Блог Фигурный лед

«Она лежала без сознания, я был очень напуган». Падение Татьяны Тотьмяниной на Гран-при, которое чуть не сломало ей карьеру

От редакции: это текст ученицы школы Sports.ru Александры Пугачевой. Ниже – рассказ об одном из самых жутких эпизодов российского фигурного катания: ужасающем падении Татьяны Тотьмяниной на этапе Гран-при в США-2004.

17-тысячная Mellon Arena в Питтсбурге замерла от ужаса, когда Максим Маринин, выполняя поддержку, уронил партнершу на лед с двух метров.

Татьяна Тотьмянина лежала без сознания, окруженная толпой медперсонала, а растерянный Маринин смотрел на эту картину застывшим взглядом. Американская пресса приводила воспоминания зрителей с этапа Skate America: некоторые думали, что Татьяна уже мертва. 

И вряд ли тогда кто-то предполагал, что через полгода пара выиграет Евро и ЧМ, а еще через полтора – Олимпиаду.

*** 

Тотьмянина и Маринин несколько лет тренировались в Чикаго у олимпийского чемпиона-1984 Олега Васильева. На тот этап Гран-при (октябрь-2004) пара приехала в мощном статусе: двукратные чемпионы России, победители финала Гран-при, трижды чемпионы Европы и действующие чемпионы мира. Их преимущество над соперниками только подтвердилось после короткой программы – отрыв почти 8 баллов.

К новому сезону хореограф Лори Николь поставила паре произвольную на композицию Римского-Корсакова «Шахерезада». Татьяна и Максим уверенно шли к победе на этапе, но во второй день случилось жуткое: при выполнении поддержки лассо Маринин зацепился коньком о лед и не удержал партнершу над головой.

Через несколько секунд на лед высыпали медработники арены и Васильев. 

Тренер поначалу сохранял спокойствие: ему тоже доводилось ронять на лед партнершу – Елену Валову; правда, Валова падала удачнее – на колени и бедра. Но уверенность Васильева сменилась страхом, когда он лучше рассмотрел лежащую без движений Тотьмянину. 

«Я был очень напуган, когда подошел ближе и увидел то, что увидел. Она была без сознания, а мы не знали, серьезно ли это. Все сломано? Ничего не сломано? Мы не знали. Пока мы не получили результаты рентгенографии и компьютерной томографии, я был очень напуган», – рассказывал Васильев The Spokesman Review.

В раздевалке Тотьмяниной оказали первую помощь, а через 20 минут доставили в госпиталь Mercy – там ее обследовал заведующий травматологическим отделением доктор Ларри Джонс. Со льда в больницу за 20 минут – феноменальное время. Для понимания: сезоном раньше на чемпионате России Тотьмяниной стало плохо в КиКе – первую помощь оказывали не медики, а партнер; а в больницу фигуристка попала только на следующий день. 

Оперативность американцев объяснима. После смерти Сергея Гринькова на катке в Лейк-Плэсиде (1995-й) в Штатах причислили фигурное катание к видам повышенной опасности – вот почему на всех соревнованиях медперсонал реагировал на инциденты незамедлительно.

***

«Все произошло из-за технической несогласованности при поддержке. Максим не до конца вытолкнул Татьяну наверх, и она раньше времени начала вращение», – объяснял тогдашний президент ФФКР Валентин Писеев.

«Не знаю, просто не знаю, почему я ошибся, – вспоминал подавленный Маринин. – Шли секунды, которые казались вечностью, Таня продолжала лежать без движения, и я не мог понять, насколько серьезные у нее травмы. До меня стали доходить другие, совершенно прозаические вещи: мы в чужой стране. У нас нет денег. Покроет ли страховка предстоящее лечение — я не знаю. А если понадобится дорогостоящая операция?! И главное: как после всего я смогу посмотреть в глаза Таниной маме?».

Причину падения объясняли в том числе изменением системы оценок: после Олимпиады-2002 года ISU отменил систему 6,0 – теперь каждый элемент оценивали отдельно.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Новая система заставляла фигуристов и тренеров усложнять программы – то есть больше рисковать. Тотьмянина и Маринин исполняли поддержку группы пять на третий уровень, что давало высшую базовую оценку в новой системе. Писеев объяснял: «Новая система судейства заставляет спортсменов выполнять элементы более высокого уровня. Отсюда и погоня за технически более сложным выступлением и, как следствие, более высокими оценками».

Несмотря на сказанное, Писеев не видел закономерности именно в этом падении: «Этот элемент Тотьмянина и Маринин отрабатывали много раз, и то, что партнерша упала – неприятная случайность».

Сама Татьяна тоже не сводила инцидент к обновленной системе: «Не стоит связывать воедино новые правила и наше с Максимом падение. Просто фигурное катание действительно травмоопасный вид спорта».

***

На следующий день Тотьмянину выписали из больницы с сотрясением мозга и синяком под правым глазом – других серьезных повреждений обследования не выявило. Татьяна вообще не помнила падение.

Васильев сообщил, что ожидает ее на льду уже через 10 дней – на тренировке в Чикаго: «Неделю, я полагаю, она будет находиться в полном покое – не будет даже читать и смотреть телевизор. Ее состояние еще не очень хорошее, но опасности для здоровья уже нет». 

А через 20 дней Тотьмянина и Маринин вернулись к отработке поддержек.

Писеев заявлял, что ФФКР готова оплатить все расходы, которые могут возникнуть дальше. Но потом во время специального телевизионного моста с Чикаго президент Федерации Санкт-Петербурга Олег Нилов уточнил: лечение Тотьмяниной оплатят американцы. Федерация США потратила 50 тысяч долларов.

«Правда, нам об этом сказали не сразу, а только на следующий день. Видимо, американцы сначала убедились, что все не так страшно, и только потом приняли решение», – дополнил Нилов. 

Поскольку турнир Skate America транслировали по ТВ, кадры с падением Татьяны быстро распространились. Тотьмянину и Маринина, которые к тому моменту прожили в Штатах почти 4 года, завалили запросами на интервью и приглашали в шоу.

The Spokesman Review сообщала про забавный эпизод: вскоре после инцидента Татьяна шла по Мичиган Авеню в темных очках для скрытия синяков – узнавший ее бездомный спросил, как она себя чувствует. 

***

Впрочем, в большей моральной поддержке нуждался партнер Татьяны: Маринин постоянно чувствовал вину и на тренировках долго не мог поднять партнершу на ту самую поддержку – перед глазами вновь и вновь проносилось падение.

Плющенко уверен, что проиграл Олимпиаду Ягудину из-за колдуна. Он загипнотизировал Евгения от бортика – и это привело к падению

Тогда Васильев нанял для пары психолога. Поначалу имя пытались скрывать, но когда Васильев уточнил, что специалист работал с Евгением Плющенко, стало ясно – это Елена Дерябина. Ни она, ни Маринин не распространялись о том, как именно исправили ситуацию. Единственное, что сообщала Дерябина – она никогда не сомневалась, что Максим справится с трудностями:

«У них есть смелость сделать эту работу, что очень сложно. Нужно иметь мужество с самого начала», – говорила психолог.

Когда пара тренировала поддержки, Васильев смотрел Маринину в глаза, чтобы понять, сосредоточен ли он и готов ли исполнить: «И тогда мне ничего не нужно было ему говорить. Ты либо готов, либо нет», – рассказывал ChicagoTribune тренер. 

Впервые пара исполнила ту самую поддержку в ноябре на показательных выступлениях Cup of Russia – их участие в соревнованиях тоже планировалось, но пара пропустила этап. «Я перестал думать, трудно это или нет – я просто делаю это. Чем больше я думал об этом, тем больше я колебался», – признавался Максим. 

Тотьмянина и Маринин выиграли все главные старты сезона-2004/05, отобравшись на них после победы на ЧР. В следующем – олимпийском – пара выиграет все соревнования, а главное золото в карьере принесет произвольная программа «Ромео и Джульетта», поставленная Николаем Морозовым.

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Stuart Franklin, Jamie McDonald; globallookpress.com/Viktor Chernov/Russian Look

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья