Блог Медвежий угол

Спортивный государственный терроризм

Два месяца назад я опубликовал текст под названием «Всем нам нужен Закон Родченкова». Мысль в нём очень простая: нынешнее антидопинговое законодательство способно ударить только по спортсменам и (реже) тренерам и врачам. Оно в принципе не способно добраться до чиновников – те доступны только для Уголовных кодексов своих стран.

Именно поэтому борьба WADA с государством, когда оно стоит за допинговыми схемами, почти бесперспективна. Опубликованное позавчера решение CAS – лишнее тому доказательство: даже такая смехотворная санкция, как запрет чиновникам на посещение ОИ-ЧМ, наложена с оговорками и ещё не факт, что устоит в Федеральном Суде Швейцарии.

Как справедливо отмечают многие читатели блога, такая ситуация почти не мотивирует государство к изменению своей политики. Особенно когда государство настолько дискредитировало себя в глазах мирового сообщества, что допинговое мошенничество выглядит чуть ли не как невинная забава на фоне всего остального.

Государство, конечно, тонко чувствует эту слабость мирового антидопинга и пользуется ею по полной программе. Вот об этом и хочется сказать несколько слов.

Обсуждая здесь тактику российских властей, я неоднократно приводил такую аналогию: террористы, окружив себя маленькими детьми, палят по всему, что движется вокруг. А любой ответный выстрел они объявляют покушением на жизнь ни в чём не повинных детей. И требуют от спецназа стрелять только в виновных, пользуясь при этом всеми благами цивилизации: судебными разбирательствами, правом на юридическую помощь, процессуальными гарантиями и т.д.

Эта аналогия с детьми (как, впрочем, и любая другая) всегда была довольно условной. Но прошедшее разбирательство наполнило её уже буквальным смыслом.

На процесс РусАДА против WADA в качестве третьей стороны были допущены 43 российских спортсмена. Разумеется, все они настаивали на неправомерности решения WADA. К слову «разумеется» мы ещё вернёмся – оно тоже показательно.

Не знаю почему, но российские спортсмены были разделены на 2 неравные группы (33 и 10 человек), представленные разными адвокатами – лучшими британскими и швейцарскими специалистами в области спортивного и частного права. В лучших советских традициях эти группы были сформированы строго по квотам: чтобы были пропорционально представлены мужчины и женщины, летники и зимники, звёзды и подающие надежды, москвичи и провинциалы, традиционные виды и экзотические и т.д.

Само это представительство указывает на хорошо срежиссированный спектакль: ясно, что кто-то сверху тщательно проводил отбор, нанимал адвокатов, разрабатывал каждому свою легенду. Иногда это смотрелось довольно комично, когда какой-нибудь сыктывкарский борец-вольник доказывал свою правоту ссылкой на швейцарский Закон о картелях или на заключение профессора Бовета.

Впрочем, на то профессиональные адвокаты и нужны. Я о другом.

Российские власти, «цинично и изощрённо подрывавшие антидопинговую систему» (цитата из решения CAS) не постеснялись притащить на слушания в Лозанну 10-летнего чемпиона России по скейтборду Сашу Гусева (так и написано в решении – Саша, не Александр).

Мочалова, который обвинялся в фальсификации базы, они в Лозанну не привезли. 10-летнего Сашу Гусева – привезли.

О чём говорил Гусев – понятно: он член Федерации скейтборда с 2016 года, и физически не может отвечать за манипуляции в период с 2012-го по 2015-й годы.

И как же он теперь без гимна, без флага, без спонсоров, с какими-то дополнительными критериями – да ведь рушится олимпийская мечта ребёнка!

А ещё задницы российских чиновников на слушаниях прикрывали колясочники-паралимпийцы Иван Голубков и Елена Крутова, незрячая дзюдоистка Виктория Потапова. А ещё – нацмены Начын Куулар и Саяна Ли (говорила о том, что стрельба из лука – в её монгольской крови с рождения).

Вы что же, товарищи из WADA, хотите обидеть инвалидов и нацменьшинства?

И знаете, что страшно? Все эти люди рассказывали арбитрам CAS, что зарплату им платит Минспорта, что зарплата их зависит от результатов, а результаты – от возможности выступать под российским флагом и слышать российский гимн. Рассказывали о квартирах и призовых (до восьми годовых зарплат), которые им светят в случае победы на ОИ и которых они теперь могут лишиться.

И никто из них не сказал, что винить во всех их проблемах нужно не WADA, а своих же чиновников, которые сфабриковали базу МАДЛ, чтобы спасти полторы сотни других мошенников.

Никому из них в голову не приходит, что эти мошенники (их старшие товарищи) крали медали, титулы, призовые у таких же, как они, детей и инвалидов. Причём и у российских в том числе.

И здесь одно из двух: либо эти 43 спортсмена действительно ничего, кроме своих аутов-нокаутов, не понимают (простота, которая хуже воровства), либо они искренне надеются, что и их государство когда-нибудь пригреет, обласкает, а главное – прикроет в случае допингового мошенничества. Именно поэтому я написал выше «разумеется» – никаких шансов на то, что хоть кто-то скажет правду, нет.

Их слёзы на слушаниях сделали своё дело: CAS обрушил всю тяжесть санкций на государство. Но беда в том, что, как говорилось в начале, государству плевать на эти санкции.

По детям и инвалидам стрелять нельзя, а дети и инвалиды по-прежнему в обнимку с террористами, поскольку связаны с ними одной финансовой пуповиной. Заложникам выгодно быть заложниками, они и есть главные бенефициары непрекращающихся терактов. Они вызывают всё меньше сочувствия.

Это и есть самое страшное.

Именно поэтому ничего глобально не изменится. За умными и глубокими доводами швейцарских и британских адвокатов, за дрожащими от праведного гнева голосами детей и инвалидов будет по-прежнему отсиживаться мурло государственной допинговой системы.

В любой нормальной стране выводы международного арбитража о совершении преступлений должностными лицами спровоцировали бы страшный скандал с увольнениями и расследованием.

В России – ни того, ни другого.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья