Под прицелом
Блог

В чем ошиблись биатлонисты? Почему сдал Логинов? Реально ли все исправить хотя бы к ЧМ? Интервью с шефом команды

Наши биатлонисты крайне тяжело зашли на Кубок мира: уже 21 гонка подряд без медалей (а серия с учетом прошлого сезона составляет 38 стартов), болезни, травмы, слезы.

Если не считать эстафет, никто из сборной России до сих пор не поднимался выше 10-го места, и кажется, что норвежцы, шведы, французы вообще на другой планете. Очевидно сбавили Логинов и Миронова, не получается у Елисеева, потерялись Куклина и Латыпов, в которых традиционно верили.

Команда внешне держит удар, за всех – перед последними гонками 2020-го (сегодня два масс-старта) отвечает главный тренер Валерий Польховский

– Конечно, настроение не очень – мы планировали более успешное выступление. Не опускаем руки, пойдем дальше, проведем анализ по каждому спортсмену.

Мы имеем то, что имеем – во многих смыслах. На сегодня в команде собраны действительно сильнейшие спортсмены России. История с заболеваниями в начале сезона нас немного подломила, но это не оправдание и не меняет сути.

Приведу пример: Семен Сучилов занимал на Кубке мира 70-е места, уехал домой – сразу выиграл гонку на Кубке России. Есть и примеры в другую сторону: Таня Акимова и Карим Халили приехали с Кубка России, где были лидерами – да, здесь показали себя немного по-разному, но все равно ничего сверхъестественного. Это кое-что говорит об общем уровне – смотрите цифры сами, результат на табло.

Еще раз: на этапах Кубка мира выступают лучшие биатлонисты России.

– Тогда вопрос по тренерам: что сделано не так? Никто не ждет от команды побед в каждой гонке, но все равно выступление гораздо ниже потенциала.

– У меня есть понимание по обеим командам – что сделано не так и что теперь нужно сделать. Но я не готов в деталях выносить это на всех, это внутренняя кухня. Я понимаю, что многие на меня обидятся, но… Скажу то, что стоит проговорить.

У некоторых спортсменов сложилось мнение, что они будут разбегаться уже на этапах Кубка мира, набирать форму за счет первых гонок сезона. В этой части я принципиально не согласен – мировой биатлон давно ушел от такой практики, а мы, к сожалению, все еще мыслим так, стараемся следовать…

Соответственно, нам не хватило подводящей, развивающей работы до сезона. Объемы делали, но скоростной работы было недостаточно. Период вкатывания – между летним чемпионатом России (конец сентября) и до зимы – нас подвел. Где-то здесь мы ошиблись. Видимо, работа, которую сделала команда, не достаточна для достижения более высокого результата.

– Если совсем просто, команда недобрала или перебрала?

– В целом, команда не перегружена – это однозначно. Отдельные люди – да. На мой взгляд, Латыпов работает слишком усердно и перебирает. По Халили я точно понимаю, что причина – в перезагрузе. Но мы его точно не будем бросать, надо разговаривать с ним и его тренером, делать коррекцию – так продолжаться не может. Потерять такого парня мы не имеем права.

А, например, Матвей Елисеев далек от перезагрузки. То есть у всех разные ситуации.

– Прошлые сезоны команда специально начинала на разгоне – и сразу была в порядке. Сейчас от такой тактики отказались?

– Да, тренеры заранее рассчитывали на работу вдолгую по сезону, без форсирования. Разгона к декабрю мы точно не хотели и не планировали.

***

– В одном из эфирных интервью вы сказали, что регулярно напоминаете спортсменам: в гонке им не поможет ни мама, ни папа, ни тренер. Со стороны и правда кажется, что эта команда менее самостоятельная и зрелая, чем предыдущие поколения.

– Да, есть немного. Я не работал со сборной России много лет. И когда вернулся, то увидел и начал понимать, что… Не то что не те люди – просто ситуация другая. В прошлые годы работали другие тренеры, другие руководители, которые так или иначе выстроили процесс под себя, привили какие-то идеи, понятия – и это чувствуется.

Не хочу никого обидеть, но отличия с предыдущими поколениями есть. Но я подчеркну, что спортсмены хорошо воспринимают тренеров, готовы развиваться, стремиться к результату. Диалог у нас есть, понимание есть.

– И еще вы уже несколько раз говорили, что сейчас ничего не исправить – действительно?

– Имел в виду только декабрьские этапы. Исправить по ходу этапа можно разве что психологически, найти резерв в стрелковой части; а функционально вряд ли что-то можно сделать. Будем работать на новогоднем сборе.

Мы планируем заезд на Хмелевские озера (недалеко от Красной поляны, высота 1750 метров – Sports.ru) – тренеры посчитали, что эта высота хорошо подходит для подводки к этапам в Оберхофе. На сбор, как пока планируем, поедут 8 человек, отобравшихся на январь (Логинов, Елисеев, Гараничев, Латыпов, Миронова, Казакевич, Павлова, Кайшева). Остальные выступят на «Ижевской винтовке», а лучшие оттуда присоединятся к команде на сборе.

Некоторые спортсмены после этапа в Хохфильцене разъедутся по домам на день-два, но не больше. Этап в Оберхофе стартует на день позже, чем планировалось; поэтому, думаю, мы сможем этот дополнительный день провести на высоте.

– Логинов, который провел предсезонку отдельно, тоже поедет на Хмелевские озера?

– Ну кстати, как раз он пока раздумывает. Возможно, выберет другое место.

– Он так сдал из-за ухода на самоподготовку? Или рано говорить, что сдал?

– Я напомню, как начиналось межсезонье: изоляция, потом смена тренеров, перевыборы президента федерации. Только с середины июля у нас что-то началось: новое руководство, первый сбор.

В условиях пандемии мы отпустили на индивидуальную подготовку тех, кто изъявил желание. Логинов – как чемпион мира и тот, кто уже в прошлом году в большой степени готовился индивидуально – точно имеет на это право. Да, отпустили не только Логинова, а некоторых других тоже – в том числе чтобы рассредоточиться, держа в уме тему здоровья. Чтобы у нас не получилось такого: на сборе заболел один – полегла вся команда сразу.

Возвращаясь к Логинову: мы сделаем окончательные выводы после ЧМ-2021. Мое мнение: должна преобладать централизованная подготовка, тем более в олимпийский сезон. Весной сделаем хороший анализ, примем решение.

– Согласны, что стрельба Логинова ушла из-за того, что ему не хватило спаррингов осенью?

– Конечно, немного не хватило. Хотя в принципе спарринги у Саши были, даже когда он работал не с командой. Взять сбор в Сочи в октябре, я туда приезжал – они проводили спарринги с Максимом Цветковым. Максим – большой профессионал в этой части, хорошо конкурировал. Но видимо, такого формата все равно маловато – нужны более жесткие условия, регулярная стрельба в группе.

Таких примеров много. Та же Ольга Медведцева иногда находилась на самоподготовке осенью – и потом нам с Сан Санычем Селифоновым приходилось ее собирать до самого января, особенно в стрельбе. Ей – так же, как Логинову сейчас – не хватало совместной работы, стрессовой, концентрированной, участия в мини-эстафетках. В результате работа на рубеже была разлажена в начале сезона, и Оля добирала по мере соревнований – к январю была в полной готовности.

Логинов говорит, что потерял стрельбу. Как ее возвращать? И реально ли сделать это быстро?

– Шеф мужской команды Юрий Каминский сказал, что не особо в курсе, что именно делал Логинов в предсезонку. Правильно ли, когда тренер дает настолько много свободы?

– Спортсмен и личный тренер (Александр Касперович – Sports.ru) взяли на себя ответственность – надо дать им возможность реализоваться. Я за годы работы понимаю: если мы договорились о самоподготовке, уже не надо вмешиваться – ты можешь внести непоправимую ошибку.

У спортсмена и личного тренера было право вести подготовку, но сейчас, по окончании декабрьских этапов у нас есть право как минимум обсудить то, что мы имеем: проделанную работу, полученный результат… Это будет серьезный разговор. Надо понять, по плану все идет или нет. Если не по плану, делать коррекцию.

– Миронова точно не прогрессирует по сравнению с прошлым сезоном, и есть ощущение, что не слишком переживает насчет этого.

– Я бы не сказал, что не переживает. После спринта у нас был разговор по поводу ошибок. Она их видит, но не может сделать шаги, исключающие их. Думаю, они с тренерами работают, найдут концепцию. На ней никто крест не ставит – видимо, мы плохо работаем. Надо усилить подготовку и найти те моменты, которые Света упускает, и их закрыть.

– Последний круг Елисеева – решаемая проблема или физиология, с которой просто надо смириться?

– Здесь можно что-то решать. Отчасти проблема в том, что Матвей долгое время был настроен, убежден: мне нужно мощно начинать, потому что я себя хорошо чувствую на старте. С ним разговаривали тренеры, я тоже – и летом, и позже. Мы видим, что постепенно он выправляется и понимает: важен конечный результат, а не начало гонки. Подвижки есть.

Матвей Елисеев шел на медаль, но за круг вылетел даже из топ-30 – как и почему с ним это происходит?

– ЧМ-2021 пройдет в Поклюке (Словения) на сложной высоте – где будете готовиться?

– Тоже в Словении – места заказаны, все согласовано с принимающей стороной, СБР, Министерством. Место не скажу – а зачем? Иной раз не нужно знать, куда мы поехали. Все работают спокойно, а мы должны все рассказать и показать миру? Мне важен конечный результат, а не прелюдия.

– То, что в межсезонье не было сборов за границей, проблема?

– Вообще не проблема. У нас есть базы дома, их надо поднимать: Семинский перевал, Ханты-Мансийск, Красноярск, Тюмень, Чайковский – прекрасные места. Если сборная не будет там тренироваться, места не будут расти и развиваться.

Зарубежный сбор надо обосновать – для чего, почему именно туда, какие задачи решаешь? Просто поехать пожить в Европе? Если тренеру понадобится высота 2000 метров или определенный рельеф трассы, которого нет в России – это другое дело, поедем на Бельмекен или куда-то еще, дадим возможность. Но никто из тренеров не просил 2000 метров, а все остальное у нас есть. «Поедем сюда только потому, что это заграница» – думаю, время такого подхода ушло.

– Был ли момент в межсезонье, когда вам показалось, что что-то в подготовке идет не так?

– Я работаю с 14 сентября – день, когда подписан приказ Министерства. Даже если эти моменты и были, я не имею права в данной ситуации вмешиваться в работу, которая началась задолго до моего прихода, делать глобальные корректировки. Для них уже поздно, и меня любой специалист в этом поймет – так можно запутать и старших тренеров, и в итоге всю команду.

Если начинать с весны, то да, можно говорить о глобальной коррекции.

– В силах ли команда отыграть отставание полностью до чемпионата мира?

– Может, не в полном объеме, но значительную часть. Норвежцы в большом отрыве, и мы не имеем исчерпывающей информации, что они делали. Результаты у них великолепные, но неизвестно, что будет через месяц.

– Команда чувствует давление, напряжение из-за выступлений?

– Скажу только про себя – да, я чувствую.

– В вашей тренерской карьере были более сложные периоды по результатам?

– Сезон-2006/07, когда почти вся женская сборная взяла паузу после Олимпиады в Турине. Народ привык к высоким результатам, а лидеры ушли. Мы набрали молодых девчонок, год был очень тяжелый – по давлению со стороны прессы и не только прессы, атмосфера не очень. Хотя даже в этой ситуации у нас был шанс, например, в эстафете на ЧМ-2007.

Меня тогда пытались выгнать, но не получилось. Потом мы собрались тренерским составом: было хорошее понимание, что и как делать дальше. На следующий сезон мы подготовили команду, методически очень хорошо применили свои варианты – все делали почти интуитивно, но прогресс был. А в декабре 2007-го меня в очередной раз отстранили от работы с командой – за 1,5 месяца до ЧМ в Эстерсунде.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Наталья Горшкова; biathlonrus.com; globallookpress.com/Kalle Parkkinen/Newspix24, Kalle Parkkinen/Newspix24

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные