Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Николай Дурманов: «Мы должны накачивать наш футбол деньгами. Потому что больше его накачивать нечем»

    Николай Дурманов долгие годы возглавлял российское антидопинговое агентство, руководил медицинским штабом Континентальной хоккейной лиги, входил в медицинский комитет УЕФА. Сейчас Дурманов без штатной работы, появляется в новостях только по случаю громких допинговых историй. Однако несколько недель назал он высказался по теме, где нет нандролона и эритропоэтина: в эфире программы «Удар головой» он пламенно отстаивал проект Объединенного чемпионата России и Украины. 

    Учитывая, какие проблемы у новорожденной лиги с медийными сторонниками, главный редактор Sports.ru встретился с Дурмановым и попробовал понять, почему эта лига нужна кому-то, кроме ее основателей.

    – За пределами авторов идеи у Объединенного чемпионата России и Украины почти нет сторонников. Объясните, почему вы – за?

    – В нынешнем виде мы не пройдем правила УЕФА по финансовому fair play, которые должны заработать в полном объеме в течение сезона 2013-2014. Это свод очень жестких и одновременно запутанных правил, которые были торжественно анонсированы Мишелем Платини три года назад. Следить за тем, как этот финансовый fair play выполняется, в УЕФА будет командование, на которое у нас нет никакого влияния. Поэтому Объединенный чемпионат – это если не единственный, то самый вероятный способ попасть, хотя бы ступить на краешек требований fair play. В противном случае нас ожидает следующее: бюджеты наших клубов будут существенно урезаны, прощай дорогие звезды-легионеры, прощай контракты, прощай большие планы, мы остаемся там, где были – на периферии, на футбольных задворках. Хотя сейчас с помощью нефтяных и газовых денег у нас есть шанс сделать то, что по-английски называется frog leap. Совершить большой прыжок – попасть и закрепиться среди лидеров европейского футбола.

    Давайте немного открутим кино назад и посмотрим – в чем истинный смысл этих новых финансовых правил. Отставим на минуту официально озвучиваемые версии о самоокупаемости, грядущем светлом будущем и ангельском лике обновленного европейского футбола. Многие серьезные аналитики говорят, что это способ зафиксировать статус-кво в европейской футбольной индустрии. При этом на первых ролях останутся те, кто раньше накачивался деньгами, в том числе нефтяными и газовыми, кто раньше занимался тотальной скупкой талантов по всей планете, кто раньше угробил свою собственную школу, кто сейчас по уши в долгах. А теперь они говорят: «Все, больше никаких больших денег! Что было – то прошло. С этой минуты будем жить по соображениям высокой морали и устойчивого развития». Получается, что fair play – это в каком-то смысле то же, что проворовавшийся интендант, который бросает полк в бой, чтобы списать прошлые грехи на боевые потери.

    Никто не спорит, новые финансовые правила УЕФА – это революция. Но одновременно – это способ зафиксировать нынешнюю табель о рангах и не дать молодым, финансово азартным и злым лигам, которые ходят вокруг, войти в элиту и получить возможность качать права.

    Кому-то не дает покоя этот газовый миллиард. Никто, кстати, не хочет слышать, что он не только газовый, ну, не суть. Начнем с того, что эта цифра не кажется такой уж большой.

    – Ого.

    – Многие скажут: «Вы что! сколько на миллиард можно сделать, сколько стадионов построить!» Миллиард – это цифра долгов одного «Челси», это совокупный долг всего двух клубов – «Барсы» и «Реала». Кто-то говорит, что распределение этого миллиарда среди российских и украинских клубов – чистый протекционизм. Послушайте, несколько дней назад был подписан коллективный договор английской премьер-лиги с телевизионщиками. За три года они получат 5 миллиардов фунтов стерлингов.

    – Пять с половиной.

    – Хорошо, пересчитаем на доллары – больше восьми миллиардов. Увеличение по сравнению с предыдущим контрактом почти на 75%, с чего это вдруг? Что, в Европе бурно растет экономика? Что, зрительский интерес вдруг внезапно почти удвоился? Утверждаю: это скрытая форма субсидии. Это попытка на дальних подступах войти в рамки fair play.

    – Боже. И кто же эти субсидии дает?

    – А это надо посмотреть по всей цепочке – в каком месте заходят эти бешеные деньги. Давайте разделим эти восемь с лишним миллиардов на сравнительно небольшое количество клубов английской премьер-лиги, которые будут бенефициарами по новому контракту, и мы получим сумму больше той, которую «Газпром» собирается распределить среди всего лишь 18 или 20 российско-украинских клубов. Вот они субсидии.

    Берем другой пример о скрытых субсидиях. Недавно провалилась попытка испанцев списать долги «Барсы», «Реала», «Атлетико» и других клубов. Там долгов почти на 3 миллиарда долларов, причем многие из этих долгов плохие, токсические.

    «Ла Лига – это два больших прожорливых клуба, которые обирают всех остальных»

    – Токсические долги – это какие?

    – Которые надо сейчас платить. Это задолженности по налогам, подвисшие трансферы, это огромное количество денег, которые нужно заплатить немедленно. И что решили испанцы? «А давайте спишем». Вы же понимаете, что такое футбол для испанцев?

    – Примерно.

    – Ла Лига! Мы чемпионы мира и Европы! Хотя если разобраться, это два больших прожорливых клуба, которые обирают всех остальных и присваивают львиную часть денег футбольно-телевизионного рынка Испании. И попробуй у них отбери эти деньги. Они тут же начинают говорить – мы, мы, мы. А кто «мы»? Вы – скупающие игроков со всего мира, да еще на взятые в долг не свои деньги. Что, Криштиану Роналду – испанец? Или Месси – испанец? Или Зинедин Зидан – испанец? Кто испанец?

    Так вот. Списать эти долги не дали. Не дали немцы. Они сказали: «Так, с этой минуты поподробнее, ребята. Вы хотите простить миллиардные долги своим футбольным клубам, которые благодаря своей авантюрной политике, на раздутых бюджетах, на гигантских трансферах, на мегазарплатах и бонусах, бьют всех, в том числе и наши клубы? И вы хотите расплатиться по их обязательствам нашими деньгами?» Испания – страна-банкрот, она живет фактически на немецкие деньги, которыми Евросоюз накачивает испанские банки. Немцы возмутились, эта сделка была похерена. И сейчас испанцы ищут другие способы, как обойти fair play и все-таки помочь своей национальной гордости – футбольной лиге – насчет этих злополучных миллиардов. И их не очень стесняет тот факт, что 50% молодых испанцев не имеют работы, идет массовая эмиграция, что экономика страны едва держится даже на подачках от старших европейских братьев.

    Дошла «Ла Лига» до того, что рекламирует другие страны. Вон на груди мадридского «Атлетико» уже красуется гордая надпись «Азербайджан. Земля огня».

    Нам опять подсказка. Нет, допустим, у какого-нибудь российского клуба по правилам УЕФА возможности привлечь деньги, вышли все лимиты – какие проблемы? Получаем спонсорские деньги от Якутии и лепим на майки подходящий слоган. Типа «Вас ждет Колыма!» Всем хорошо – клуб с деньгами, а телезрители во время футбольных трансляций внезапно вспоминают о необходимости чтить Уголовный кодекс Российской Федерации. Какая польза.

    Шейхи

    – Вы же понимаете, когда УЕФА введет fair play, будет специальный орган, осуществляющий контроль за тем, что есть рыночное спонсорство, а что – нет. Для того чтобы владельцы «Манчестер Сити» не платили себе же за рекламу на футболках 200 млн фунтов. Объясните, чем реклама на футболках за 200 млн отличается от газпромовского миллиарда?

    – Давайте посмотрим на эту святейшую инквизицию – тех, кто будет осуществлять этот контроль. Ее возглавляют два человека: Жан-Люк Деан – бывший премьер-министр Бельгии, такой вредный старичок, и Жозе Родригеш – бывший генеральный прокурор Португалии. Надо понимать, что эти двое из высшего европейского политического бомонда, которых не запугаешь и не купишь. Это люди, которые готовы выполнять свои функции достаточно жестко, в соответствии со своими взглядами. В конечном итоге финансовая комиссия должна будет резать по живому.

    Все знают про ситуацию с «Манчестер Сити», когда клуб накачивается деньгами якобы случайно забредших спонсоров и якобы по исключительно рыночному принципу. То стадион переименуют, кстати, почти за тот же миллиард долларов, то на майках чего-нибудь изобразят за страшные деньги. При этом совершенно очевидно, что и владельцы клуба, и так называемые независимые спонсоры – это один карман. Очень рыночно и очень fair play, ничего не скажешь.

    Вот еще случай – «ПСЖ». Боссам французского клуба уже сейчас интеллигентно говорят: «У вас «связанный спонсор» – он связан с владельцем. Нехорошо, что деньги заходят в клуб таким путем и в таком количестве». Арсен Венгер назвал ситуацию коротко и грубо – это, говорит, допинг, финансовый допинг – то, что дает нечестное преимущество вашим игрокам. На это арабские хозяева «ПСЖ» говорят следующее, привожу дословно: «Слушайте, мы строим международный бренд, эта сделка является для нас очень сильным и ценным символом. Катар как страна получит большие преимущества, вкладывая деньги в «ПСЖ» Мы хотим сделать их первыми среди самых больших европейских клубов. Другие клубы инвестировались 20 лет, а мы здесь только полтора года, и теперь нас заставляют прекратить денежный поток? It would be unfair. Это было бы несправедливо».

    Перевожу с политически корректного на обычный язык: «Слушайте, ребята, вы тут столько лет ураганите и купаетесь в деньгах, которые приходили откуда попало, и не надо изображать невинность и делать вид, что вы выращиваете своих талантов и живете на самоокупаемости. А то вдруг проснулись и протерли глаза».

    – Это разговор о справедливости. Но мы же говорим о законе.

    – В такой же ситуации, как «Манчестер Сити» и «ПСЖ», находятся очень многие клубы. Скажем, очень сложная ситуация с «МЮ». Всюду какие-то сделки на грани, связанные спонсоры, несвязанные. И проследить такие многоходовки крайне сложно. В конечном итоге, боюсь, решающим аргументом будет не буква закона, а общее впечатление. Далеко не всегда удается доказать связь спонсора с владельцем. Формально связи нет, но по общим соображениям, по впечатлениям – есть. Подождите, то есть это все-таки впечатления?

    Так вот, за исключением нескольких показательных нелетального действия порок, западноевропейские клубы вряд ли будут задушены этим самым fair play. А вот на «Газпром» могут напасть по-взрослому. Надо понимать: европейцы к нам никакой симпатии не испытывают, мы им на их празднике жизни сто лет не нужны и наш пахнущий газом и нефтью футбол им тоже не нужен. Мы богатые – они нет.

    «Западноевропейские клубы вряд ли будут задушены этим самым fair play. А вот на «Газпром» могут напасть по-взрослому»

    – Мы богатые? Мне казалось, что мы богатое государство, но нищая страна.

    – Футбол у нас имеет краник, и пока он бесконечный.

    – Жаль, этого краника нет у жителей Еманжелинска, Бугульмы, Стерлитамака и других городов.

    – Европейские футбольные чиновники понимают: если сейчас не поставить каких-то барьеров, то завтра четыре-пять, а, может, и больше российских клубов подойдут вплотную к уровню «Реала» и «Барселоны». Закачают себе гигантские деньги, наберут таланты со всего мира, не с первой, так с третьей попытки, но залезут в элиту и станут лидерами. И это будет с точки зрения многих европейцев дискредитацией футбола, как идеи: «Это же культ чистогана, все эти арабские шейхи, китайские железные дороги и русские олигархи, суверенные государственные фонды и скупка европейских клубов со всем движимым и недвижимым имуществом. Это разрушает систему национальной селекции, уничтожает метафизику зрительского интереса!» Этот играет здесь, завтра там, один из Коста-Рики, другой из Бразилии, третий из труднопроизносимой африканской страны. Не возникает сердечного родства между болельщиками и игроками, и в конечном итоге зритель меньше ходит на стадионы, меньше смотрит телевизор, и футбол как бизнес, как индустрия начинает чахнуть. Все правильно.

    Но где вы были раньше, когда этим путем шли итальянцы в 90-е? Давайте посмотрим на главных должников мирового футбола – там в тройке лидеров итальянцы. Этим же путем шли испанцы, англичане. И теперь вдруг выясняется: все, теперь мы калиточку закрываем, кто не успел – тот опоздал. Это справедливо? Это несправедливо.

    2 миллиона в год

    – Разве проблема российского футбола в том, что у него мало денег? В российском футболе сейчас бушует пожар, и мы пытаемся тушить его долларами. Но доллары его не потушат – они в нем сгорят.

    – Мы всего лишь стараемся повторить модель, по которой жили разные клубы, разные страны с разной степенью успешности. Ну, например, сейчас гордо говорится, что за прошлый год европейский футбол, в отличие от европейской экономики, в плане доходов вырос на 5,6%. Отлично, только за это же время зарплаты, бонусы и отчисления агентам выросли на 38%. Вы говорите: сколько денег ни бросай в эту машину, они разойдутся по известным адресам. Да, есть такая опасность, есть. Потому что так происходит везде. Но, с другой стороны, мы должны накачивать наш футбол деньгами. Потому что нам нечем его больше накачивать. У нас пока другой плодотворной дебютной идеи, как выражался Остап Бендер, нет.

    – А, может быть, нанимать дорогостоящих иностранных менеджеров, людей, которые имеют опыт строительства клубов за рубежом?

    – Что сейчас и делается. Давайте перечислим по пальцам наших тренеров.

    – Я имел в виду не столько тренеров, сколько ме-нед-же-ров.

    – И это делается, сейчас ищут людей. Более того, я бы предложил ввести наш собственный fair play, как сделали немцы, как делают французы, как это пытаются сделать англичане. Внутренний контроль. Почему у немцев в футболе с финансами не так плохо, как у остальных? Потому что у них система fair play внутри собственного чемпионата действует уже несколько лет.

    – Что это за система?

    – Примерно то же, что сейчас вводит УЕФА. Немцы начали раньше. Ну, у немцев есть свои национальные заморочки, например, контрольный пакет акций не может принадлежать никому. Самый мажоритарный акционер может владеть максимум 49% акций клуба. Хорошо, бундеслига неубыточна. Но та же самая «Бавария» знаете, какую прибыль дает? 2 миллиона долларов в год. Как крепкий среднего размера колхоз в Белгородской области.

    – Какая разница, какая прибыль у клуба? Важно, какой доход. Доход огромный, позволяет покрывать огромные расходы и даже вылезать в маленький плюс.

    – Знаем мы, куда идут эти расходы – мегабонусы, мегазарплаты, агентские комиссионные и так далее, по статистике на это уходит больше двух третей доходов. Но вопрос не в этом. Это опять-таки нам подсказки. У нас две подсказки. Один пример для нас Испания: ребята, с большими деньгами можно стартовать и двигаться вперед. Тут уже кумулятивный эффект: появились какие-то результаты – пошли зрители, пошли зрители – пошли деньги, пошли телевизионные трансляции – пошли еще деньги. На эти деньги можно развивать и юношеский футбол, и футбол как медиа-продукт, изучать психологию зрителей, заниматься маркетинговыми программами и укреплением инфраструктуры.

    А вторая подсказка из Германии: ребята, чтобы вот эти большие деньги не были разворованы, вводите жесткие правила и систему внешнего независимого контроля. И в этом смысле нам особо думать-то и не надо: берем первую модель, адаптируем под себя, берем вторую модель – адаптируем под себя, и получится гибридный путь для нашего развития.

    В противном случае мы будем выглядеть в лучшем случае сказочниками. Если не такой экстенсивный путь, как накачивание футбола деньгами, то что тогда? Вкладываем деньги в инфраструктуру и детские школы? Кто против – это обязательно надо делать. Но рассчитывать только на это… Через 15-20 лет, если не прилетит следующий астероид, мы, наверное, наших игроков вырастим – талантливых, хороших. Но это вряд ли.

    «Вы говорите: сколько денег ни бросай в эту лигу, они разойдутся по известным адресам. Да, есть такая опасность»

    – Почему?

    – Их скупят большие успешные раскрученные лиги. Мы же не можем им паспорта не выдавать. Мы живем в открытой экономике. В конце концов, в ВТО вступили.

    – Так что плохого в том, что футболисты уедут играть в сильные лиги? Это одна из проблем сегодняшнего русского футбола – игроки настолько сытые, настолько неконкурентоспособные, что в Европе они никому не нужны.

    – Хорошо китайцам. Полмиллиарда полуголодных работников, которым можно еще по башке настучать, чтоб тщательнее старались, как тут не стать мировым промышленным лидером. Мы проехали эту фазу общественного развития. В качестве окраинной, но, тем не менее, части европейской цивилизации мы должны опираться на принципы демократии, социальной ответственности и личной свободы индивида. Свобода есть, ответственность пока не отросла. Подождем.

    Опять обратимся к опыту других. И опыт заключается вот в чем. Большие деньги работают, они помогают перепрыгнуть через отсутствие инфраструктуры, через упадок в некотором смысле экономической морали. Они позволяют выйти на приемлемый уровень капитализации, набрать ход и потом на ходу наводить порядок. Это то, к чему УЕФА и призывает европейский футбол. Только то, что было раньше, как бы не в счет. И вот говорят: «Газпром» ведет себя точно так же, как шейх Мансур. Но шейх Мансур был раньше, а «Газпром» – сейчас». Двойные стандарты.

    Теперь что касается собственного Объединенного чемпионата, каким боком он соотносится с новыми финансовыми правилами УЕФА. Я думаю, все согласятся, что зрительский интерес и капитализация этого проекта будут высокими, по крайней мере, в первые пару-тройку лет. Дальше уже надо держать марку за счет качества, а не новизны зрительских ощущений. Есть на этот счет и мнения экспертов, и подсчеты экономистов. И с субсидиями для клубов Объединенной лиги можно устроиться элегантно. Два бухгалтера средней руки и пара юристов еще менее средней руки – и завтра на столе будет пять способов, каждый из которых будет безупречен с точки зрения fair play. Я не говорю уже о том, что можно устроить систему по продаже телевизионных прав, как англичане, и получить большие деньги за телевизионные права, распределяя их по клубам, чтоб штаны держались.

    Лоббисты

    – Вы ведь работали в УЕФА. В каком качестве?

    – Я числился некоторое время в медицинском антидопинговом комитете.

    – Что УЕФА за структура?

    – Тогда это было собрание очень многоэтажных и хитрых людей, у каждого совершенно четкое мнение, зачем они здесь, какие и чьи интересы они защищают. Там никакой дружбы, потому что собрались совсем разные люди из совсем разных бизнес-моделей. У меня сложилось впечатление, что считать УЕФА монолитом ни в коем случае нельзя.

    – Как вам кажется, в УЕФА могут воровать? Брать взятки?

    – Банальная коррупция, думаю, там маловероятна. И не столько, потому что на виду – это просто состоявшиеся люди, которые себя уважают и которые в эти игры не будут играть. Но, отвергая коррупцию, как принцип, никто не станет спорить, что там есть сложная финансовая политика, необходимость учета иногда полярных национальных интересов, взаимодействие с владельцами клубов, с крупными спонсорами, с агентским сообществом. Есть тяжелая тема общения с командой Руммениге – Ассоциацией европейских клубов, сборной очень сердитых парней, которые задают неприятные вопросы. Мы должны совершенно четко проводить грань между коррупционером и лоббистом. Я бы назвал УЕФА сборищем квалифицированных лоббистов, но ни в коем случае не коррупционеров.

    – Каким образом Объединенный чемпионат решать вопрос с УЕФА?

    – Во-первых, никто не сказал, что УЕФА будет против этой идеи. Кроме того, давайте при всей важности темы России для нас не будем забывать, что для них на сегодня есть более важные приоритеты. Я более чем уверен, что для УЕФА сейчас нет большей головной боли, чем «ПСЖ» и «Манчестер Сити», потому что оба эти случая на виду, засвечены в масс-медиа, они скандальные, да и тема Катара не самая простая в преддверии их ЧМ-2022. Здесь сталкиваются часто непримиримые интересы. Я думаю, им не до России сейчас. Потом вспомнят.

    Но мы должны понимать, что футбол – это не только бизнес и социальный феномен, но и элемент геополитики. И в этом смысле давайте глянем на разворачивающуюся битву за Украину между Евросоюзом и Россией, которая уже переросла все правила дипломатического приличия. Во многих умных книжках написано: как только Россия и Украина сойдутся вместе в какой-то общей структуре, считайте, что Советский Союз разваливали впустую, мощный евразийский центр снова есть. Конечно, есть люди, которые не рады такому политическому символу, как общий футбольный чемпионат. Потому что, кто знает, может, после Объединенного чемпионата вступление Украины в Таможенный союз покажется так, мелким эпизодом. Могу предположить, что на УЕФА будет воздействие со стороны тех, кто не хотел бы такого поворота событий.

    А тот кто скажет, что УЕФА выше политики, что футбол вне политики, тот будет лицемером. Потому что футбол и есть политика. Интересно другое. Почему так сразу, с пол-оборота завелся Блаттер?

    «Как только Россия и Украина сойдутся вместе в какой-то общей структуре, считайте, что Советский Союз разваливали впустую»

    – Может, потому что боится, что футбол рискует потерять свое самое доходное предприятие – Лигу чемпионов?

    – Думаю, что ФИФА не питает особой симпатии к УЕФА и не очень волнуется на этот счет. Так откуда эта немедленная боевая стойка? Конспирологи от футбола, надутые от переполняющих их знаний о тайных пружинах футбольной власти, пишут, что результатом глобальной перестройки и появления нового ландшафта в УЕФА будет восхождение Платини на вершину президентства ФИФА. Так что, есть люди, которые не заинтересованы облегчать ему жизнь.

    - То есть, по-вашему, Блаттер боится, что его подсиживают? 

    – Да.

    Альтернативный чемпионат России и Украины – угроза Лиге чемпионов? Риторический вопрос: а почему бы и нет? Если какая-то экономическая модель несостоятельна или нас там обижают, то почему бы не развивать альтернативную?

    – Лига чемпионов состоятельна.

    – Ну не знаю.

    – Как не знаете? Она зарабатывает большие деньги и распределяет их между участниками.

    – Среди 15-17 клубов, которые регулярно играют в Лиге чемпионов больше половины – законченные банкроты (если бы им дали по-честному обанкротиться). Да, это красиво, да, смотрят миллионы, но давайте всмотримся в суть вещей. Перед нами то, что мы так громко со слюной и пеной ругаем в исполнении «Газпрома». Вот оно все, до боли знакомое – дурацкие деньги, мегабонусы, отсутствие собственной футбольной школы, надутые спонсорские пакеты, не соотносящиеся с рыночными реалиями, контроль над клубами со стороны каких-то людей, для которых футбол стоит в одном ряду с собачьими бегами и разведением гоночных верблюдов. Мне понравилась реакция одного шейха, который год владел испанским клубом. «Надоело мне, у вас тут все деньги забирает «Барса» и «Реал», пойду-ка я…» И пошел.

    – Это хозяин «Хетафе»?

    – Да. Пошел и оставил клуб, зрителей и целый город в полном недоумении. Конечно, у всей этой истории с fair play есть еще более экзотические расклады. Пока самое экзотическое, что я слышал, – то, что собирается сделать «Трабзонспор». Они собираются за 40 млн долларов над родным городом Трабзоном построить гидроэлектростанцию, торговать электричеством и иметь 10 млн евро каждый год. Вам нравится?

    – Очень предприимчиво и без писем президенту. Почему бы и нет?

    – Ну, тогда норвежские клубы будут владеть сейнерами и заготавливать рыбу. Кто-то там из английских клубов уже застраивает отелями и пирсами остров для туристического бизнеса. В нашей стране появятся заводы, которые будут перерабатывать бензин и между прочим играть в футбол…

    По большому счету, теоретически, мне финансовый fair play нравится потому, что надоело видеть то, что сейчас происходит в футболе в Европе. Раздражают героические лицемерные позы: мы такие чистые, мы хорошие, мы такие устойчивые, популярные, не то, что вы. Ребята, не надо пафоса. Мы знаем, как вы устроены.

    Сенсоры, датчики

    – Вы долгое время возглавляли российское антидопинговое агентство. Последние пару лет о вас почти не слышно. Чем вы сейчас занимаетесь?

    – Очень интересной темой, которая называется мобильная медицина. Новое направление медицины: всякие сенсоры, датчики, которые вешаются на людей, параметры передаются в сеть, специальные программы проводят их анализ, оповещают о возможных проблемах. Кстати, абсолютно подходит к спорту. На футболиста навешаем умных гаджетов и зритель в прямом эфире увидит, как бьется его сердце, как он дышит, в каком состоянии он находится – в полном измождении или сачкует. Не уверен, правда, что эта инновация обрадует игроков…

    – А в жизни эта штука для чего?

    – Считается, что как бизнес эта история через несколько лет будет сопоставима по обороту с мобильной связью. Только в Америке и Европе около 450 млн хронически больных. Есть микро-устройства, которые могут измерять уровень сахара в крови и немедленно передавать эти данные в сеть для контроля лечения. Соответственно для диабетиков, которых десятки миллионов, это часто вопрос жизни и смерти. Есть гаджеты, которые могут оценить степень угрозы, например, инфаркта, и сообщить самому больному, врачам и родственникам об этой угрозе заблаговременно. В Англии такая уже действующая программа по диабету снижает уровень смертности почти в два раза, я уже не говорю о многих других интереснейших разработках.

    – Когда вы последний раз работали в спорте?

    – Я постоянно работаю со спортом. Ко мне обращаются коллеги из разных стран. В основном консультации на вечнозеленую тему «допинг не допинг». Ну и другие медицинские проблемы, чаще всего связанные с контролем веса в спорте.

    Нормальная страна

    – Не так давно вы возглавляли медицинский штаб КХЛ – крупной газпромовской структуры. В этом свете ваша позиция по Объединенному чемпионату выглядит довольно логично – поддерживаете недавнее начальство.

    – Да, я уже прочитал, что моя позиция – попытка войти в ту же самую реку, только тогда были шайбы, а сейчас – мячики. На самом деле я просто за справедливость. Мне, честно говоря, немного осточертело, что у нас в стране хором кричат, тыкают носом в недостатки, обвиняют, что мы такие-сякие, плохие, недоделанные. Я поработал не в одном десятке стран, была возможность посмотреть на всякие вещи в мире. Утверждаю: мы нормальная страна, только немножко истеричная. Хотя уже давно пора заканчивать с истериками и включать головы, как, например, в этой футбольной истории.

    – Мы обычная страна? А законы у нас соблюдаются так же, как и в других странах? Воруют тоже не больше, чем в других странах?

    – Да все примерно одинаковое. Лет восемьдесят назад у американцев воровали и коррумпировали так, что только держись. И сейчас воруют, только не у самих себя, как мы, а у других. Денежки печатают, и на них выменивают ресурсы планеты. Кто тут честнее, не сразу разберешься.

    Ну, мы в России из-за коллизий 20 века, а аналогов им нет в истории, чуть-чуть задержались в плане психологического и социального развития. Даст бог, дойдем и мы до таких высот экономического развития.

    «Утверждаю: мы нормальная страна. Только немножко истеричная»

    – Все здорово. Но есть большие сомнения, что на следующие поколения хватит нефти и газа. Пока их будут сжигать на такие дикие мероприятия, как Объединенный чемпионат.

    – Есть страна, которая тоже страдает от коррумпированности – Китай. Пройдет еще лет десять, и она будет абсолютным лидером по промышленному и, подчеркиваю, культурному развитию. Я много времени провел в Китае: там, кроме промышленности, еще невероятное развитие науки и образования.

    Есть другая страна, которая тоже лет через десять войдет в пятерку мировых лидеров, которая уже сейчас стала страной-локомотивом. Бразилия. Там зашкаливающая коррупция, жуткое расслоение общества, одни фавелы чего стоят. И, тем не менее, эта страна неотвратимо идет вперед и вместе Китаем и Индией тащит за собой мировую экономику. И, заметьте, тратят очень большие деньги на спорт и все, что с ним связано. Включая всякие пафосные и высоко затратные мероприятия типа чемпионатов мира по футболу, Олимпийских игр и т.д. Одно из двух. Либо планета заселена идиотами, совершенно не понимающими, как и куда тратить деньги. И мы одни из них.

    Либо спорт вообще, а футбол особенно – это социальный феномен, значение которого далеко выходит за пределы примитивной бухгалтерии. Рубль вложили, два выложили. Нет, сотни миллионов людей, приходящих на стадионы, и миллиарды, одновременно прилипшие к экранам телевизоров – это аргумент в пользу того, что перед нами уникальное явление, другого такого нет. И люди понимают, что это надо поддерживать и развивать. Что это не бессмысленно, а очень даже наоборот.

    Сергей Палкин: «На разрыв с УЕФА никто в Украине не пойдет – это нонсенс»

    Готовится побег. Как можно было спасти репутацию Объединенного чемпионата

    Анекдот смеется над рассказчиком. Роман Трушечкин – об Объединенном чемпионате

    Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин, REUTERS/Darren Staples, Fotobank/Getty Images/Alex Grimm, Claudio Villa

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы