Ностальгия и модерн
Блог

Все о штрафе Ферстаппену за аварию при пропуске Хэмилтона: почему наказали именно Макса? Он правда хитрил? А зачем вилял?

Ответы на все вопросы о самом скандальном крэше декабря.

Льюис Хэмилтон и Макс Ферстаппен уехали с Гран-при Саудовской Аравии после очередного совместного подиума при полном равенстве очков: по 369,5 перед финальным этапом. Победитель заезда в Абу-Даби получит все.

Но главная драма гонки в Джидде – даже не в результате, а в глупой аварии между лидерами чемпионата на 37-м круге. Сперва Макс вытолкнул Льюиса при обороне в первом повороте, а затем попытался вернуть сопернику позицию, чтобы избежать штрафа – и произошло вот это:

В итоге №33 получил 5 секунд за выдавливание семикратного с трассы, а уже после гонки – дополнительные 10 секунд за столкновение. И оба решения просто взорвали: ведь Макс дважды уступил позицию Льюису (второй раз – даже успешно), а в аварии, кажется, вообще не виноват – ведь именно «Мерседес» в него влетел.

В чем же дело? Давайте разбираться.

Хэмилтон не знал, что Ферстаппен его пропускает?

Похоже, это правда: судя по онборду с болида №44, «Мерседес» проинструктировал Льюиса о размене как раз через две секунды после контакта.

Причем непонимание и негодование семикратного чемпиона выглядело вполне искренне: вот так он проехал почти все полторы прямые до первого поворота – рука не на руле, а в жесте «что это было вообще»?

Хэмилтон и Ферстаппен опять столкнулись! Макс отдавал лидерство после нечестной обороны, Льюис не понял и влетел в «Ред Булл»

Почему Хэмилтон в любом случае не стал объезжать Ферстаппена? У него же было минимум пять секунд

Повтор действительно доказывает: с момента первого замедления Макса до момента контакта прошло около пяти секунд – а Льюис и сам успел притормозить. Но, кажется, ситуация его слегка запутала – особенно с учетом предыдущего пункта про неосведомленность о размене.

«Телеметрия показала, что Ферстаппен замедлился, потом ускорился, затем опять замедлился, – указал шеф «Мерседеса» Тото Вольфф. – Льюис не знал, [что Ферстапппену приказали пропустить], и, думаю, сообщения были переданы в неверном порядке».

Потому при таких обстоятельствах Хэмилтон определенно не хотел первым пересекать линию DRS – тогда именно пилот «Ред Булл» получил бы право на открытие антикрыла, разогнался бы на лишние 10 км/ч и, скорее всего, вернул бы лидерство (что в точности и произошло при второй попытке размена шестью кругами позднее).

Более того, намерение Льюиса признали и судьи – их вердикт гласит: «Однако, очевидно, что оба пилота не желали лидировать при пересечении линии определения DRS №3».

Именно поэтому Хэмилтон и сам замедлился: он не понимал, что происходит, и не собирался отдавать преимущество сопернику, ведь как раз подобрался на дистанцию повторной атаки.

Да, с учетом нечестной обороны теоретически можно было предположить, будто соперник возвращает позицию, но… Все-таки у Макса сложилась репутация не признающего ошибок гонщика, систематически выталкивающего конкурентов с трека. Очевидно, Льюис и не задумался о возможности добровольного размена, и давайте честно: с учетом обстоятельств и положения в чемпионате – у №44 были основания. Особенно без предупреждения с мостика.

Ферстаппен, выходит, специально хитрил?

Как вы уже поняли из части вердикта судей, не один лишь Хэмилтон хотел проехать вторым зону определения DRS. Да, для Макса самым удачным сценарием виделся именно ранний размен с последующей контратакой (ее №33 и провернул через шесть кругов), и потому лидер чемпионата изо всех сил старался отдать позицию Льюису до линии №3.

Справедливости ради, идея хитрости пришла с мостика «Ред Булл» в виде предложения «вернуть позицию стратегически».

И Макс поступил по инструкции: сбросил скорость после половины прямой.

За что оштрафовали Ферстаппена, если оба замедлялись, а Хэмилтона не предупредил «Мерседес»?

Сразу после контакта Хэмилтон возмутился по радио: «Да он провел брейк-тест!» Кажется, судьи согласились – и именно потому и выписали Максу наказание.

«Важнейшим моментом для наказания стал факт внезапного торможения и серьезного торможения (69 бар на педали, перегрузки при сбросе скорости в 2,4g) машины №33. Принимая факт того, что пилот №44 мог обогнать пилота №33 при первом замедлении, мы понимаем, почему он (и пилот №33) не хотели быть первым на линии DRS.

Однако внезапное торможение пилота №33 определено стюардами как отклоняющееся от нормы и стало фундаментальной причиной столкновения».

То есть, кажется, Ферстаппен в попытке уступить позицию сперва слегка притормозил, Хэмилтон его не понял и не обогнал, тогда Макс сбросил скорость сильнее и резче, чтобы успеть с маневром до линии DRS, а Льюис его снова не прочитал и влетел в хвост «Ред Булл». И, похоже, №33 получил наказание именно за последнее замедление, продиктованное именно суматошным желанием провернуть все по-быстрому и подготовить контратаку.

Со стороны казалось, будто судьи скорее выпишут «Мерседесу» денежный штраф за сбой в коммуникациях (как в практике в Аравии, например), но семикратные чемпионы, похоже, убедили в физической неспособности настолько быстро предупредить Хэмилтона. Судя по таймингу оповещения, у команды были основания – инженер опоздал всего на 5-10 секунд, и вышел в эфир сразу после крэша явно не для прикрытия Льюиса (придумать такое за мгновение – звучит не слишком реально).

Зачем Ферстаппен так вилял? Он специально хотел выбить Хэмилтона?

В комментариях встречался и такой вопрос – как дополнение к образу «опасного пилотажа Ферстаппена». Здесь как раз все понятно: раз Макс старался пропустить соперника как можно быстрее, то он судорожно высматривал того в зеркала и гадал, какую освобождать траекторию. Резко сместиться в сторонку он уже не мог из-за погашенной скорости – собственно, потому и не увернулся от столкновения сам.

Теория о нарочности столкновения не выдерживает критики ровно по той же причине: если бы №33 собирался просто собирался устроить обоюдный сход и сохранить преимущество в 8 очков в чемпионате, то мог запросто сделать это раньше – при жесткой обороне или на любом из трех стартов. Там стороны как раз максимально приближались к столкновению: за пределы трека вылетал то сам Макс, то Льюис. Ловить семикратного для того же самого на середине прямой – как-то абсолютно глупо, особенно когда шансы на победу еще оставались. Вспомните: Макс держался и дальше еще 7 кругов и при второй попытке сдачи позиции легко ее вернул.

Так что авария в Джидде – просто ужасно нелепое стечение обстоятельств. И хотя бы этим она и войдет в историю.

Борьба Хэмилтона и Ферстаппена в Саудовской Аравии: столкновение, штраф Максу и победа Льюиса

Хэмилтон заблокировал Мазепина, проигнорировал сигнал безопасности – и ничего. Ферстаппена штрафовали за такое

Упс, главный робот «Ф-1» сломался: Ферстаппен летел к поулу, но слишком резко нажал на тормоз – и закончил в стене

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные