились – я была приятно удивлена, что итальянка заинтересовалась русской культурой.

В прошлом году мы спонтанно отправились на Мальту. Я была в Питере, Федерика мне написала письмо: как дела, чем занимаешься? Я ответила: все ок, хочу съездить отдохнуть. И она вмиг предложила Мальту, куда собиралась со своими подружками – Дорой Вирер и Николь Гонтье. Мол, давай с нами! Я залезла в интернет, посмотрела рейсы на нужные даты, и – о чудо! – именно тогда между Питером и Мальтой был прямой рейс. Он летает раз в неделю, и именно тогда, когда было нужно. Подумала: ну, наверное, судьба.

Мы так хорошо отдохнули, что уже в начале февраля Дора, встретив меня в Нове Место, выпалила: «В этом году едем на Ибицу!» Причем сказала не в вопросительной форме, а утвердительно. Типа не получится соскочить.

- Ибица – тусовки, дискотеки. У вас, скажем так, немного другой имидж.

– На самом деле я там открыла остров Форментера – белый песок, голубая вода. Самое яркое воспоминание. А с девчонками нам было весело, чего скрывать.

- Английский вы учили сами – через соцсети?

– Да, кое-что помню из школы. Но там я не была прилежной ученицей. А язык очень пригодился – особенно, когда пошли поездки по заграницам. Нужно забронировать отель, узнать, как добраться, заселиться. Доходило до того, что я приходила в офис соревнований с учебником, краснела, стыдливо читала вопрос. Мне говорили что-то в ответ, и я пыталась разобрать. Сейчас все это вспоминаю с улыбкой, хотя до сих пор знаю только разговорный английский. Залоги и прочие премудрости для меня – пока темный лес. Знаю только времена – прошедшее, настоящее, будущее. Этого хватает для общения, но хотелось бы больше.

Кайса

Летом Юрлова тренировалась не только одна, но и в спарринге с чемпионкой мира и обладательницей Большого хрустального глобуса Кайсой Мякяряйнен.

- Как она так быстро бегает?

– Она трудяга, большой талант. У нее прекрасная техника передвижения на лыжах, правильное отталкивание. Я вижу, как Кайса тренируется и восхищаюсь ею.

– Когда она вас удивляла?

– В прошлом году, когда мы иногда работали вместе, она пригласила в гости. Домой в Йоэнсуу. Анатолий Николаевич Хованцев даже удивился: мол, Кайса редко кого пускает в свой дом. И мы с ней вечером пробежали кросс, она показала мне озеро с голубой-голубой водой – оно раньше было закрытым, а сейчас его облагородили, сделали пляж, построили вышку; мы там поплавали, переоделись и поехали на ужин. Ее бойфренд накрыл стол – в общем, душевно посидели. Всегда бы так.

Будущее

- Золото, прорыв, но Александр Тихонов уже посоветовал вам закончить карьеру. Не обидно?

– Нет, каждый человек имеет право на свое мнение. Тем более Александр Иванович, я стараюсь прислушиваться. В любом случае, решать мне. Я не бью себя в грудь и не говорю, что буду бегать еще 10 лет. Пока у меня есть мотивация выступать следующий сезон, получать удовольствие от тренировок. Я действующая чемпионка мира, у меня есть квота на индивидуалку ЧМ-2016 в Холменколлене. Впервые за долгое время я могу готовиться к чему-то конкретно.

Я не знаю, в каком состоянии подойду к весне 2016-го. Но хочу пробежать еще раз на чемпионате мира.

- А на Олимпиаде?

– Конечно, это цель любого спортсмена. Но жизнь научила меня ничего не загадывать. Когда я была еще молодой и не попала в Ванкувер, то сказала себе: «Катя, 100 процентов... Нет, 101 процент – ты выступишь в Сочи». Но Игры в Сочи прошли мимо меня. Так что, без планов. Пусть все будет, как будет. Главное – здоровье. В первую очередь, мне хочется создать семью, родить ребенка. Это важнее медалей.

Интервью было опубликовано на Sports.ru в июне 2015 года

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов (1,2,5), Александр Вильф; biathlonrus.com/Gleb Igrunov

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы