Блог Под прицелом

Кто на самом деле тренировал Логинова? Кого послал Елисеев? Как спасти Гараничева? На все отвечает шеф команды

Интервью Сергея Белозерова после ЧМ по биатлону.

Александр Логинов спас сборную России от безмедального чемпионата мира: в Антхольце он выиграл золото в спринте и взял бронзу в преследовании.

Других наград у нашей команды нет.

В прессе до сих пор гуляет много слухов: например, что Логинова тренировался вовсе не в сборной, а по планам личного тренера; Елисеев якобы хамил и вообще был неуправляемым, а состав на эстафету менялся несколько раз.

Вячеслав Самбур позвонил боссу мужской команды Сергею Белозерову и узнал, как было на самом деле.

– Возвращаясь к чемпионату мира в Антхольце, коротко выделю те моменты, которые меня порадовали и которые расстроили. Из положительного:

• Результат – золото и бронза Александра Логинова. Безусловно, большой плюс для него самого; но эти достижения надо рассматривать и в системе значимости для страны – эмоциональный подъем, стимул, интерес к биатлону;

Матвей Елисеев проявил себя как один из потенциальных лидеров. Да, у него есть тенденция к снижению результативности по ходу сезона, но если сравнивать ЧМ-2019 и ЧМ-2020, то он сделал шаг вперед. И мы сможем это развить;

• Прогресс Никиты Поршнева. Может, на фоне Логинова прогресс не такой яркий, но он есть. Никита соревнуется первый взрослый сезон на Кубке мира, старается бежать программу по максимуму; он пробился в масс-старт за счет достойного выступления на ЧМ.

К негативным моментам отнесу результаты Евгения Гараничева и Эдуарда Латыпова, на чьих проблемах еще остановлюсь отдельно.

Возможно, главный вопрос сезона: по чьим планам тренировался Логинов – личного тренера Касперовича или все-таки тренеров сборной?

Я расскажу очень подробно, чтобы было понятнее.

В сентябре, когда я стал старшим тренером сборной, мы хорошо пообщались с Касперовичем насчет подготовки Логинова. Два вопроса урегулировали:

1) Основная задача – успешное выступление на ЧМ. Хотя уже тогда поднимался ажиотаж, что Йоханнес Бо пропустит январь – и значит, Саня поборется за Кубок мира. Мы с Касперовичем пришли к решению, что не определяем борьбу за Кубок мира ключевой задачей.

2) Как и где мы готовимся к ЧМ, который в приоритете. Я рассказал, что запланировал сбор в Риднау – Касперовичу этот вариант понравился. То есть в двух вопросах мы совпали.

Касперович сразу попросился в Риднау – и я это воспринял на 100% положительно, понимая на тот момент, что у меня нет близкого контакта с Логиновым. Я же не мог навязать: я тебя буду тренировать, а ты меня люби. Контакт надо наработать через тренировочный процесс, через доверие и уважение.

Я понимал, что Касперович нужен в Риднау: это и подсказка в тренировках, и психологическая разгрузка после январских этапов – Саня его хорошо воспринимает.

Дальше. Весь подготовительный период Логинов работал по плану тренеров сборной: до сентября – по плану Хованцева и Истомина, с сентября – по моему плану, который я немного перепозиционировал относительно идей Хованцева.

Например, в сентябре Логинов выполнил 95% тренировок в том формате, который я ему предложил. Поменяли только одну тренировку: я хотел роллеры, а он выполнил кроссом – или наоборот, уже не помню. То есть поменяли даже не методику, а средства. Кстати, недавно мы с Саней возвращались к сентябрю, и он сказал: я тогда чувствовал себя очень здорово. И это подтвердилось на летнем чемпионате России.

Потом он пропустил октябрьский сбор в Рамзау по семейным обстоятельствам – естественно, в этого период у него не было снега и высоты. Саша провел это время в Саратове, направленность подготовки мы обсудили: больше имитационной и силовой работы.

Потом встретились в Тюмени: команда следовала одному плану – Логинов сказал, что пока не готов выполнять такую работу. Ему изменили план; подчеркну – изменил я, согласовав это с ним. Саня был у нас на полном контроле по кондициям, но неделю после Рамзау выполнял индивидуальную работу.

Потом мы разъехались по домам и вернулись в Тюмень – началась уже предсоревновательная подготовка, которую мы опять полностью согласовали. Было понятно, что Логинов не побежит отборочные гонки – в это время он сделал развивающую работу, с ней мы переехали в Идре. Весь шведский сбор Логинов выполнял абсолютно те же тренировки, что и команда – с этой подготовленностью мы вошли в сезон.

Остаются два сбора: новогодний в Обертиллиахе, куда мы с Логиновым приехали одновременно – 1 января. Там оставалось провести 5 дней, и для каждого спортсмена план был отдельный.

И наконец, Риднау – перед ЧМ. План для Логинова составил я совместно с другими тренерами сборной. Он был разбит на два цикла, если не вдаваться в подробности: восстановительно-аэробный, а потом сочетание развивающих нагрузок и восстановления. Сашу все устроило; единственное, в первом блоке он попросил больше пассивного отдыха.

Вопросов нет – человек за свои действия отвечает результатами, мне грех не полагаться на его понимание в таком тонком вопросе, как предсоревновательная подготовка.

Большой плюс Логинова – все действия и намерения он озвучивает тренерам; с нашей стороны остается только содействовать. Так что Саша в начале сбора больше гулял по туристической тропе и лежал – это пассивный отдых. Отмечу, что Логинов не зря когда-то потратил время на самообразование – сейчас он может квалифицированно вести беседу с любым тренером. В отличие от многих спортсменов, которые зачастую не понимают, что и зачем делают.

Касперович приехал в Риднау чуть позже, я показал ему план. Только одну развивающую работу Касперович попросил заменить на другую – и ее они выполнили два раза. Мне это было понятно, потому что, на мой взгляд, работа подходящая.

Поймите правильно, я не против Касперовича – у нас нормальные рабочие отношения, но никаких планов он не писал и Логинова не тренировал. Мне важна роль Касперовича не как специалиста, который выстроит тренировочный процесс, а как связующего звена, который установит хороший контакт между Сашей и тренерами команды.

Известно, что Логинов в январе нервно среагировал на ваши слова про его пропуск Рамзау – как уладили вопрос?

Мое интервью действительно вызвало у него отрицательные эмоции. На этапе в Поклюке я пригласил Сашу на разговор.

Скрывать не буду, я извинился, что вынес в медиа информацию, которую с ним не обсудил. Извиниться лишний раз, если сделал что-то не так, – нормальная история. Логинов положительно к этому отнесся, у нас была хорошая беседа, длилась в районе часа.

Ударили по рукам и нормально работаем, никаких проблем нет.

Как думаете, Логинов закончит после этого сезона?

Пока что его слова: готов соревноваться в марте. Насчет остального у нас не было разговора. С практической точки зрения бросать было бы неправильно, а там уж как он решит.

Главное, пусть решает не на эмоциях, а когда все пройдет и уляжется.

Логинову и правда надо завязывать – ему не дадут жизни в биатлоне

В последние дни много говорят, что Елисеев хамит тренерам, посылает их и вообще ведет себя нехорошо. О чем именно речь?

Матвей мне уже звонил: Сергей Иваныч, откуда это пошло? Я не знаю, откуда такая информация у Дмитрия Васильева и Анатолия Алябьева. Наверняка из общения с теми, кто в какой-то мере при команде – кто-то им так преподнес.

После сезона с Елисеевым нужно провести беседу на предмет его подготовки, потому что есть много моментов в организации. Общение с ним бывает проблемным. Но это понятно, потому что тренеров в команде меняют каждый год – любому спортсмену тяжело. Они сами-то понять не могут, кто и куда их ведет. Каждый раз приходит новый тренер, поднимает российский флаг, но идет с ним чуть в другую сторону.

А Матвей очень эмоциональный человек, и у него эти эмоции сильно увязаны с реализацией. Тот же Логинов не намного старше Матвея, но ведет себя и действует как состоявшийся спортсмен – берет и несет ответственность за поступки. Не у всех это получается, и это нормально. Работа тренера – не только методическая, но и педагогическая, психологическая: мы со спортсменами не должны целоваться в десна, но рабочие взаимоотношения как основа плодотворной работы.

Возвращаясь к вопросу: кого посылал Матвей? Меня не посылал. Хамства ни от него, ни от любого из спортсменов тоже не было – было недопонимание. Это рабочие моменты, которые есть в любом коллективе и которые уже решены.

Елисеев и его гибель на последнем круге – это вообще поправимо?

Я начал работу с Матвеем в резерве почти два года назад. Достаточно было тестирований, чтобы понять: мышечно он талантлив не меньше Логинова, но находится как бы на противоположной стороне от Саши.

Логинов – аэроб, ему от природы даны хорошие возможности утилизации лактата. Скажем так, он более приспособлен для нашего спорта.

Матвей обладает высокими координационными способностями, у него высокий анаэробный потенциал – что для нас, может быть, не столь важно. Утилизационные возможности ограничены, но это подлежит тренировке.

За счет участия в соревнованиях это все будет разрушаться. Соревнования – не оздоровительные мероприятия, а стресс и разрушение для организма. И у Матвея это происходит быстро.

Поэтому пока что его надо готовить точечно. Если впоследствии получится естественным путем четыре месяца бороться за Кубок мира – дай бог! Но в большей степени нужна подводка к отдельным стартам – и думаю, Елисеев принесет нам медали.

Не жалеете, что на ЧМ сняли Елисеева с индивидулки, а Логинова – с сингл-микста? Может, стоило сделать наоборот?

Логинов на этом ЧМ претендовал на медали на всех дистанциях. Эти медали нужны не для нашей отчетности – он мог завоевать их для себя, поэтому отказать ему в индивидуалке мы не могли.

Сингл-микст бегут всего сутки спустя; у нас стоял вопрос – может, после индивидуалки обсудить с Сашей его состояние и, если все хорошо, заявить на сингл-микст? Поговорив и с ним, и с Касперовичем, решили: надо дать больше отдыха перед эстафетой.

По Елисееву рассуждали так: да, он может стрельнуть четыре ноля в индивидуалке, но вряд ли ход позволит ему бороться за медаль.

А к сингл-миксту Матвей предрасположен неплохо. Обратите внимание: он регулярно стартует почти в ноги с Йоханнесом Бо – а Бо первые километр-полтора просто летит. В сингл-миксте, где круг как раз 1,5 км, это хорошо. Плюс есть перерыв перед вторым заходом – так что в функциональном плане гонка не представляет большой сложности для Елисеева.

Кроме того Матвей загадал нам загадку в пасьюте: 20-какие-то времена на первом и втором кругах, 50-какое-то на третьем и 60-е (последние) времена на четвертом и пятом. И это после 12-го места в спринте, где был один промах – казалось бы, хорошая готовность и хорошая стартовая позиция. Куда все делось? Как объясняет сам Матвей: когда стрельнул два на втором рубеже в пасьюте, понял, что медали не светят – так чего упираться?

И его очень сложно разубедить. Отчасти поэтому сейчас и пошли разговоры в его сторону: когда ты участвуешь в ЧМ на глазах у всех, бросать гонку – не лучший вариант.

Правда, что Гараничев все время тренировался по планам личного тренера Кугаевского?

Третий год Женя в индивидуальном режиме делает силовую работу. Хотя в июле комплексное обследование показало, что ему как раз больше нужно то, что предлагаем мы. Мы отложили это направление на память и, надеюсь, вернемся к нему в следующем сезоне.

Пока что результат такой: с индивидуальной силовой работой Женя способен показывать высокие результаты на длинных дистанциях. Чем гонка короче, тем ему сложнее, потому что не хватает мощности.

По всей остальной работе Гараничев на 100% находился в нашем плане – до сбора в Риднау. За несколько дней до него Кугаевский доложил мне: с вице-президентом Валерием Польховским согласован индивидуальный график подготовки Гараничева к ЧМ.

Я спросил: а что, у вас есть недоверие к нашим планам? Кугаевский ответил: у Жени своя специфика, а у меня есть знания. По сути, взял карт-бланш, имея договоренность с руководством. Я предложил вернуться к вопросу, когда заедем в Риднау. Там Кугаевский показал мне план; не скажу, что он был в рамках того, что хотели мы. Но и криминала я не увидел.

Я исходил из того, что Гараничев к февралю-марту при разных тренерах выходил на достаточно хорошую форму. Причем даже если не имел специальной подготовки – для примера достаточно вспомнить прошлый год: Гараничев и Логинов были со мной на североамериканских этапах, не вели централизованную подготовку к ЧМ, но в итоге были там лучшими.

В общем, Гараничева я отдал Кугаевскому. Что мы упустили: у него в плане не было моделирования соревновательной деятельности перед спринтом – работу делали, но другую. В итоге спринт у Жени получился как разгон, хотя разгон нужен был за три дня до, как это сделал Логинов – примерно на 10 км смоделировал гонку. Женя заходил по-другому, и спринт мы потеряли – хотя потом ногами Гараничев подтянулся почти до уровня Логинова.

Кугаевский взял вину на себя, но для меня вопрос не в вине. Он получил разрешение сверху у нового вице-президента, что требует определенной координации на будущее – кто и что конкретно согласует.

Вообще, касаемо работы с личными тренерами – на следующий год я, если останусь, таких вольностей допускать не буду. Не хочу потом побирушничать, кто кого тренировал и как все это собирать – мне самому есть что предложить.

Что за метания с составом на эстафету? Сначала Халили, потом Гараничев, сбилась расстановка

Мы устроили голосование, где Драчев и Хованцев выступили за Халили. Мотивировка простая: Гараничев в прошлом году отказался, а до этого всегда проваливал эстафеты.

Я, Истомин и Максимов выступили за Гараничева. Я рассуждал так: когда бы я ни ставил Гараничева в эстафету, он бежал нормально. Плюс по функционалу он предпочтительнее Халили; Карима мы действительно завели в Антхольц заранее, предупредили о возможном участии. Но я воспринимал его как помощь на случай форс-мажора – и никакого форс-мажора впоследствии не увидел.

Выпускать в эстафету с листа – плохой вариант. Выпускать после индивидуальной гонки – абсолютно полярной дистанции по отношению к эстафетному этапу – тоже сомнительно. Плюс надо помнить слова Халили после Оберхофа: я не ожидал, что здесь так быстро бегают – хотя первый этап как раз не очень быстрый, и Карим там не провалился.

В общем, по голосованию победил Гараничев. Наша расстановка была такой: Елисеев, Гараничев, Поршнев Логинов.

Ошибка Жени по поводу подводки к спринту нам стала понятна, а потом он встал почти в ноги с Логиновым, чего мы и добивались.

Оставалось решить загадку Елисеева. После пасьюта он пришел и сказал: ну и че мне теперь, за такой результат уже никуда не поставят? Я ему ответил: напрасно ты так считаешь – не ставим только на двадцатку, но в сингле рассчитываем увидеть тебя в нормальном состоянии. И он его показал.

В эстафете мы планировали Матвея на первый этап. Исходили из его физиологии и опыта на ЧМ-2019. Тогда на первом круге его сдерживал поток, на втором сдержали мы – практически в приказном порядке: ты никуда не бежишь, а идешь с теми, с кем вышел с лежки. Отстреляешь стойку – молоти на все, что получится. Таким способом он выиграл этап.

В этот раз ставили другую задачу – максимум +15 секунд от лидера. Задача Гараничева, которому уже не надо идти в потоке и под кого-то подстраиваться, удержать это. Средний дистанционный ход после спринта был нормальным, поэтому Женя должен был справиться. По большому счету, та же задача ложилась на Поршнева.

Но у нас произошел сбой при заявке. Начали разбираться и поняли, что главный тренер перепутал этапы Елисеева и Гараничева, заявив Женю на первый. Мы показали Хованцеву информацию на бумаге, в переписке, но исправить уже ничего нельзя.

Человек ошибся. С себя вины тоже не снимаю, надо было идти и проверять. Хотя практика всегда была такая: Хованцев заявлял мужскую команду – и проблем не возникало.

Вот это выбор на эстафеты! Сначала Халили предпочли Гараничеву, но потом переиграли

Кажется, у нас большие проблемы даже не с резервом, а с костяком: главным молодым усилением считаются Поршнев и Латыпов

Проблема Эдуарда тянется по сезону, и пока что мы не можем ее понять – спортсмен, кстати, тоже. На отдельных стартах его выступление совершенно не увязано с его функциональным состоянием, которое на самом деле довольно высокое.

Идут постоянные перепады – то ли это физиологическое нездоровье, то ли психология. Я склоняюсь ко второму: нестабильность из-за неправильного эмоционального восприятия соревновательной деятельности.

Приведу пример из Поклюки: мы единогласно решили ставить Эдуарда в сингл-микст, где надо развивать и держать короткую двигательную мощность. Кроме того, Латыпов подтвердил в тренировках, что способен стрелять быстро и качественно. В общем, мы сделали на него ставку, но по большому счету эстафета была провалена из-за Эдуарда: падение, суета, ошибки.

Оценивая его, мы каждый раз приходим к выводу: потенциально очень силен, но пока не собирает все воедино. Промежуточные всплески есть, но они скрываются или в эстафетах, или в пасьютах.

Кто сейчас помнит Эстерсунд, где Латыпов вытаскивал команду из ямы? Или преследование в Анси, где Эдуард хорошо работал на стрельбе и поднялся? Но у нас же никто не читает протокол дальше первой страницы.

Наверное, можно вести речь о приглашении психолога, но я больше за то, чтобы педагогическими методами ставить человека в определенные условия, когда ему будет нужно преодолевать психологический барьер.

Даже золото Логинова не отменяет главного: наш биатлон в диком кризисе. Никто не понимает, что делать дальше

Мы пробовали такое со стрельбой в межсезонье: больше работы, связанной со стрессом и работой на скорость (эстафетки, дуэли). Плюс дали большой объем стрелковой работы в период, когда было больше интенсива. Анализ показывает, что благодаря этому в стрельбе спрогрессировали многие. На будущий сезон будем давать эту работу еще более концертированно.

Как бы там ни было, Латыпов очень прибавил. Я бы напомнил, три года назад его включили в резерв волевым решением Касперовича – потому что формально Эдуард туда не попадал, был 32-м в рейтинге СБР. Сейчас мы рассматриваем этого человека на эстафеты, то есть прогресс есть.

Что касается Поршнева, то он показал хороший результат на ЧМ, несмотря на сложности в предсоревновательной подготовке. 21-е место в спринте, 11 – в индивидуальной гонке.

Да, выступление в масс-старте невыразительное, но сказались физиологические моменты, с которыми мы столкнулись впервые.

Это касается адаптации гор, где у некоторых спортсменов густеет кровь. Тот же Логинов прошел через это год назад – подскочили гемоглобин и гематокрит. Повышается нагрузка на сердце, ухудшается доставка кислорода к мышцам; точно так же затрудняется и выведение из клетки продуктов жизнедеятельности – спортсмен не просто закисляется, а по большому счету отравляется.

Логинов эти моменты уже чувствует и управляет ситуацией с врачом. Латыпов и Поршнев – еще нет. На сборе в Риднау после контрольной мы взяли биохимию – у Никиты были максимальные показатели за всю жизнь. Приняли меры для стабилизации, но требуется время, организм долго от этого уходит.

На днях мы узнали, что на сборе в Риднау главный тренер Хованцев полностью отодвинул от работы старшего тренера Норицына. Как было у вас?

Первый раз слышу, чтобы кто-то кого-то отодвинул. Все работали в штатном режиме. Вообще, я советуюсь с Хованцевым, у нас нет проблем.

Новый тренер в биатлоне – мощный мужик: познал бизнес 90-х (стрелки, дефолт, грузовики с майонезом), но вернулся в науку

h2>Скачивайте лучшее приложение про биатлон на iOS и Android

Все о ЧМ-2020 по биатлону – в телеграм-канале «Биатлон без Губерниева»

Фото: twitter.com/russianbiathlon; biathlonrus.com; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein; globallookpress.com/Hendrik Schmidt/dpa, Kalle Parkkinen/Newspix24; РИА Новости/Александр Вильф; instagram.com/kasperovichbiathlon; instagram.com/evgenii_garanichev; instagram.com/maksim_maksimov.g

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья