Блог С миру по Нитке

Олимпийские впечатления

В очередной главе книги Рене Штауффера «В поисках совершенства» рассказ о, без преувеличения, главной встрече в жизни Роджера Федерера. Олимпиада, юношеская любовь и травма стопы, которая пошла на пользу мировому теннису – в блоге «С миру по Нитке».

Рене Штауффер «В поисках совершенства. История Роджера Федерера».

Пролог

Предисловие. Никто его не ждал

Из Кемптон-парка в Базель

Мальчик познает теннис

Экубленс. Тоска по дому

Лучший из юниоров

Новичок карабкается на вершину

Новый тренер, новые дороги

Олимпийские впечатления

«К началу сиднейских Игр теннисная команда Швейцарии подошла в плачевном состоянии. Мартина Хингис и Патти Шнидер в последнюю минуту снялись с турнира. Олимпийский чемпион-1992 Марк Россе тоже отказался от участия незадолго до начала, и это стоило Федереру выступления в парном разряде. Швейцарский олимпийский комитет был в гневе. Теннисистов выставили избалованными и испорченными спортсменами, не понимающими настоящей ценности Олимпиады.

Швейцарская теннисная команда жила и столовалась в Олимпийской Деревне вместе с соотечественниками из стана стрелков, дзюдоистов и борцов – с ними же и общалась. Но Федерер оказался в привилегированном положении и жил один в комнате. «Это был лучший турнир в моей жизни», – рассказывал позже Федерер, когда в красках живописал свое восхищение Олимпиадой. Оно и понятно – все это очень отличалось от рутинной жизни по отелям. Церемония открытия, общение со спортсменами других специализаций, атмосфера Олимпиады, чувство сопричастности – все это поразило и швейцарскую теннисистку Мирку Вавринец. «Олимпийские Игры – это событие ни с чем не сравнимое, прекрасное и великолепное», – поведала она после одной из тренировок. Еще она хорошо отзывалась о молодой звезде швейцарской команды Роджере Федерере, который был на три года ее младше: «Я и понятия не имела, что он такой веселый».

Мирка родилась в 1978 году в городе Бойнице, что в словацкой части Чехословакии, и была единственным ребенком в семье. Родители уехали из коммунистической страны, когда ей было два года, и решили начать новую жизнь в пограничном швейцарском городе Кройцлинген на Боденском озере. Ее отец Мирослав когда-то был метателем молота, а мама Драгомира управляла ювелирным магазином. Осенью 1987 года, когда Мирке было 9, отец отвез всю семью в немецкий Фильдерштадт, где в тот момент Мартина Навратилова играла на турнире WTA.

Навратилова, тогда доминировавшая в женском теннисе, родилась в Чехии и, как и семейство Вавринец, бежала из страны. В Фильдерштадте она тепло приняла эту семью. «Мы несколько дней провели с ней», – вспоминала Мирка. Навратилова спросила, играет ли девочка в теннис. Мирка сказала: «Нет, я занимаюсь балетом». Восьмикратная победительница «Уимблдона» (в 1990 она выиграет и девятый титул) посоветовала ей попробовать. Она сказала, что физическая одаренность и спортивный талант сослужат Мирке хорошую службу на корте. К тому же Мартина не ограничилась советами и попросила Иржи Граната, бывшего чешского игрока, проживавшего в Швейцарии, посмотреть девочку.

Предчувствия не обманули Мартину. Мирка сразу же продемонстрировала способности в овладении ракеткой. А кроме этого у нее были еще хватка и выносливость. Теннисный инструктор Мурат Гюрлер, тренировавший Мирку в начале ее теннисного пути, вспоминал, что в игру она «уходила с головой». А после того, как 15-летняя Мирка выиграла юниорский чемпионат Швейцарии в категории до 18 лет, она рассказала местному журналу Smash, что «теннис это моя жизнь, но работать со мной нелегко, потому что я бываю очень упрямой».

По натуре она была невероятно целеустремленной и непреклонной. В 1993 после турнира в словенском Мариборе она убедила тренера поехать на соревнования в Хорватию. Часть поездки проходила по районам этой страны, где тогда еще шла гражданская война. Они ехали через разгромленные деревни, встречали на своем пути танки и горящие машины. Мирке было страшно, но амбиции не позволяли ей остановиться.

К 17 годам Мирка вошла в число 300 лучших теннисисток планеты. В 1996 году затяжная травма пятки на несколько месяцев выбила ее из игры, что привело к падению примерно на 300 мест в рейтинге. Невероятными усилиями к концу 1997 года она вернулась на 262 позицию рейтинга, и будущее представлялось ей радужным. «Я очень хочу попасть в тридцатку», – говорила она.

В этот период Мирка получила швейцарский паспорт. Единственной связью с исторической родиной оставались несколько родственников, живших в Словакии, и язык, на котором семья говорила дома – смесь немецкого и словацкого. А вот связи с Навтратиловой Мирка не потеряла и даже укрепила. К тому же ей крупно повезло – она сумела найти спонсора. Швейцарский промышленник Вальтер Руф помогал ей финансово.

Благодаря целеустремленности и выносливости – а также бэкхенду, который некоторые считали лучшим в мире – в 2000 году Мирка впервые вошла в Топ-100. Ей посчастливилось получить wild card на Олимпиаду и сыграть там, несмотря на то, что по рейтингу она туда не попадала.

Правда, Мирка сумела выиграть только два гейма в первом круге против будущей серебряной медалистки россиянки Елены Дементьевой, зато Федерер одерживал победу за победой. На Олимпиаде не было Андре Агасси и Пита Сампраса, а победитель US Open Марат Сафин, а также Тим Хенмэн и Майкл Чанг, находившиеся в половине Федерера, потерпели сенсационные поражения. Роджер одержал четыре победы и оказался в полуфинале. На тот момент это был лучший результат в его карьере, и, что удивительно, достигнут он был на открытых кортах.

Федереру было 19, и он мог стать самым молодым Олимпийским чемпионом в истории современного тенниса. Однако в полуфинале против 48 ракетки мира (то есть на 12 позиций ниже швейцарца) Томми Хааса из Германии он заосторожничал и проиграл без шансов. Он еще мог выиграть бронзу, но вместо того, чтобы войти в историю в качестве призера Олимпиады, потерпел одно из самых обидных поражений в карьере от 61 ракетки мира француза Арно ди Паскуале. Федерер вел 3:0 на тай-брейке первого сета, но проиграл 7 из следующих 9 розыгрышей, а с ними и тай-брейк. Во втором сете при счете 6:7 в «тринадцатом гейме» Роджер отыграл матч-пойнт и через два розыгрыша взял партию. В решающем сете Федерер взял подачу ди Паскуале, у которого начались судороги, и повел 2:1, но француз в итоге все равно выиграл – 7:6, 6:7, 6:3.

«Учитывая ход матча, я не имел права проигрывать, – сказал еле сдерживающий слезы Федерер, – Я очень хотел оказаться на пьедестале почета. Но теперь мне нечего отвезти домой, кроме гордости».

Но Федерер, еще недавно говоривший, что «теннис важнее девушки», уехал из Сиднея не с одной только гордостью. Его дружба с Миркой переросла в романтические отношения. Мирка рассказывала, что вначале она не знала о чувствах Роджера: «Поцеловал он меня только в последний день Игр».

А после этого их пути ненадолго разошлись. Она, как и весь женский тур, поехала в Японию, а потом в Европу. Несмотря на это, следующие несколько месяцев их отношения только крепли. Но публике пришлось еще долго ждать, прежде чем о новой паре пошли разговоры и в газетах появились их фотографии. Когда же пресса все-таки проигнорировала просьбу Федерера не устраивать шумихи вокруг их отношений, Роджер очень разозлился. «Я думаю, это не должно быть достоянием общественности, – жаловался он, – Я говорил со своей девушкой, и она тоже не хочет этого, потому что теперь нам придется отвечать на вопросы только о наших отношениях, а не о теннисе».

Однако Миркина карьера пошла не так, как она надеялась. На US Open-2001 ей удалось выйти в третий круг, где она проиграла будущей первой ракетке мира Жсютин Энен-Арденн, но цена за это оказалась слишком высокой. Несмотря на несколько операций и перерывы в выступлениях, ее, как и соотечественницу Мартину Хингис, постоянно преследовала травма стопы. В сентябре 2001 Мирка достигла своей наивысшей позиции в рейтинге – 76 – но порванная связка в стопе не позволила продолжать движение вверх и заставила взять отпуск на несколько месяцев.

US Open-2001 был последним серьезным успехом Мирки на корте – не считая победы над Аргентиной в Кубке Хопмана-2002, одержанной вместе с ее молодым человеком. Вскоре после этого в Будапеште она провела свой последний матч в WTA-туре, а ей было всего 24. Затем пришлось сделать еще одну операцию и вновь встать на костыли. Но Мирославе понадобилось еще некоторое время, чтобы понять, что карьера окончена. В ее досье остались 202 победы и 159 поражений – это считая фьючерсы и сателлиты – а также 260 832 доллара призовых.

Резкое и преждевременное завершение карьеры ввергло Мирку в депрессию. «Непросто в один день бросить любимое дело всей жизни, – сказала она позже в интервью на «Уимблдоне», – Я оказалась в глубоком кризисе. Самым тяжелым был момент, когда я 8 месяцев сидела дома и не могла ничего делать. У меня было много времени для размышлений и просмотра тенниса по ТВ. В те времена Роджер стал моей главной опорой. Он вернул мне теннисную жизнь. Сейчас, когда он выигрывает – я выигрываю тоже».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья