android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Готовится побег. Как можно было спасти репутацию Объединенного чемпионата

Евгений Зырянкин говорит о том, что в проекте русско-украинской лиги сразу пошло не так. А заодно объясняет, почему авторам идеи все еще не удалось решить проблему в обход Николая Толстых.

Готовится побег. Как можно было спасти репутацию Объединенного чемпионата
Готовится побег. Как можно было спасти репутацию Объединенного чемпионата

Когда общество усердно жарится в каком-то судьбоносном споре, интереснее всего – да и спокойнее – тихо посидеть в стороне. Или полежать, да, правильно подсказываете. Помолчать, послушать, подумать. Я так и делал все три месяца нескончаемых обсуждений на тему объединенной футбольной лиги (для краткости я называю ее «объебольной»). Но нестерпимый спорщицкий зуд все-таки меня одолел, а унять его можно, лишь почесав языком. Попробую.

Ключевые позиции сторон в этой перепалке ясны: «идея глупая», заявляют одни, «идея нужная», утверждают другие. Я не служу в очистке и не обижаю кошек, тем не менее, я не согласен с обоими. Забегая вперед, добавлю, что с принципом «все взять и поделить» я тоже не согласен.

В чистом виде, сама по себе как таковая, идея совсем не глупая. Иначе она не возникала бы то в одной, то в другой толковой голове все двадцать лет, что Россия и Украина живут в разводе. Глупые идеи – это изначально нереальные или пустые выдумки. Например, предложение соединить РФПЛ с Бундеслигой или, скажем, первенством Бразилии было бы натуральной глупостью, посмеяться и забыть. Или, доводилось читать в старой периодике, родилась однажды мысль включить в чемпионат СССР национальную сборную, чтобы тренировалась круглый год в регулярном режиме, играла календарные матчи и ко всяким большим турнирам подходила идеально подготовленной. Посмеялись и забыли. Как и над тем, чтобы включить в высшую лигу представителей всех 15 союзных республик – посмеялись и ограничились двенадцатью.

Идея не глупая. И даже неглупая. Она как минимум интересная, в  ней есть простор, глубина, возможности, в ней немало разносторонних вариантов  и интриг

Нет, идея не глупая. И даже неглупая. Она как минимум интересная, в ней есть простор, глубина, возможности, в ней немало разносторонних вариантов и интриг. Она помогла бы сбросить балласт и сконцентрировать усилия на подъеме воздушного шара (в ином прочтении – мыльного пузыря, только у пузырей не бывает балласта, пузырь сам себе балласт) под названием «отечественный футбол». Но это, повторюсь, исключительно в чистом виде, без ремарок типа «лимит на легионеров отменяется». Сербы с хорватами и их соседи, как известно, тоже удумали союзную лигу, но они-то в битвах Загреба с Белградом хотят повышать класс своих парней, а не обогащать ландскнехтов (это слово понадобилось языку для почесывания – прим. авт.).

Другое дело, что у балканских братьев по два-три хороших клуба на лигу, объединение для них – возможность из нескольких «недочемпионатов» собрать один нормальный. А в нашей премьер-лиге десять с плюсом солидных и приличных команд, в украинской, по моим наблюдениям, шесть-семь. То есть, не меньше, а то и больше, чем, скажем, в Голландии и Португалии – странах с высокоразвитым футболом. Но если собрать российские и украинские в одну кучу, некоторые приличные команды самым противоестественным образом станут аутсайдерами, просто потому, что первых мест, как ни крути, на всех не хватит.

И вот поэтому (не только поэтому, но речь сейчас о турнирном смысле) идея видится мне запоздалой, искусственной и совершенно ненужной. Футболу русско-украинская лига, по-моему, не нужна. Сверх того, я почти убежден, что через два-три года эта лига будет не нужна и президенту «вечно восьмого» ЦСКА, и хозяевам «вечно четвертого» «Зенита». А уж «вечно шестнадцатому» «Локомотиву» и подавно. Кстати, любые сходства с действительностью в этом примере совершенно случайны и взяты с потолка; сорри, если кого обидел.

Итак, идея не глупая, но и не нужная. В споре двух сторон я, как всегда, на третьей. Теперь чуть-чуть рассуждений вокруг и около.

Ненужные идеи вполне могут жить и даже иметь легионы поклонников. (Я по-прежнему говорю об интересах  футбола, а не отдельных работников футбольной отрасли). Образцом такой идеи был Кубок Интертото – межсезонный турнир для середняков и аутсайдеров, без глобального турнирного смысла (в 90-е там, хотя бы, определялись три обладателя пропусков в Кубок УЕФА; а в 60-е соревнование после групповых турниров просто обрывалось), необходимый лишь букмекерам, не желавших простаивать летом без дела. Ничего, жил себе поживал сорок с лишним лет, пока не иссяк. Почему? Подан был правильно. Заинтересовал публику. Многие клубы гордятся успехами в нем. «КамАЗ», «Эстер», «Рыбник», «Локомотив» из Горно-Оряховицы. Почему нет? Футбол не из одних «Барселон» состоит.

Ненужные идеи вполне могут жить и иметь легионы поклонников. Например, Кубок Интертото. Или Кубок конфедераций. Или клубный чемпионат мира

Бессмысленны для футбола и два современных межконтинентальных турнира – Кубок конфедераций и клубный чемпионат мира. Однако регулярно проводятся, имеют жирный призовой фонд и неплохую прессу, собирают по всему миру телеаудиторию. Почему? Был подан, заинтересовал. Не только ведь европейцы живут на свете и смотрят футбол.

Я более чем уверен, что идея русско-украинского чемпионата, при всей ее запоздалости, искусственности и ненужности, могла найти гораздо более теплый отклик в болельщицких сердцах. Любимую команду у них никто не отнимает, разве что выигрывать она будет реже – зато нервяк перед играми сильнее и победы дороже. Отчего же они ополчились так, будто объявлено было не о союзе двух лучших лиг экс-СССР, а о том, что их любимые женщины отныне общедоступны и обязаны давать каждому встречному, или что зарплату им теперь будут выдавать на верхушке ярмарочного столба? Ну, то есть, почему не глупая в принципе идея выглядит глупой?

На мой взгляд, она была очень скверно подана. Не вовремя и, честно говоря, не теми людьми.

Потому и не заинтересовала.

Вспомните. «Зениту» присуждают поражение  за петарду, «Зенит» громко возмущается, шум, гам, обоюдоострая истерика. И пик, кульминация драмы – заявление  о том, что клуб выйдет из премьер-лиги и создаст свой чемпионат. Сказано это было, словно в сердцах, с надрывом от обиды, причем ребяческой обиды; обычно так наказанные подростки переходного возраста угрожают уйти из дому или взорвать школу. Никто ведь не подозревал тогда, что это не ультиматум вовсе, не демарш со слезами по щекам, который наутро или чуть погодя, когда утихнет душевная боль, самому заявителю покажется смешным, а давно планируемая, продуманная акция. Просто сообщенная сгоряча. А может, и не сгоряча, а может, и с умыслом – в расчете, что как раз сейчас идеальный момент, и народ поддержит горячо любимый всей страной «Зенит» и его руководителей. И тут выяснилось, что в стране-то, оказывается, (в этом месте рукопись безнадежно испорчена и восстановлению не подлежит).

Все могло быть воспринято иначе. Достаточно было немного поиграть в политику – сказать и сделать не то, что хочется, а то, что требуется. То есть, во-первых, не скандалить по поводу «технаря», а покорно согласиться со всеми решениями, признать жестокую справедливость регламентов, пообещать «улучшение работы с фанатами» и «обеспечение должных мер безопасности участникам соревнований и зрителям», проделать в течение недели-двух какие-то показательные шаги. А уж затем, во-вторых, запустить в массы идею объединенного чемпионата – тонкими намеками и пожеланиями из уст авторитетных, популярных в футбольной среде персон. Подготовить почву, взрыхлить, удобрить, и уж потом рассеивать зерна.

Я понимаю, что слишком много на себя беру, поучая умных, успешных людей, значительно умнее и успешнее меня, добившихся больших высот в жизни и карьере. Но любой толковый советник сказал бы то же самое, для того они и нужны, чтобы не заискивать, а подсказывать и в случае чего даже оспаривать. Не надо было Алексею Миллеру брать на себя эту миссию, подставляя под удар и себя, и идею. Хотя он, скорей всего, просто не подозревал, что вместо оваций разразится обструкция. А болельщиков именно то и покоробило, что «Газпром», привыкший, скажем прямо, прогибать конкурентов, поднял руку на весь чемпионат, на РФС, только-только начавший подавать признаки выздоровления, и собрался все это подмять под себя или выбросить в помойку.

Не надо было Алексею Миллеру брать на себя эту миссию, подставляя под удар и себя, и идею

И ведь даже это не исковеркало идею целиком. Только когда обнаружилось, что среди активистов новой лиги многолетний «теневой» руководитель российского футбола Евгений Гинер, и что под прикрытием ностальгии готовится побег от а) Николая Толстых, б) финансового «фэйр-плея» УЕФА, – вот тогда российско-украинский чемпионат и огреб 75 процентов против. Зритель узнал тайну фокуса, ему стало неинтересно, а многим просто неприятно.

Больше того, украинцы, поначалу вроде бы проявившие любопытство к союзному турниру (Игорь Суркис, во всяком случае, почти сразу сказал, что это перспективная затея), тоже раскусили суть, что они здесь нужны в основном для декорации, для придания логики процессу, а вовсе не как полноправные компаньоны. И что будь у россиян возможность создать национальную лигу, независимую от РФС, они бы и не подумали вовсе о соседях. К чему было бы городить общий огород, если задача не в том, чтобы воспользоваться наделом соседа или его лошадью и телегой для поездок на рынок, а всего лишь в том, чтобы жена не лезла к маковой грядке.

Конечно, с УЕФА можно было бы договориться об «особых условиях» применения этого самого фэйр-плея – как договорились ранее о расширенных сроках трансферного периода. «Проблема Толстых» не решится – вот в чем загвоздка. В долю он не вступит, потому что враждует с тем же Гинером, с Прядкиным, это не просто разные лагеря – это полюса, это две воюющие армии. Сдвинуть его тоже нельзя: новый президент РФС – гарант для верховной российской власти. Она была немало обеспокоена «болотными протестами» и, чтобы успокоить ситуацию, сознательно провела честные выборы в одной из главных отраслей бытия – футболе, причем внимательно следила за тем, чтобы процесс от начала до конца проходил прозрачно и безупречно. Так что Толстых сейчас, можно сказать, под особой защитой, и именно поэтому он так бесстрашно, напористо и даже яростно ниспровергает оппонентов.

Иначе Алексей Борисович, самый близкий друг Владимира Владимировича, давно бы уже решил эту проблемку.

Думаю, это понятно всем и без меня. Но без этого рассуждения  были бы неполными.

Я добрался до пункта «кто должен был озвучить идею», и застрял на нем. Перебрал всех, кого вспомнил. Того не любят, этого не станут слушать, один дурак, другой чужак, третий жулик, кто-то смешон или вышел в тираж, тот пристрастен, а этого вообще какое дело, пусть не лезет. Как Штирлиц перебирал фотографии, так и я здесь. Остановился было на… Толстых – да, получилось бы внушительно – и самому стало смешно: он не согласился бы и за миллиард евро лично ему. Кто же тогда?

Без согласия и участия РФС документы новой лиги не могут быть представлены в исполком УЕФА, и тот не станет рассматривать вопрос, и не вынесет его на Конгресс

Наверное, футболисты. Допустим, Зырянов, Семак и Широков с российской стороны – Шевченко, Шовковский и Тимощук с украинской. Вот им бы, скорей всего, поверили. Побухтели бы, как водится, поскрежетали зубами – но раз игроки «за», значит, в этом есть смысл. И задвигалась бы идея, зашевелилась бы, поддержанная тысячами голосов и дум, и материализовалась бы в итоге, и воевал бы сейчас Николай Саныч с мельницами.

Только я, конечно, знать не знаю, «за» ли игроки. А что, если и они не «за»?

Что ж, в любом случае слово переходит к Толстых. По сути-то, как он скажет, так и будет. Без согласия и участия РФС документы новой лиги не могут быть представлены в исполком УЕФА, и тот не станет рассматривать вопрос, и не вынесет его на Конгресс – ни на майский в Лондоне, ни на следующий, в марте в Астане. Тут можно было бы добавить, что утрясти ситуацию надо еще и с ФФУ – но эта задачка, кажется, попроще, если отдать в ее ведение некоторые рычаги влияния и договориться о комиссионных. Но я не утверждаю, всего лишь допускаю. Вполне вероятно, что и с украинской федерацией общего языка найти не получится.

И знаете, лично я не огорчусь ничему, кроме неприятных новостей и силовых действий. Если все пройдет цивилизованно, если все стороны с чистыми сердцами сойдутся на едином решении (то есть, тот же Толстых, разумный и рассудительный профессионал, вдруг увидит в маршруте новой лиги путь в светлое будущее, и наша футбольная жизнь станет чуточку лучше) – пусть будет Объединенный чемпионат, хрен бы с ним. А нет – я с удовольствием, и временами без него, продолжу следить за двумя чемпионатами. Нисколько не парясь над тем, что и дальше, как и прежде, не киевское «Динамо» будет ездить ко мне в Москву, а я к нему на Украину.

Автор – редактор журнала PROспорт

Анекдот смеется над рассказчиком. Роман Трушечкин – об Объединенном чемпионате

«Уверен, что будет хуже». 10 тезисов Юрия Семина про Объединенный чемпионат

В чьих руках на самом деле судьба Объединенного чемпионата?

ОЧ, умелые ручки. Как заполнить стадионы новорожденной лиги

Нужен ли вам Объединенный чемпионат?

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы