Под прицелом
Блог

Светлана Журова: «Не хочу, чтобы думали, что я дурочка или врушка»

Копачев и Самбур в гостях у олимпийской чемпионки и депутата Госдумы.

Россия почти каждый день теряет сочинские медали. Олимпиада-2014 превращается из гордости в позор и самое бессмысленное соревнование в истории спорта.

Громче всех антироссийской риторикой возмущается олимпийская чемпионка, депутат Госдумы Светлана Журова. Ее можно увидеть в эфире Соловьева, инстаграме Губерниева, услышать на пяти радиостанциях за день, а еще много-много прочесть в интернете.

Журова реально везде. И она верит, что против России разработал «специальный план». Но – какой?  

- Вы назначили встречу в Московском городском гольф-клубе. Часто играете?

– Два раза в месяц. Подсела на «симуляторные» турниры, один даже выиграла. Но сейчас на первом месте – хоккей. Касатонов, Кожевников и Фетисов давно «подбивали» вернутся на лед. А тут еще Наташа Рогозина, наш замечательный боксер, подключилась; она играет в Женской любительской лиге, и меня позвала. Я втянулась, появился азарт, даже голы забиваю.

Утром мы – парикмахеры, крановщицы, депутаты, а вечером – хоккеистки. Недавно играли турнир с девчонками из Новокузнецка. Давно не испытывала таких сильных эмоций! Никогда не думала, что кататься на хоккейных коньках так сложно. Мы-то всю жизнь ездили прямо, в одном ритме; а здесь нужно и в разные стороны, и вбок, и притормаживать.

- Как еще держите себя в форме?

– Катаюсь на лыжах, играю в теннис, хожу с детьми в горы. Летом – активный отдых в Судаке, зимой – Архыз, Терскол. Когда еще против меня не ввели санкции, выбиралась в Черногорию. Там крутой рафтинг. Но вот уже 3 года не езжу.

– И как вам живется под санкциями?

– Нормально. Вы что думаете, мне интересно метнуться в Милан за шмотками или в Париж за духами? Я наездилась по заграничным сборам во-о-т та-а-ак.

– Но санкции – все же ограничения.

– А я не безоружная. Вот недавно исполнилось 125 лет Международному союзу конькобежцев, меня пригласили в Швейцарию на торжественный прием, дали визу на 3 дня. Если общественное или культурное событие, то санкции не работают. Хоть где-то есть логика и здравый смысл.

Твиттер и соцсети

- Вы очень активны в соцсетях. Готовы прокомментировать и допинг, и бюджет, и спортплощадки. Зачем вам это?

– Это, наверное, мой недостаток. Я действительно считаю: если уж зарегистрировалась в фейсбуке и твиттере, должна быть активной; знать проблемы людей, объяснять им, почему мы принимаем те или иные законы. Я за свои слова отвечаю, пускай и трачу на это много времени. Не хочу, чтобы думали, что я дурочка или врушка.

Да, дети и подруги ругают, но я по-другому не могу. Даже если 2-3 человека что-то переосмыслят – это моя маленькая победа.

- Многим запомнился этот твит:

но еще больше – ваш ответ в комментариях:

- Что вы тут хотели объяснить?

– Ничего, просто эмоции. Я же человек. Жириновский себе и не такое позволяет. Я умышленно повелась на этот троллинг, ответила людям на их языке. Не молчать же, когда тебя оскорбляют? Пошутила, съязвила.

Эту же фотографию – Око Саурона – я публиковала два-три года назад. Не было реакции. А сейчас – бурное негодование.

Общество полюбило троллинг. Раньше я из дискуссий выносила конструктив, многих людей подключала к проектам. Сегодня – другие герои. Если пишешь гадости, угрожаешь, подначиваешь остальных – ты делаешь рейтинг, тебя все замечают. Если, наоборот, ведешь себя спокойно, предлагаешь полезные идеи – ты никому не интересен.

Я терпеливая, заблокировала только одного человека – он оскорблял близких мне людей, потом извинялся, всплывал под другими никами; я пыталась ему помочь, искала работу – думала, у парня столько свободного времени, потому что он ничем не занят. Но безрезультатно. Он до сих пор без дела. И таких, как он, много.

- Вы эмоциональная, живая, энергичная. Вам не скучно в Думе?

– Многие почему-то думают, что у меня – сидячая работа. Как за партой. Но это неправда. В кабинете я работаю с обращениями граждан, даю интервью. Ну да, есть заседания, круглые столы, парламентские слушания, беседы с иностранными делегациями – да, пожалуй, и все.

Депутат – представительно-законодательная власть. Даже в СССР так было – депутаты представляли свои среды и профессии. Все, что касается спорта или молодежи – мне близко.

- Но у вас много других должностей. Например, вы занимаетесь библиотеками. Хватает знаний?

– Объясняю. Когда я была зампредом и только пришла в политику, курировала спорт, молодежь, культуру и образование. По направлению культуры достались все библиотеки страны. Это большая ответственность. Но мне и это было близко. Я выросла в поселке, книг в доме не хватало, все детство пропадала именно в библиотеке. Для меня это священное место. Сейчас я попечитель Государственной научной-технической библиотеки, помогаю проводить два самых больших библиотечных форума – в Крыму и Суздале. Я этим горжусь.

Законы и Дума

- Год назад на «Дожде» вы признались, что вам не хватает думской зарплаты. Например, на то, чтобы учить ребенка в престижной английской школе. 

– Да. А вы думаете, все депутаты – олигархи?

- Нет, мы думаем, что зарплата депутата – 450 тысяч рублей – намного выше средней зарплаты врача или учителя.

 – Я говорила немного о другом. Не жаловалась. Просто объяснила свою ситуацию: я действительно оплачивала младшему сыну три года в школе, где хорошо преподавали язык. Тратила почти 50 процентов зарплаты. Сейчас ребенок занимается в центре спорта и образования «Самбо-70».

- Еще одна ваша цитата: «У нас нет депутатского фонда на исполнение полномочий, а людям помогать надо! Зарплата уходит на семью и помощь». Ваша самая большая жертва?

– 50-60 тысяч рублей. Жители Ленинградской области – не буду называть поселок – пришли ко мне перед 9 мая. Попросили денег на салют. Для людей это главный праздник в году, там много ветеранов – как можно отказать? Какие-то денежки дали бизнесмены, какие-то – я.

Салют в итоге был. Патриотично все вышло!

– Часто к депутатам приходят с необычными просьбами. С какими приходили к вам?

– Самая смешная: женщина купила пуховик, он оказался ей не по размеру, и она попросила его... купить. Меня. Я не шучу. Мол, назад товар не принимают, купите, пожалуйста, вы...

Часто просят организовать встречу с Путиным. Это самый популярный запрос. Есть и конкретные просьбы: построить или отремонтировать спортивную площадку, залить каток. Или такие письма: срочно вмешайтесь в суд, мы не виноваты.

Мы отвечаем всем, многим реально помогаем. Пуховики, правда, не покупаем.

 – Три полезные вещи, которые вы сделали в Думе.

– Моя гордость – законопроект по курортам Северного Кавказа. Там очень много преференций для регионов, выстроена модель развития, созданы специальные налоговые режимы.

Второе: специальные законы по подготовке Казани и Сочи к Универсиаде/Олимпиаде – звездность гостиниц, выкуп земли, другие опции.

Третье: я хоть и не автор, но ярый лоббист закона о приграничном сотрудничестве. Муниципальные образования наконец-то получили право заключать соглашения с территориями сопредельных государств – о сотрудничестве и дружбе, даже экономические соглашения. Раньше это была прерогатива субъектов и федеральной власти, а наши внутренние законы не соответствовали международным конвенциям. Несмотря на санкции, приграничное сотрудничество прекрасно работает.

– Есть законы, за которые вам стыдно?

– Стыдно... Я понимаю, на что вы намекаете. На закон Димы Яковлева?

– Вы голосовали «за».

– Мне до сих пор говорят: вы должны каяться всю жизнь. Но я не принимала этот важный закон бездумно. Да, у меня были определенные убеждения. И одно условие, которое обещали, но, к сожалению, не выполнили. Те дети, которые увидели будущих родителей и находились в стадии усыновления (а таких было около 50), должны были уехать за границу. Нельзя было останавливать этот процесс.

Я и тогда, и сейчас работаю с детскими домами. У меня есть друзья, которые занимались международным усыновлением. Их мнение для меня важно. И все они в один голос говорили: вы делаете правильно.

- Почему?

– Потому что мы действительно продавали детей. Отдавали их бесконтрольно. Именно американцам.

– Смотрите: была жаркая дискуссия, депутаты могли прислушаться к общественному мнению. Но вы этого не сделали. Многим депутатам после этого закона действительно было стыдно.

– А мне казалось, что общественное мнение было разным. Мы тоже собирали экспертов, рабочую группу. И не все были однозначно «за». И основная мысль: надо улучшать внутреннюю систему усыновления. Для страны ненормально, чтобы дети уезжали.

 - Нормально, когда дети получают семью. И неважно, в какой точке мира.

– Они должны получать семью в России. Дома. Это мое глубокое убеждение. И еще, многие ведь так и не прочитали закон. Мы ведь не запретили международное усыновление вообще. Мы запретили его только Америке, которая, к слову, усыновляла меньше, чем Италия.

- Спросим еще раз: вы сейчас не жалеете, что проголосовали «за»?

– Не жалею. У нас не было контроля и понимания, что происходит с усыновленными детьми в Америке. Один-два негативных случая, третий... Над детьми элементарно издевались.


Светлана Журова с сыновьями Ярославом и Иваном

Этот закон был подан в политическом ключе, хотя он один из инструментов – наладить законодательство в этой важной сфере. Это как с допингом: что мешало принять закон раньше? До всех случаев, которые привели к международному скандалу...

– А что мешало?

– Хороший вопрос. Не знаю. Наверное, не считали, что это так принципиально. По детям приняли еще перед Сочи – куда, казалось бы, раньше? А по взрослым – да, нужно было шевелиться раньше 2016-го.

- С новым законом допинг исчезнет?

– Это жесткий закон. На минуточку – введена уголовная ответственность. Статья 230.1: под склонением к допингу подразумеваются «любые умышленные действия, способствующие использованию спортсменом запрещенной субстанции. А это: обман, советы, уговоры, указания, предложения и так далее».

- Кого-то уже наказали?

– Пока нет. Но значит, закон работает – люди боятся предлагать допинг. WADA очень понравился наш закон. За рубежом детей вообще не проверяют на допинг – но наша проблема сидит глубоко. И мы первым делом задумались о ребятах, которым по 12-15 лет. Их нужно было спасать.

Допинг и система

– С законом WADA поддержало. Но в остальном поддержки нет. Кто виноват в сегодняшней изоляции России в спорте?

– Сейчас процент положительных проб России – 0,4. А в мире средняя статистика – 2 процента. То есть, в Россию не ткнешь пальцем, как раньше, и не скажешь – только они принимают допинг. Лавочка закрылась. Вот и придумали доклады, фильмы. СМИ, настроенные против нашей страны, ликуют, им есть о чем писать. Товарищ Зеппельт вон сколько фильмов снял...

– Все же понимают, что он пешка. Которая делает первый ход в большой игре.

– Ну слушайте: это план против нашей страны. Он был давно. И он частями реализуется. На каких-то этапах мы уходили в сторону, а сейчас поддавливают. Бьют по всем фронтам. А спорту досталось – потому что у нас он популярен. Сыграли плохо футболисты – вся нация обсуждает. Выиграли медали олимпийцы – страна сплотилась.

По Олимпиаде в Сочи есть любопытный нюанс. По количеству медалей американцы ведь были вторыми. А сейчас, после наших отстранений – первые.

Доверие к спорту исчезает, особенно у детей. Возможно, это тоже часть плана, чтобы в России подорвать любовь к спорту. Каждый год ставится вопрос: может ли спорт стать национальной идеей?

Иностранцы посчитали: наследие Сочи резонансное – строятся объекты, есть поддержка спорта, люди увлекаются ЗОЖ, стали меньше пить, отодвинулись от наркотиков.

Есть гениальный план, чтобы Россия стала хуже. В том числе, и в спорте.

– Простите, а чей план? Америки?

– Я не знаю. Но он существует. Историю с допингом красиво разыграли. Обвинили государство, хотя это вообще не система допинга! Ни в чем системы не было, а вот в допинге была! Ну смешно же... КГБ-шники меняли пробы – это вообще сюрреализм. Спецслужбы вскрывают пробирки – люди реально в этом уверены.

– То есть, по-вашему, нас обвиняют безосновательно.

– Я скажу, в чем дело: правда и там, и у нас. На Западе частный случай допинга – добьют человека до конца. А у нас нация не такая кровожадная. Когда русского спортсмена ловят на запрещенных препаратах, даже простые люди говорят: жалко. А у них не жалко. В этом разница. У нас ментальность другая. У нас и врага жалеют: мы спустя 70 лет с немцами в хороших отношениях.

А мне всех жалко. И Лэнса Армстронга, и Мэрион Джонс. Да, они обманули. Но даже на допинге они выступали так, что за них болел весь мир.

Но на Западе – они враги. Мы же своих быстро прощаем, даем второй шанс. Для Запада это нонсенс. Но так заложено в православии, в нашей культуре: не согрешишь – не покаешься. А покаялся – тебе все простят.

– В июле 2016-го мы на Sports.ru сделали небольшой, но очень емкий пост:

 

Мы так показываем всему миру свою борьбу с допингом?

– Насколько помню, решение по Ловчеву еще тогда не приняли официально – его дело разбиралось в CAS. И парня хотели таким образом поддержать. Он прославлял регион, приносил медали... Считайте это тоже православием.

Мне кажется, дело еще и в двойных стандартах. За один и тот же препарат иностранца могут мягко наказать или вовсе отмазать, а нашему «пришьют» длинный срок. Они ведь тоже провоцируют: вы просто не умеете защищаться. 

– Что мешает защищаться нам?

– Почти за каждым иностранцем стоит спонсор, который заинтересован в том, чтобы имя компании не было опорочено. А у нас государство не может выделить денег на защиту спортсмена в зарубежных судах. Поэтому ребята и девчонки часто остаются один на один с проблемой.

– Но сейчас не частная ситуация: в допинговой системе обвиняют именно государство.

– Да, поэтому, всем окажут юридическую поддержку. Министерство и Олимпийский комитет попросят деньги у спонсоров на хороших иностранных адвокатов. Уже нет другого пути. Сколько можно нас долбить?

– Есть ощущение, что государство пока никак не защищается. И не защищает спортсменов.

– Это тонкая тема. Я знаю, что представители Следственного комитета присутствовали на слушаниях в МОК, были юристы с нашей стороны.

– Одна из главных претензий: мы не объясняем свою позицию иностранцам. Простой пример – совет учредителей WADA, после заседания министр Колобков и президент ОКР Жуков закрываются в комнате, говорят только с русскими СМИ, игнорируя иностранных. Это правильно?

– Мы обсуждали это в эфире с Губерниевым: конечно, надо было выйти. Хотя, насколько мне известно, Павел потом все-таки поговорил с иностранцами. Я не знаю, как было построено это мероприятие – возможно, у них потом сразу было запланировано совещание. Если так, то Жуков и Колобков хотели в первую очередь объясниться со своими журналистами.

У нас отбирают медали, а мы молчим. Просто позор

– Но мы проигрываем информационную войну. Это факт.

– Это разная ментальность. На Западе понимают, что если созовут пресс-конференцию и поплачут, как лыжница Йохауг, то будет больше шансов избежать наказания. У нас надо посидеть и подумать: а что сказать? А если что-то скажу на эмоциях – хуже будет.

Они профессиональнее выстраивают линию защиты – нужно этому учиться.

Макларен

- Вы читали доклады Макларена?

– Да. Причем меня не покидало ощущение, что большая часть написана Родченковым, Соболевским, Степановыми. Диссертация на основе интервью... У меня вопрос к выводам: дырка в стене, подменяли пробы. Почему вы сразу не поехали? Почему не посмотрели – была дырка или нет? Может, он вам наврал? Родченков уехал в январе, доклад появился в июне – у вас было полгода, чтобы убедиться в его словах. Стенку вряд ли замуровали или перекрасили.

- Это частный вопрос.

– Так весь доклад и состоит из частностей. Или фильм «Икар». Там показано здание КГБ с посылом: именно там русские меняли пробы. Но на любых Играх хозяева отвечают за безопасность. И для спецслужб есть специальные объекты. Просто смешно.

Дальше вопрос к Макларену. Он маниакально утверждает, что русские меняли пробы. А почему камеры не стояли? Я как спортсменка десятки раз сдавала пробы, в том числе на Олимпиадах – и мне всегда казалось, что камеры должны быть везде. Они должны отслеживать не только спортсмена, но и допинг-комиссара. Мало ли что может случиться? У спортсмена должны быть гарантии – твою пробу не подменят, не выльют, не подмешают в нее соль...

Или еще аргумент – пробы можно вскрыть. Так давайте публично их вскроем? Где вы их хранили, откуда достали, что с ними делали... Пусть покажут, как и чем эти колбочки можно вскрыть? Их же не сургучом залили...

А царапины – это не вскрытие, это попытка вскрыть. Кто пытался? WADA? Лаборант? Я не знаю. Я сейчас на стороне спортсменов, которые в этой политической игре – жертвы.

– МОК утверждает, что без активного участия спортсменов подмена проб была бы невозможна. Они заранее сдавали мочу, а уже после допинг-контроля сообщали номера на пробирках.

– Кому сообщали? Это же сколько нужно было подменить проб? Целая лаборатория! Я не смеюсь, мне, правда, интересно: зачем? Эти же спортсмены сдавали тесты до Олимпиады, после Олимпиады на этапах Кубка мира – и все были чистые. Многие продолжали выигрывать. Или Родченков за ними ездил и все менял?

Я могу допустить индивидуальный случай: кто-то из спортсменов договаривается за деньги с допинг-офицером, но чтобы было так, как описывает Макларен – это фантазия.

Если у ребят все получалось – зачем им был допинг или, прости Господи, коктейли Родченкова?

Родченков

- Родченкова недавно призвали расстрелять.

– Я буду более корректна: он искушал спортсменов, умел найти рычаги воздействия. Наша федерация – Союз конькобежцев – никогда с ним не пересекалась. Но тоже пострадала.

 – Зачем этого человека награждали орденом Дружбы и почетными грамотами Президента?

– Он работал на WADA, искал новые способы выявления допинга. Почему бы его за это не наградить? Он же был подконтролен WADA – они высказывались о нем только положительно.

Меня вот вообще не наградили никакой грамотой, хотя я перед Сочи чем только не занималась. Но так бывает – кто-то подал списки, а кто-то – нет. Автоматически – подавали на людей, которые имели хотя бы минимальное отношение к Играм. А иностранцы сейчас пишут – ага, русские все просчитали, даже Родченкова наградили. Везде видят злой умысел.

Родченков всегда был одним из переговорщиков с WADA – и всегда это подчеркивал: ребята, я с ними на короткой ноге, решу спорные вопросы. По сути, он их сотрудник. Без согласования с WADA он бы никогда не возглавлял лабораторию. Он их полностью устраивал как ученый. И периодически под их заказ рассказывал, как выявить допинг: этот препарат ловится так, этот выводится вот так – и мы можем поймать его на таком-то моменте. Это и было наше сотрудничество с WADA, Родченков – наш вклад в мировую борьбу с допингом. Мы даже подумать не могли, что он такое сотворит. Государство видело в нем человека, который борется с мировым злом.

Он, конечно, очень странный. Насколько я знаю, писал эротические рассказы и рассылал их знакомым врачам. Там, говорят, такое было...

– Президент уже сказал, что под нейтральным флагом на Игры-2018 мы не поедем.

– Нейтральный флаг нам никто не предлагал. Президент сказал: для такой страны, как Россия, выступать под нейтральным флагом – унижение. Он не сказал, что мы не будем под ним выступать.

– Мы согласимся на унижение?

– Такое предлагать – это действительно унижение. Я еще два года назад написала в твиттере: «нас выдавливают под нейтральный флаг». Мне потом звонили, не буду говорить кто: «Светлана, зачем ты такое написала? Бах прочитал, МОК о таком даже не помышляет».

- Ваша осенняя цитата: «МОК не сможет лишить Россию Олимпиады». И теперь, после всех дисквалификаций, так же уверены?

– МОК будет сложно аргументировать, почему Россию нужно отстранить. Им это невыгодно. Проще сделать как перед Рио – отдать решения на откуп международным федерациям. А уж если они не допустят – ну, это их право. МОК в белых перчатках. Они прекрасно понимают, что без России Олимпиада неполноценная. Не будет хоккеистов – они в чем виноваты? Или фигуристов – по ним вообще вопросов нет. Или конькобежцы – одни голландцы будут выигрывать? А в бобслее – одни немцы? А в лыжах – одни норвежцы? 

В спорте должна быть конкуренция. И не надо путать спорт и политику.

У России отняли 2 серебра в биатлоне. Медалей Сочи все меньше

Фото: REUTERS/Maxim Zmeyev; instagram.com/alenakashchenko; РИА Новости/Максим Блинов; instagram.com/szhurova; РИА Новости/Илья Питалев; Gettyimages.ru/Pascal Le Segretain; РИА Новости/Владимир Песня; globallookpress.com/imago/Sven Simon; РИА Новости/Михаил Сербин, Алексей Никольский

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные