android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

Евгений Устюгов: «Внутри команды секретов нет»

Один из лидеров биатлонной сборной России Евгений Устюгов дал эксклюзивное интервью Sports.ru в Эстерсунде – об ответственности и «командировочной» работе, волнении и приятном мандраже, рыхлом и мокром снеге, интернете и книгах, долгожданной весне, а также о том, почему мужчина должен быть жестким.

Евгений Устюгов: «Внутри команды секретов нет»
Евгений Устюгов: «Внутри команды секретов нет»

***

- Жень, ты недавно женился, а сейчас постоянно в разъездах – один этап, другой, третий. Как общаетесь с супругой?

– По скайпу – почти как все. Конечно, сильно скучаем друг по другу – мы шесть лет до свадьбы встречались. Большой срок. Но Саша (бывшая биатлонистка Бондарева. – Прим. Sports.ru) все понимает – такая работа «командировочная»; кроме тренировок, сборов и ружей ничего не видишь.

- Жена сразу поздравила с фееричным эстафетным этапом?

– Да. Тоже, наверное, как я, не ожидала, что все так удачно сложится. Я вообще люблю бегать утром, а не вечером. Организм бодрый, не нужно мучительно долго ждать старта. Если честно, я вообще не люблю ждать – не то что перегораю, просто устаю. Не знаю, чем заняться – вроде позавтракаю, пообедаю, побегаю, телевизор посмотрю, а все равно не то. Ну и это аксиома: на первой тренировке делаешь больше, чем на второй. Так и в гонках. Лучше бежать утром на свежую голову.

«Было ощущение, что это моя эстафета. Не знаю, как передать… Я перед этапом подошел к Шипулину и говорю: «Антоха, у меня начался мандраж. Значит, все будет в порядке»

- Когда принимал эстафету у Ивана Черезова, думал, что обгонишь всех – норвежцев, немцев, австрийцев…

– Знаешь, было ощущение, что это моя эстафета. Не знаю, как передать… Я перед этапом подошел к Шипулину и говорю: «Антоха, у меня начался мандраж. Значит, все будет в порядке». Он улыбнулся…

- То есть, чтобы выигрывать, тебе нужен стресс?

– Мне лучше волноваться, все мысли держать в тонусе. Если нет мандража – гонка точно не задастся. Это я уже не один раз на себе проверял.

- Со стороны показалось, что свой этап ты пролетел на каком-то неземном кураже. Будь рядом Бьорндален или Свенсен, то это ничего бы не изменило…

– Не ожидал, что здорово отстреляю. Особенно стойку – я ее не люблю. О лежке вообще не задумываюсь, а стойка… Страх перед ней, что ли.

- Что Гербулов говорит?

– А у него есть любимая фраза: «У сильных даже габариты проходят». У меня вот в Эстерсунде два габарита не прошли – фортуна посмеялась.

- Забавно, что в эстафете ты как раз использовал дополнительный патрон на лежке.

– Да, это меня удивило. Стрелял не в своем пульсе – неправильно подошел к стадиону. Передо мной ехал Бирнбахер, надо было его обгонять и не ждать. А вот на стойке все сошлось: когда получилось, подумал – надо рвать, создавать задел для партнеров. И побежал.

«Стрелял не в своем пульсе – неправильно подошел к стадиону. Передо мной ехал Бирнбахер, надо было его обгонять и не ждать»

- Трасса была как будто специально для тебя, юркого бегунка, – после дождя размокшая…

– Да вроде обычная трасса. Жесткая, прибитая. Мне гораздо удобнее бежать по свежему, рыхлому снегу.

- Ты дебютировал в сборной в январе – на этапе в Оберхофе. И тебя почти сразу поставили на первый эстафетный этап. Страшно не было?

– Еще как было! Ваня Черезов не мог бежать из-за повышенного уровня гемоглобина в крови, и первый этап «приписали» мне. Волновался жутко. Тем более это Оберхоф – более шумных болельщиков я нигде не встречал. Даже тренеров не слышно.

- Согласись, в прошлом сезоне от тебя не так много ждали: попал в команду – отлично, закрепился, забрался в восьмерку – замечательно. Сейчас ты один из лидеров, и требования, наверняка, другие.

– Да, ты прав. И самое главное – я это понимаю и ощущаю. Полгода назад многое прощалось, сейчас ответственность. Она не то чтобы давит, но уже не расслабишься: нужно постоянно доказывать, подтверждать свои результаты. Это мобилизует и заставляет еще больше работать.

- Было интересно наблюдать, как тебя после этапа – уже в финишном створе – схватили за руку представители WADA и увели на допинг-контроль.

– Обычное дело. Они еще пришли в номер с утра. За час до пристрелки увезли на анализ крови. Обещали после финиша «пообщаться» – сдержали слово.

- И часто проверяют?

– Ну приходят иногда. Насколько я знаю, есть только одно жесткое ограничение – во внесоревновательные дни их агенты работают с 8 до 9. Такое время указано в моей карточке.

***

- Какие эмоции остались после почти выигранной эстафеты?

– С одной стороны, есть удовлетворение от своего бега и стрельбы. С другой, не получилось у команды. Но это спорт – нельзя ничего заранее предугадать.

«Макс переживал. Очень сильно. Как капитан он всех похвалил. Мы его тоже подбодрили: «Все нормально, с кем не бывает»

- Я шел с Чудовым после гонки из микст-зоны до вакс-кабины – на нем лица не было…

– Макс переживал. Очень сильно. Как капитан он всех похвалил. Мы его тоже подбодрили: «Все нормально, с кем не бывает». Понятно, что лезть в душу смысла нет. По себе сужу – случиться может всякое. Я на чемпионате мира тоже привез штрафной круг, и эстафету мы проиграли.

- Еще декабрь, а значит – можно прибавить. В каких компонентах, на твой взгляд, нужно поработать нашей команде?

– Прибавить мы точно должны. Я бы сказал, обязаны – в стрельбе в первую очередь. Так тренировочные планы строились – мы сейчас под нагрузкой: все по-разному с ней справляются.

- Тебе лично какие гонки нравятся?

– Все. Ближе, наверное, пасьют – массовость, надо терпеть. Еще масс-старт интересен, но вот в прошлом году я его ни разу не бежал. А вообще – чем больше стартов, тем лучше – проще нащупать свою форму, обрести оптимальный пульс, ритм, найти баланс между стрельбой и ходом.

- У нас дружная команда?

– Да. Нет разделения на опытных и молодежь. Все стараются так или иначе друг другу помочь. Мы вот живем в одном номере с Черезовым, еще дружу с Шипулиным и Маковеевым. Внутри команды секретов нет.

- Что изменилось с приходом новой команды СБР?

– Порядка стало больше. Каждый отвечает за свой участок работы. Ничего не мешает, ничего не смущает. Вот, например, тим-менеджер Оксана Сироткина помогает во всем – открытый, ненавязчивый человек. В любой момент можно что-то попросить – она всегда рядом, прекрасно к себе располагает.

- Насколько я знаю, всех парней Оксана называет ласково...

– В основном по именам зовет (смеется). Уменьшительно-ласкательно – Женечка, Ванечка, Тоша.

***

- Как проводите свободное время? Наверное, в интернете…

– Нет, не угадал. Долго за компьютером не сижу – глаза устают, а нам, биатлонистам, еще стрелять надо. Читать люблю – сейчас роман Акунина заканчиваю. Люблю исторические книги. Мужчина должен быть жестким – вот что история доказывает.

«Пойми, иногда случайные люди выигрывают, а кто-то ждет своей очереди несколько лет»

- Ты жесткий?

– Стараюсь им быть. Иногда получается.

- Спрошу прямо: на подиум уже хочется?

– Очень мечтаю. Если суждено – буду, если нет… Пойми, иногда случайные люди выигрывают, а кто-то ждет своей очереди несколько лет.

– В биатлоне, кажется, есть декабрь-январь и главный турнир – чемпионат мира или Олимпиада. Все что в марте уже мало кого интересует…

– Каждый ждет свою весну. Скучаем по семьям, по родному городу, по его знакомой архитектуре. После февраля уже подсознательно думаешь о том, чтобы сезон быстрее завершился. Сейчас наоборот – еще не набегались.

– Об Олимпиаде часто думаешь?

– Конечно. В Уистлере были в феврале. Скоростная трасса, нет подъемов тягучих, природа красивая.

– Скоростная трасса – она для норвежцев. У них в команде вон какие лоси…

– Да, научить бы их всех стрелять – могут две команды поставить – Хафсос, Андресен, Бергер. С такими на лыжне сложно бороться. Но мы боремся. И будем бороться. Все реально.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы