Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Англия, Англия

Игрок «Тоттенхэма», который стал первым темнокожим офицером британской армии

Иван Тянтов – об Уолтере Талле.

alt

Проснулся Уолтер от толчка, волной пробежавшего по всем вагонам. Проезжали какую-то станцию в Западном Мидленде. Понял это Талл по бирмингемскому выговору новых соседей. И если даже он и ошибался относительно произношения, что в случае с брумми маловероятно, то одного лишь взгляда на упиравшуюся в горизонт равнину было достаточно, чтобы понять – ты уже в Англии. Совсем скоро поезд должен был прибыть в Лондон, однако особой радости от этого Уолтер не испытывал. Вот уже как несколько лет Талл вынужден был жить в детском доме, а потому сказать, что он возвращается домой у Уолтера язык не поворачивался.  

Раньше хотя бы рядом был родной брат Эдвард, но теперь и его не стало. Нет, с ним все хорошо, его усыновил стоматолог из Глазго и потому фамилия у брата теперь двойная – Талл-Уорнок. Эдвард рассказывал, что для Уорнока он как сын родной, и что тот уже обучает его основами профессии. Здорово, конечно, что у брата все так сложилось, но самому от этого ничуть не легче, потому как в детдоме теперь придется жить совсем одному. И хорошо еще, что приемный отец Эдварда выслал Уолтеру 52 шиллинга на дорогу в Глазго, и он смог провести все лето в семье Уорноков в Шотландии.

А ведь у него с братом когда-то была и собственная семья. Их отец, Дэниэл Талл, покинул родной Барбадос в 1876 году, поселившись в портовом городке Фолкстон на юго-востоке Англии и устроившись работать плотником. Там Дэниэл и познакомился с Алисой Элизабет Палмер. Девушку нисколько не смутило происхождение Дэниэла, мать которого была рабыней, и уже в ближайшие несколько лет от брака с Таллом она родит шестерых детей. Рак лишит ее жизни, когда Уолтеру исполнится семь лет. Год спустя Дэниэл женится на двоюродной сестре Алисы, Кларе. Но пройдет еще год и не станет самого Дэниэла. Прокормить сразу шестерых детей Кларе было не под силу. Семье грозила нищета, и поэтому она решает отдать нескольких детей в приют. А поскольку старший брат Уолтера, Уильям, уже работал и мог сам приносить в семью какие-то деньги, а сестры могли выполнять всю работу по дому, то лишними ртами в этом случае оставались Уолтер и Эдвард. С этого момента родной дом ребятам заменит детский дом в лондонском районе Бетнал Грин.

И это еще ничего. Уолтер с братом могли оказаться в Канаде, куда в течение десяти лет британское правительство отправило более чем 2000 сирот со всей страны с целью сохранить связь с уже бывшей колонией. Но вместо этого братья попали под попечительство семейства Стефенсонов. Семья эта обязалась научить детей моральному кодексу, в основе котрого лежало учение веслианской церкви, и дать им возможность получить хорошее начальное образование. Стефенсонами был также организован хор, который проедет по всем крупным городам страны с выступлениями, после одного из которых Уорнок и решит усыновить Эдварда.

Эдварду судьба улыбнулась и в улыбке этой угадывалась его будущая профессия. Уолтеру собственную жизнь нужно было устраивать самому. Пока он жил в детском доме, приходилось работать в принадлежавшей дому типографии. Когда исполнилось четырнадцать, то Талл в той же типографии смог устроиться на уже оплачиваемую работу. Неудивительно, что и свое будущее он тогда прочно связал с печатным делом, рассчитывая стать в скором времени сотрудником одной из лондонских газет. 

alt

С футболом Уолтер долгое время никаких надежд не связывал, хотя и был лучшим в команде детского дома. Ему было уже 20, когда он получил приглашение от одного из лучших любительских клубов Лондона. В «Клэптоне» он заиграл на позиции левого инсайда, став по окончании сезона одним из лучших игроков команды, сумевшей в 1908 году выиграть все титулы на уровне любительской лиги. Таблоид The Football Star оценил его как игрока с большим футбольным интеллектом, который по праву заслужил стать лучшим игроком первенства.

Согласно было с этой оценкой и руководство «Тоттенхэма», с которым Талл подпишет контракт уже в следующем сезоне. До этого Уолтер успеет съездить со «шпорами» в турне по Южной Америке, чтобы окончательно убедить боссов клуба в верности принятого ими решения. «Тоттенхэм» одержал тогда дежурные победы над командами из Уругвая и Аргентины, а Талл уже по ходу турне смог обеспечить себе место в основе. Единственной проблемой, с которой тогда пришлось столкнуться Уолтеру в Южной Америке, стала тяжело проходившая акклиматизация. «На этом солнцепеке я уже успел схватить солнечный удар и вот уже как несколько дней чувствую себя совсем плохо», – напишет он в письме брату.

Вернувшись в Лондон, Уолтер подпишет с «Тоттенхэмом» контракт на сумму в 10 фунтов стерлингов с еженедельной зарплатой в 4 фунта. Конечно, этих денег хватало на жизнь без нужды, но на большее и нельзя было рассчитывать. Еще в 1900 году футбольной ассоциацией Англии были введены подобные финансовые ограничения, что вызвало волну недовольства. Было организовано протестное движение, во главе которого стояли Билли Мередит, Чарли Робертс, Чарли Сагар и Сэнди Тернбулл, на тот момент ведущие игроки в составе «Манчестер Юнайтед». Требование их сводилось к отмене всех финансовых ограничений. В ответ на это футбольная ассоциация Англии пригрозила аннулировать профессиональный статус каждому из протестующих, что было вполне действенной угрозой, а потому в скором времени конфликт был исчерпан.

Но все это мало волновало Талла. Важнее было доказать болельщикам свое место в основе. Цвет кожи лишал Уолтера права на ошибку, ведь в противном случае многие не преминули бы напомнить тот факт, что он для них лишь внук раба. Но Талл осознавал, что, выбегая на Уайт Харт Лейн, он разрывал тем самым и ту белую линию, которой население Британии отделяло себя от всего остального цветного населения этой империи. 

alt

Годом ранее «Тоттенхэм» вышел во второй английский дивизион. Одного сезона хватило тогда команде, чтобы, заняв второе место, оказаться в числе двадцати лучших команд Англии. Однако дебют «Тоттенхэма» в высшем дивизионе вышел не лучшим, но к Уолтеру претензий быть не может, и после двух проигранных матчей «шпорам», наконец, удается свести вничью матч с «Манчестер Юнайтед». По признанию корреспондента The Daily Chronicle, работавшего на том матче, «в ту субботу игра Талла поразила каждого, кто видел ее». Спустя неделю в матче с «Брэдфорд Сити» Уолтер забьет и первый мяч в составе «Тоттенхэма». Казалось, что в этой команде Талл задержится надолго.

Все изменилось 9 октября 1909 года после гостевой игры с «Бристоль Сити». Уолтера и до этого стабильно освистывали во время выездов, но в Бристоле решили не останавливаться на этом. The Daily Chronicle в отчете о том матче напишет: «Зрители весь матч оскорбляли Талла. Брошенные в него низкие и грязные слова можно услышать разве что от грузчиков на Биллингсгейт Маркет. Между тем, Талла можно считать образцом поведения на поле и вне его для каждого из футболистов»

Для Талла в «Тоттенхэме» все было кончено. Руководство клуба решило, что будет проще лишить Уолтера места в основе, прежде чем клуб лишится собственной репутации после ряда подобных этому скандалов. В том сезоне Талл примет участие лишь в семи играх чемпионата, после чего будет отправлен в резерв. Казалось, что никто из клубов высшего дивизиона уже не решит связаться с ним, но уже в следующем сезоне Талл переходит в «Нортгемптон Таун» к тогда еще никому не известному Герберту Чепмену. Тот, как выяснилось, долгое время следил за Уолтером в его играх за резервный состав «Тоттенхэма».

«Я всегда считал, что поиски нужного тебе игрока, даже при больших финансовых возможностях клуба, являются очень сложным делом, а потому требуют более подробного рассмотрения. Разумеется, что тот, кого я хочу подписать, должен быть действительно хорошим игроком. Но ведь этого недостаточно, и есть множество других факторов, которые необходимо учитывать. А это опять же требует длительного времени. Но за всю тренерскую карьеру я все больше и больше убеждаюсь в том, что наиболее важным критерием при отборе игроков становится их футбольный интеллект», – подобным образом Герберт Чепмен осуществлял подбор игроков на протяжении всей своей тренерской карьеры, а потому и Уолтер не стал исключением из правила.

Уолтер пришел в по-настоящему тренерскую команду. Чепмен присоединился к «Нортгемптон Таун» еще в 1907 году. Команда тогда окончательно увязла в нижней части таблицы Южной Лиги. К тому же оказалось, что коллектив из Нортгемптона уже долгое время играет без главного тренера, а потому тридцатилетнему Чепмену было предложено взять на себя должность играющего тренера. Команда под руководством Чепмена в том сезоне сможет сохранить прописку в Южной Лиге, а уже в следующем выиграть ее с рекордными 55 очками.

Тяжело переоценить роль Герберта Чепмена в том успехе «Нортгемптон Тауна». Таллу хватило одного практического занятия с новым тренером, чтобы в этом убедиться. Каждую неделю Чепмен проводил с командой встречи, чтобы обсудить на них предыдущую игру команды и тактику, с которой «Нортгемптон Таун» выйдет на следующий матч. Но вот что по-настоящему удивило Уолтера в методах работы главного тренера, так это непосредственное участие игроков в обсуждении тактики и возможных изменений в составе к каждой из предстоящих игр. Чего добивался этим Чепмен известно с его собственных слов: «Я пытался привить игрокам таким способом чувство самоуважения и понимание того, что они являются не просто наемными рабочими, а коллективом единомышленников».

То ли Талл так вдохновился методами работы главного тренера, то ли Чепмен смог найти для Уолтера по-настоящему подходящую для него позицию на поле, но уже в первых 12 матчах за «Нортгемптон Таун» Талл сумел забить 9 мячей. Уолтера полюбили болельщики, а вскоре он стал кумиром уже всего Нортгемптона. Вот и сегодня, прежде чем попасть на стадион, каждый болельщик «Нортгемптона» проходит через улицу, названную местными в честь их самого любимого темнокожего игрока в истории клуба. Клуб этот, как оказалось, станет последним в карьере Уолтера, но в 1914 году поверить в это было сложно, и поклонники «Нортгемптон Тауна» уже провожали Талла в «Глазго Рейнджерс», надеясь в скором времени увидеть Уолтера и в составе сборной Англии.

Но на всех надеждах в 1914 году ставит крест Первая мировая война. Талл все-таки уйдет тогда из клуба, но не в «Рейнджерс», а на фронт. Вот только согласно предписанию британского военного ведомства №38 от 1914 года «отряды, составленные из представителей цветного населения диких племен и варварских рас, не должны быть задействованы в сражениях между цивилизованными государствами». Пришлось Уолтеру почти год проходить военную подготовку, живя в Лондоне и выезжая в Нортгемптон на матчи чемпионата.

alt

Наконец, в ноябре 1915 года, Талл в составе Футбольного батальона отправляется во Францию. В январе 1916 года он напишет брату: «Последние три недели мой батальон располагался в нескольких милях от линии огня, но сегодня нас отправляют на месяц в окопы на линии фронта, после чего каждый в праве рассчитывать на отпуск. Все эти три недели в тылу друг от друга ничем не отличались. Может быть потому многие парни даже рады, что мы, наконец, проведем ближайший месяц на передовой в окопах».

Талл примет непосредственное участие в битве на Сомме. Сражение, унесшее жизни 420 тысяч британских солдат, жизнь Уолтеру сохранило. Правда уже в декабре Талл получит осколочное ранение и будет вынужден вернуться в Англию. Однако за время, проведенное в боевых действиях, Уолтер успел произвести на офицеров из его штаба впечатление столь сильное, что те рапортовали о возможности получения Таллом офицерского звания. Но для этого Уолтеру, уже имевшему звание сержанта, необходимо было закончить школу подготовки офицеров. Вот только представить себе темнокожего офицером британской армии мало кто мог. И если бы не кадровый дефицит в офицерском составе из-за многочисленных потерь за годы войны, то вполне вероятно, что получить звание офицера Талл бы тогда так и не смог.

Но он смог, и уже весной 1917 года Уолтер Талл становится первым британским темнокожим офицером. Его с отрядом отправляют в Италию, к тому моменту уже охваченной войной. Отряд Талла участвовал в битве при Пьяве и смог во время одного из рейдов форсировать опасную горную реку с целью прикрыть отряд союзников и уже с ним вернуться в расположение части. Уолтеру удалось тогда выполнить это задание без единой потери, за что он был представлен к кресту героя.

alt

В последнем письме, адресованном Эдварду, Уолтер пишет, что война должна скоро закончиться, и он, наконец, сможет вернуться домой. А поскольку ни одной ноги у него не ампутировали, то и дальше продолжит играть в футбол, но уже в Глазго и за «Рейнджерс», чтобы быть ближе к брату. Да и о семье стоит ему уже подумать в этом возрасте. «Здесь никогда не получается выспаться и порой мне кажется, что когда-нибудь даже все оружие во Франции не смогло бы разбудить меня», – напишет он в конце.

25 марта 1918 года Уолтер Талл получает приказ вести своих людей в атаку на немецкие окопы. Его убило одним из первых. В школе подготовки офицеров недоумевали, как вообще кто-то из англичан станет выполнять приказы темнокожего офицера. В тот день его солдаты, с почерневшими от копоти и грязи лицами, рисковали собственными жизнями, пытаясь под шквальным пулеметным огнем затащить уже мертвого Уолтера обратно в свои окопы.

Подписывайтесь на блог автора

«Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Топовое фото: octagonbolton.co.uk

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей